Кумыкский мир

Культура, история, современность

"Рабыня не воспитает воина"

 "Рабыня не воспитает воина"


   Нет у меня никакого намерения ущемить, упрекнуть и унизить ни одну из женщин ни одного народа в мире, а есть желание понять современный статус кавказской женщины. Сознаю, что для этого нужны многоаспектные исследования, что не в моих силах. И поэтому я решил, что лучше всего обратиться к знакомой и уважаемой мной Марьям Вахидовой. Она родилась в Казахстане в депортированной семье и после возвращения в 1990-годы 13 лет прожила в Москве, сейчас живёт в Чечне. Она известная и авторитетная личность не только у себя на родине.


– Здравствуйте, Марьям! Очень рад очередной встрече с вами. На этот раз мои вопросы не о работе. Попробуем поговорить о женщинах Кавказа. Б­езусловно, наши женщины тоже бывают разными, но поговорим о типичном образе женщин Кавказа сегодня. Легко ли сегодня женщине Кавказа? Каковы, на ваш взгляд, трудности, радости, опасности, проблемы на её пути?


– Это называется «объять необъятное»! Конечно, женщины на Кавказе разные: в первую очередь по вероисповеданию, по обычаям своих народов, культуре и т.д. Но есть то, что нас всех объединяет, – это отношение к мужчине. Все остальное, как ни странно это прозвучит, зависит от этих отношений: любовь к родному краю, к детям, к семье, все привязанности… Кавказские женщины в основе своей не нацелены на «дальние страны», свою судьбу они стараются разглядеть, найти в своем селе, в своем городе. Если кто-то из кавказских женщин (чаще христианка) вступает в брак в России или в Европе с человеком не своей национальности, то только потому, что мужчина, который был рядом, отравил ей все то, что было ей дорого. Если мужчина надежен, женщина уже счастлива, потому что все остальное она сделает сама. Сегодня наши мужчины сильно изменились и, к сожалению, не в лучшую сторону, поэтому мы стали свидетелями не наметившейся, а сложившейся и очень опасной для наших народов тенденции, когда женщины в знак протеста позволяют себе отступать от вековых традиций.


– Вы предвосхитили мой вопрос. Считается, что кавказская женщина бесправна всегда и во всем. Так ли это? Не на ней ли вся ответственность за быт, благополучие и комфорт в семье? Разве жена-мать не пользуется абсолютным авторитетом, почтением и уважением в кавказской семье?


– Дальше я хотела бы говорить только о чеченках, потому что не считаю себя вправе обобщать. Насчет «бесправности». Я как-то уже приводила в прессе этот пример, но повторюсь. Меня пригласили в один институт (это было в Москве) на круглый стол, где должен был обсуждаться мой доклад по Л.Н. Толстому. Пока в зале собирались ученые, ко мне подошла журналистка и спросила: «Вы выбрали роман «Анна Каренина», потому что Анна была свободной женщиной?». «Кто Вам сказал, что Анна была свободной?» – удивилась я, – да у любой чеченки столько свободы, сколько Анне не снилось!».


Журналистка не ожидала такого ответа и не смогла продолжить разговор. Интервью тут же свернулось, вопросов к свободной чеченке у нее не было! Ей не пришло в голову заранее смоделировать ситуацию, если ответ будет неожиданным для нее. А почему? Потому что сработал штамп, навязываемый в обществе. Но даже в XIX веке о чеченках писали, что они самые свободные женщины на Кавказе! Только свободная женщина может вырастить свободных, гордых, честолюбивых (от слова честь) мужчин-воинов! Хотите покорить народ? Покорите женщину. Рабыня не воспитает воина! Сегодня, когда наши мужчины делают вид, что стали набожнее своих отцов и дедов, женщины стали делать вид, что уважают и принимают их образ жизни – зачем им тогда выходить замуж только за чеченца, когда наш пророк (мир ему и благословение!) был из арабов? Они стали предпочитать арабских мужчин! Турки – мусульмане? Почему бы не выйти замуж за турка? То, что раньше было исключительным случаем, сегодня становится почти нормой. Мужчины наши кинулись в многоженство! «Пожалуйста, – говорят женщины, – мы примем и эту моду!» Почему бы и нет, когда не нужно нести ответственность «за быт, благополучие и комфорт в семье», куда вторая и третья жена не войдут хозяйками! Это территория первой жены! Это ей достаются вместе со всеми заботами почет и уважение свекра, свекрови и других родственников мужа, а всем последующим жёнам – свобода от забот, но и от всего остального тоже…


