Кумыкский мир

Культура, история, современность

Дагестанский ученый об этноязыковых процессах

В одном из номеров Вестника Института истории, археологии и этнографии (ИАЭ) ДНЦ РАН за 2006 г., опубликована научная статья, посвященная этноязыковым процессам в Центральном приморском и Северном Дагестане. Ее автор – хорошо известный в республике и за ее пределами дагестанский ученый М.М. Магомедханов.

В данной статье рассмотрены и этноязыковые процессы у кумыков, которые, по мнению ученого, развивались в ином, чем у народов Южного Дагестана направлении. К примеру, лезгины освоили письменность на тюркском (азербайджанском) языке, тогда как у кумыков сложилась традиция письменности и художественной культуры на своем кумыкском языке. Среди факторов, способствовавших сохранению такой культурно-языковой ориентации, М.Магомедханов отмечает высокий статус кумыкских политических образований не только в Дагестане, но и за его пределами. Напомним в этой связи, что такие мощные державы, как Россия, Персия. Турция, вплоть до Гюлистанского договора 1813 г. рассматривали кумыкские владения в качестве единого субъекта внешнеполитических отношений и поддерживали с шамхалом Тарковским прямые договорные отношения.

Кроме того, как принято в нашей науке, во второй половине XIX в. кумыки «представляли собой относительно высококонсолидированный народ с развитыми этническими признаками: распространением единого эндоэтнонима. единого языка, наличием единого культурного ядра, регулярностью торгово-экономических и культурных взаимосвязей и т.п.». (Ибрагимов М.-Р. А., Аджиев A.M.).

Важным фактором упрочения этноязыкового самосознания кумыков явилось то, что они на протяжении столетий находились в едином с народами Нагорного Дагестана культурно-языковом пространстве. При этом ученый имеет в виду не только обстоятельно освещенную в востоковедческих работах общность арабоязычной религиозно-культурной традиции, но и роль кумыкского языка как языка межэтнического общения. "Начиная примерно с хазарского времени по первую треть XX в. тюркский язык предков кумыков, а затем и сам кумыкский язык, - пишут М.-Р. А. Ибрагимов и A.M. Аджиев, – служили языком межэтнического общения на Северо-Восточном Кавказе. Кумыкский язык, окончательно сложившийся в домонгольскую эпоху, - отмечают они,- был официальным языком переписки народов Кавказа с русскими царями, представителями русской администрации, изучался в гимназиях и училищах Владикавказа, Ставрополя, Моздока, Кизляра, Темир-Хан-Шуры и др., в 1917-1918 гг. на национальных съездах народов Северного Кавказа кумыкский язык был принят в качестве официального языка» (Ибрагимов М.-Р. А., Аджиев A.M). К сказанному от себя добавлю и весьма интересное сообщение Известий Комитета Бакинских мусульманских общественных организаций (КБМОО) в котором дается характеристика этноязыковой ситуации в Дагестане: «…что касается народа, массы, то среди них получил право гражданства в качестве международного языка тюркский язык. Последний среди них настолько вкореняется, что дагестанские мусульмане тюркский язык начинают считать за свой национальный язык, отводя своему родному языку второстепенное значение. В настоящее время на склонах высоких дагестанских гор не найдется ни одного дагестанца, который бы не был способен к выражению своих мыслей на тюркском языке» (1917. 4 мая).

Говоря о распространении кумыкского языка в Дагестане, автор статьи ссылается на ученого-лингвиста Н.С. Джидалаева , который отмечает, что « десятки аварских (салатавских и др.), даргинских (кайтагских, кадарских и др.), татских (в регионе Кайтага и Хасавюрта), чеченских (в том числе ауховских), русских (в том числе казачьих) селений находились в непосредственном соседстве с кумыкскими населенными пунктами или в окружении последних... население горной части Дагестана - аварцы (в том числе и многие из народностей андийской группы), арчинцы, даргинцы, лакцы имели традиционные торгово-экономические и военно-политические связи с кумыкской плоскостью». В среде названных выше народов, -пишет он, - а также андийцев, ахвахцев, багвалинцев, ботлихцев, ингушей в каждом поколении находилась «прослойка» людей, которые в той или ной степени владели кумыкским языком, а «при необходимости могли использовать кумыкский язык и для общения между собой». Тот факт, что в аварском, даргинском и лакском языках (т.е. в каждом из них) сохранились «более пятисот кумыкских слов, терминов, а также синтаксические кальки и др.» Н.С.Джидалаев объясняет существованием «продолжительного частичного аварско-( даргинско-, лакско, -) кумыкского двуязычия»