В чеченском обществе имя берегли как зеницу ока! Есть надежда, что мода на многоженство пройдет. У нас всегда с возрастом женщина занимала в доме почетное место. Старику отводилось самое теплое, уютное помещение в доме, чтобы ему никто не мешал. Его, оберегая, не посвящали в бытовые проблемы, но он всегда должен был быть готовым решать вопросы, возникающие в селе. Теперь уже он не предпринимал ни одного шага, не посоветовавшись со своей единственной женой, отдавая должное ее мудрости, которой удалось сохранить все семейные ценности, несмотря на то, что он еще вчера был заложником своих страстей. «Глупый человек, разбогатев, заводит вторую жену»; «имеющий двух жен не нуждается в собаке», – говорили наши предки, что закрепилось в языке народными поговорками, в которых однозначно негативное отношение к многоженству.


– У нас тоже есть поговорка о многоженстве, в переводе на русский язык она звучит так: «Муж двух жён сам превращается в женщину, так как вынужден ежедневно участвовать в их спорах».


– Есть в этом еще одна ущербная сторона для мужчины – отца семейства. К какой бы жене он не пришел (они ведь, как правило, живут не под одной крышей), он везде – гость, а не хозяин… В чеченском языке мужа называют «хIусам да» (буквально: жилища отец, т.е. хозяин дома), а жену – «хlусам нана» (жилища мама, т.е. хозяйка дома). При многоженстве этот статус остается только за первой женой, а остальные находятся в статусе: «Бетарсолти шолгlа зуда» (вторая жена Бетарсолта), третья и т.д. «Хlусам» выпадает из этих отношений, что всегда было и остается основой, фундаментом семьи.


– Может ли чеченка возражать мужчине? При каких условиях жена может уйти от мужа? Великая Тамара Синявская рассказывала о той красной границе, которую преступить она себе не позволяла никогда при жизни с гениальным Муслимом Магомаевым. Немало кавказских мужчин счастливы в семье с русскими женами. Что нужно знать молодым при создании интернациональной семьи?


– Чеченка может и должна возражать мужу, если считает, что муж готов, не задумываясь о последствиях, принять неверное решение. Женщина больше думает как раз о последствиях. (Вы, наверное, тоже не раз сталкивались с тем, как мама или жена советуют не делать того-то, потому что это вот так закончится. Но мужчина поступает вопреки и ворчит потом: «Это ты накаркала!», или удивляется: «Откуда ты знала, что так все произойдет?») Но в женщине, как уверяют нас мужчины, много чего намешано… Поэтому она не будет это делать грубо, категорично, а сделает так, чтобы ее мудрый совет муж принял, считая это своим единственно верным решением. Вы вспомнили Тамару Синявскую и Муслима Магомаева. Синявская априори знала, что кавказские мужчины отличаются от понятных ей русских мужчин. Кавказец менее понятен, но растиражирован в обществе как горячий, дерзкий, хватающийся за кинжал ревнивец, поэтому в каких-то вопросах лучше держаться определенной дистанции. Что и делают русские жены кавказцев. Мне довелось познакомиться с одной такой женщиной, которая состарилась в браке с чеченцем. Оказывается, она за долгую их совместную жизнь НИКОГДА не садилась с мужем за один стол. «У чеченцев это не принято», – говорила она нам, чеченкам. И ничто не могло ее переубедить в обратном!


Что касается межнациональных браков… Одна москвичка, моя коллега, рассказала мне, как она впервые приехала с мужем в гости к своим друзьям в Чечню. Рано утром мужчины сидели во дворе, когда она вышла развесить выстиранные ею вещи. Дотянуться до веревки она не смогла и позвала на помощь мужа. Пока они вместе развешивали их нижнее белье, со двора незаметно для гостей ушли хозяева – их друг и его старый отец. Дождавшись, когда гостья осталась одна, старик спросил ее, любит ли она своего мужа? «Конечно, люблю!» – сказала женщина. «Зачем ты его тогда унижаешь?» – услышала она в ответ. Семейная жизнь как раз и состоит из таких мелочей, и то, что для одного народа пустяк, то для другого – оскорбление его мужского, человеческого достоинства. Супруги в данном случае были русскими. И других отношений между ними не могло быть. Я за то, чтобы Иван жил с Марьей, Абаз – с Курбикой, а Жетписбай – с Карлыгаш! Тогда никто не попадет в неловкую ситуацию, подстерегающую их в быту на каждом шагу.


– Плач женщины на Кавказе – редкость, если это не касается смерти, болезни или несчастья близких и родных. Невзгоды, трудности и лишения в жизни наши женщины переносят без жалоб и стенаний. Что может довести чеченку до слёз?


– У чеченцев никогда не было плакальщиц на похоронах. У нас в траурные дни (время тезета) мужчины и женщины собираются в разных дворах, чтобы женщины не могли нарушить тишину, которая одна должна царить в момент перехода человека в иной мир. Старики тихими голосами говорят о жизни и смерти, все проникаются их мудрыми словами, вспоминают ранее ушедших. Можно ли рыданием отвлекать на себя внимание? Я знала очень стойких женщин, которые пережили своих детей. Рядом с ними так возвышаешься душой! «Умереть так, как умер Базаров, все равно, что совершить подвиг», – заостряли наше внимание в советской школе на уроках литературы во время обсуждения романа «Отцы и дети». Умереть так, как умерла Бану Гайтукаева, наша удивительная поэтесса, вот это был подвиг! Ей было 32 года, никогда не была замужем. Умерла она в больнице. Когда медсестра зашла к ней ее уколоть, она остановила ее руку со словами: «Не вливай в меня эту отраву, я должна предстать перед Аллахом». Глядя на молодого человека, журналиста с радио, готового разрыдаться, она, улыбнувшись, сказала: «Стоглар ма валалахь со дIа ялча» (Не теряй мужского самообладания, когда меня не станет). Тезет был в Валерике, ее дом узнавали по нескончаемой веренице людей, направляющихся в одну сторону. Это было траурное шествие мужчин! (Вот вам пример отношения к женщине на Кавказе!) А на женской половине, улыбаясь каждому пришедшему выразить ей свое соболезнование, стойко стояла ее мама… Вот это поведение настоящей чеченки, а все остальное привнесено извне…


Как журналистке, мне доводилось встречаться с женщинами-долгожителями, самой младшей из которых было сто лет. Но встреча с одной из них обожгла мне сердце. Жила она в селе Курчалой. Когда я пришла к ней домой, она стояла на молитве. Я не могла поверить, что этой маленькой хрупкой женщине, которая легко совершает все действия, обязательные во время намаза, сто шестнадцать лет! Но более поразили меня ее слова. На мой вопрос: «Какое время она могла бы назвать самым счастливым в своей жизни?» – она ответила, не задумываясь: «Хаза хан суна га а ца гина!» (Красивое время я вообще не видела!) Вот здесь, услышав такое, и разрыдаться бы мужчинам-политикам, катком прошедшим по ее судьбе! Но она не жаловалась, она просто констатировала.


– Нередко читал об обычае на Кавказе разнимать дерущихся насмерть мужчин, если женщина бросает свой платок между ними. Ни разу не видел и не слышал о таком факте. Это скорее мифология, нежели религиозность?  


– К религиозности это не имеет отношения. Это кавказский обычай. Не каждая женщина имеет право сорвать с головы платок и бросить его между мужчинами, доведенными до крайней степени ярости. Она должна быть уважаемой, безупречной во всех отношениях женщиной, и здесь неважно, молодая она или старая.


Конечно, это не миф. Случай такой был даже на нашей памяти… Во время начала карабахских событий, одна азербайджанка сорвала с головы белый платок и остановила противостояние враждебно настроенных мужчин. Об этом много писали в центральных газетах, была даже фотография. Кажется, ее звали Зейнаб.


В кавказскую войну немало было случаев, когда девушки и женщины вдохновляли мужчин в бою. Царской армии ведь тогда противостояли жители сёл, а не специально обученная для этого армия. Когда мужчины в неравном бою терпели поражение, всегда находилась одна из девушек, которая поднимала дух мужчин, она била в барабан и кружилась в лезгинке на самой высокой крыше села. Как правило, это была крыша мечети. А другие девушки и женщины, оставшись без защитников, сами хватались за кинжалы. Так было, когда, не пощадив даже детей, уничтожили село Дади-Юрт. Девушку звали Айбика. Одни каратели скинули ее с крыши, а другие – приняли на штыки. Сорок девушек, которых захватили в плен и хотели перевезти в лодках на другой берег Терека, предпочли утонуть, бросившись на офицеров и забрав их с собой на дно реки. И это тоже не миф. Трех мальчиков из этого села вывезли в Россию. Один из них стал знаменитым художником, академиком живописи Петром Захаровым, другой – Айбулат Розен был чиновником и поэтом, стихи которого печатались в пушкинском журнале «Современник», а третий – Бота Шамурзаев, – офицером царской армии и известным наибом Шамиля. Он был знаком с М. Лермонтовым и Л. Толстым. Представляете, какой генофонд уничтожался веками! И этот генофонд выковался благодаря великим предкам, которые держались за свои обычаи, а не преклонялись перед чужими, как это происходит сегодня!