Как правильно утверждает М.Магомедханов, народы Нагорного Дагестана не были и не могли быть в изоляции от культурной жизни кумыков. Достаточно сказать, что биографии многих известных в Дагестане и за его пределами ученых-алимов связаны с такими центрами духовной жизни и просвещения кумыков, как Аксай, Эндирей, Костек, Тарки, Казанище, Эрпели, Доргели и др. Редко какой алим в дореволюционном Дагестане не знал кумыкского языка и кумыкской грамоты. Примечателен в этой связи и тот факт, что в первые годы советской власти все члены Союза писателей Дагестана знали кумыкский язык. Говорили на нем не только с кумыками. Так, например, Эфенди Капиев работал учителем в с. Аксай и хорошо освоил кумыкский язык, что позволяло ему свободно общаться с Сулейманом Стальским. Абуталиб Гафуров знал аварский, а Гамзат Цадаса в молодые годы был муталимом в Чечне и научился чеченскому языку. Но тот и другой в обществе Тагира Хрюгского или Алиява Кази говорили по-кумыкски.

М.Магомедханов приводит и другие примеры. В г. Буйнакске, например, коренные буйнакцы разных национальной вплоть до 70-х гг. XX в. общались в быту преимущественно на кумыкском языке, на нем велась торговля. Небезынтересно и неслучайно то, что в начале 30-х гг. XX в. труппу располагавшегося тогда в г. Буйнакске кумыкского театра составляли «8 кумыков, 4 аварца, 2 лака, 1 балкарец, 1 крымка (крымская татарка. - Авт.), 1 гречанка. 1 даргинец, 1 казанский татарин и 1 армянка...». Как писал грек Антон Сегеди, один из организаторов кумыкского, аварского и даргинского национальных театров и один из первых в Дагестане театроведов, «все они хорошо знали кумыкский язык, но все же акцентировка давала себя чувствовать».

Среди объективных оснований, стимулировавших развитие этноязыкового самосознания кумыков, ученый указывает и на исторически сложившуюся торгово-экономическую ориентацию населения Нагорного Дагестана на кумыкскую равнину, на освоение кумыкского языка. Традиция эта в трансформированном виде, считает он, сохраняется и в наши дни. Показательно в этой связи то, что и поныне аварцы, даргинцы, лакцы, чрезвычайно активно вовлеченные в торгово-экономическую и предпринимательскую сферы на севере республики, почти не проявляют интереса к экономической деятельности в южном Дагестане. В качестве еще одного фактора функционального развития кумыкского языка на протяжении последних трех столетий ученый рассматривает синхронное с другими народами Дагестана формирование литературной традиции на родных языках. Примечательно, что кумыки в лице таких просветителей, как Абусуфьян Акаев и др., настаивали на том, чтобы языком обучения кумыкских детей в школах был именно кумыкский язык, а не турецкий, крымско-татарский или азербайджанский язык.

С конца XIX в. в культурной жизни кумыков, как и других народов Дагестана, отмечает М. Магомедханов, происходили изменения, которые можно охарактеризовать как трансформацию арабо-мусульманской культурной традиции, становление светской системы образования и науки, профессионализацию художественной культуры, прежде всего языковых ее форм.

Говоря о специфике этноязыковых процессов у чеченцев, представленных в Дагестане собственно чеченцами и их этнической группой - аккинцами, ученый указывает, что она связана с историей их расселения в непосредственной близости с северными кумыками и салатавскими аварцами, язык которых, особенно кумыкский, оказал, по мнению исследователей, сильное влияние на язык аккинский, диалект чеченского языка. Он также отмечает , что кумыкский язык использовался ими в качестве языка межэтнического общения.

Это отмечает и сами чеченские ученые. «В лексике аккинского диалекта, - пишет И.Ю. Алироев, - наблюдается большой слой восточной, тюркской, арабской, персидской заимствованной лексики, пришедшей сюда из языков Дагестана. Аккинский диалект, оказавшись в окружении такого влиятельного языка, как кумыкский, который вплоть до Октябрьской социалистической революции являлся межнациональным языком, стал испытывать сильное его влияние. Поэтому в аккинском диалекте просматривается большой слой восточной лексики, отсутствующей в чеченском литературном языке» (Алироев И.Ю.История и культура чеченцев и ингушей. Грозный. 1994).

В статье освещаются этноязыковые процессы и у других народов рассматриваемого региона и, в частности рассматривается роль русского языка. Она в целом представляет интерес не только для специалистов, но и для широкого круга читателей, интересующихся этноязыковыми процессами в Дагестане и на Северном Кавказе.

А.Алиев

Размещено: 28.08.2007 | Просмотров: 2524 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.