Не могу не вспомнить и девушек, которые в январе 1996 года сознательно первыми ступили на минное поле, чтобы сохранить жизнь мужчинам, пробивающимся из окружения, считая, что на войне каждый мужчина на вес золота! А скольким безоружным молодым людям и зрелым мужчинам спасли жизнь девушки и женщины, отбивая их во время «зачисток» в селах и городах! Офицеры признавались, что были во многих горячих точках, но таких женщин, как в Чечне, им видеть не доводилось!


– В Дагестане уже тысячи социальных сирот, когда отец-преступник в тюрьме, а мать, не имея материальных и жилищных возможностей для воспитания детей, сдает их в дома сирот. Имеются и круглые сироты без отца и матери. Есть брошенные дети в роддоме, которые потом попадают в Республиканский дом ребенка. В связи с этой тревожной ситуацией я со своими друзьями учредил общественную организацию «Дагестан без сирот». Какова ситуация с сиротами в Чечне? Правда ли, что даже руководители республики усыновляют сирот?»


– Это не секрет. То, что глава республики не просто усыновил русского подростка, но активно занимался его воспитанием и образованием, знают все. И то, что вы делаете с друзьями, это, конечно же, святое дело. Низкий вам поклон! Я бы не сравнивала многонациональный Дагестан и мононациональную Чечню. У вас гораздо сложнее: малочисленные народности обречены на браки (союзы) между собой, чтобы выжить, сохраниться, иначе их ждет вырождение. За короткое время, что мне довелось провести в махачкалинской больнице, я стала свидетелем (только в своей палате), как много народностей в Дагестане, о которых я впервые услышала! Каждая из этих женщин говорила по телефону со своими детьми и внуками (!) на своем языке: даргинка, аварка, лачка, рутулка, кумычка, цахурка, лезгинка… (Я наслаждалась этим богатством языков!)


Но чем малочисленнее народность, тем больше опасностей ее подстерегают, поскольку ими допускаются браки уже между двоюродными братом и сестрой, а это инцест и прямая дорога к тяжелым заболеваниям… Что тоже мне довелось увидеть в эти же дни.


Когда готов принять свободные отношения, думать только о чувствах, о страсти, которую часто называют любовью, то нужно быть готовым и к последствиям. Ребенок окажется брошенным потому, что он не становится плодом их любви, а скорее свидетельством их падения, позора. И это он и она хорошо понимают! (мы ведь живем в обществе), поэтому дети и растут вне семьи: позор ведь не обнажают, а скрывают.


У чеченцев позор за свободные отношения ложится не на женщину, а на мужчину! Это он позволил себе забыть, что он къонах (рыцарь), поэтому, когда тайное становится явным, его обязывают на ней жениться. Я знаю и такие случаи. Их можно по пальцам перечесть, что говорит больше об исключении из правил. Врезались мне в память слова православного священника, который сказал в одной из телепередач: «Вы думаете Апокалипсис – это когда землетрясение, потоп и т.д.? Нет. Апокалипсис наступит, когда женщина стыд потеряет». Это очень правильно сказано! В русских деревнях сегодня молодые матери гуляют по улицам в купальнике, чтобы успеть за выходные дни загореть. И никто из деревенских стариков уже не плюет ей вслед, ибо всё это становится нормой. Но когда братья Мурад и Магомед из Дагестана попали в Псковскую область в 2012 году раньше меня на две недели (мы там воздвигали памятник герою Российской империи, генерал-майору А.Н. Чеченскому), то они каждый день звонили, чтобы узнать, когда я приеду, а то у них «на руках намаз не держится», – женщины ходят голыми! То, что для молодых дагестанцев было дикостью, на псковской земле было привычным, вполне допустимым. Завтра, если мы позволим себе изменить своим предкам, этот стыд придет и в наш дом. И любовь ничто и никого не оправдает.


– Получается, что любовь не может быть наднациональной и надрелигиозной?


– Наднациональной может быть, но надрелигиозной - никогда!


Как говорит моя младшая дочь и моя тезка: «Это уже философия. Звучит красиво, но к реальности отношения не имеет».


– В Дагестане женщины назначены министрами и даже заместителями Председателя Правительства. В Азербайджане вице-президент – женщина. В Грузии президент – женщина. Можно ли представить когда-либо женщин во главе Чечни или Дагестана? И почему же нет женщин в парламентах Чечни и Дагестана? Почему женщин Кавказа не допускают к дипломатической службе России? Почему женщин Кавказа не приглашают на федеральные должности России?


– Один молодой чеченец, присутствовавший на нашей встрече с Миясат Муслимовой, признался мне, восхищенный ее деловыми качествами: «Это же готовый президент Дагестана!». И я с ним абсолютно согласна в том плане, что такие женщины, в которых есть деловой потенциал, должны быть востребованы на всех уровнях власти. В 90-е годы в Чечне генеральным прокурором была женщина – Эльза Щерипова. Но ее предпочли мужчинам не по половому признаку: оценили ее мужество, умение отстаивать букву закона и ее оперативность в принятии решения в те годы. Это время распада великой страны СССР и революционных перемен в Чечне. Я была тогда правой рукой первого лица в государстве – Д. Дудаева, а всю вертикаль власти нужно было создавать с нуля. Это было время, когда обнаружился дефицит национальных кадров, т.к. многие профессии для чеченцев в Грозном были запретными. Не поверите, но когда русские женщины покинули свои рабочие места и выехали вместе со своими партийными и хозяйственными руководителями в Москву, среди чеченок нельзя было найти ни одну секретаршу или работницу госсвязи (тогда были еще коммутаторы)! Оказывается, Москва не допускала национальные кадры до информации, которая сосредотачивалась в кабинетах власти. Сейчас, конечно, ситуация другая.


Но я не сторонница того, чтобы женщины посвящали себя государственной службе, шли в политику. Такие женщины становятся жестче, категоричнее и, в отличие от мужчин, идут до конца! А политика – это сплошные компромиссы, граничащие с бесхребетностью… Я не имею в виду тех женщин, которые случайно попали однажды во власть и не найдут никак дверь, в которую нужно выйти, чтобы вернуться в семью.


Но можете не сомневаться, что за каждым успешным руководителем стоит умная, деловая, мужественная, способная принимать решение и брать на себя ответственность женщина. Это закон!


– Есть ли у Вас трудные вопросы к самой себе?


– Скорее, размышления... Но не хочу их озвучивать, они очень тяжелые…


– Ваши пожелания девушкам и юношам на пороге их взрослой жизни?


– В этом возрасте все пытаются вырваться в Большую Жизнь, которая обязательно находится где-то там, далеко от дома! Юноши и девушки рвутся ТУДА, уверенные, что счастье их ждет только ТАМ! Советы мам и бабушек кажутся пустым сотрясанием воздуха людей, которые не понимают вас, таких умных и образованных! Но потом проходит время, приходит разочарование, приезжаете вы в родное село и понимаете: вот оно, счастье! Все до боли знакомо! Все родное! Здесь все тебя понимают! Здесь тебя любят и дорожат тобой! Здесь ты хозяин своей судьбы! Здесь ты равный среди равных! Никто не остановит: «Ваши документы! С какой целью приехали? Почему нет регистрации? Проедемте в участок».


Ваша личность здесь не только установлена! Только здесь вы – ЛИЧНОСТЬ! Пусть это осознание придет к вам как можно раньше! Дорожите Кавказом! Чечней! Дагестаном!


– Согласен, что нигде не дышится лучше, чем на родной земле. Это биология, физиология и психология, ибо мы сотканы из воды, воздуха, аромата и духа своей Родины, но расширилась география народов, идёт глобализация и урбанизация, не найти в своем селении, районе и республике желаемого университета, работы по специальности, условий для науки и бизнеса.


– Оставим в покое глобализацию и урбанизацию. Эти проблемы были и в XIX веке! Петр Вяземский считал, что в России первоочередных проблем более чем достаточно, чтобы начать со строительства железной дороги! На Ваш вопрос ваши коллеги - врачи ответили бы, что у кавказских женщин есть одни особенности здоровья, у русских – другие, у якутов – третьи и т.д. Выходит, природа сама дает ответ на вопрос, где наше место под солнцем! Но никто не мешает вам хоть в Америке, хоть в Европе получить высшее образование, престижную профессию… Но на чужой земле вы будете одним из…, а у себя в селе или городе первым! Вспомните героя Кикабидзе из фильма «Мимино». Как он рвался на международные авиалинии! И чем это все закончилось? Счастьем оказаться полезным своим односельчанам-труженикам! Почему бы ради этого не пересесть на вертолет?


– Как же быть тем девушкам, которые окончили престижные университеты, имеют престижную работу, но, к сожалению, не встретили земляка, импонирующего их сердцу? Разве она или её родители должны ходить с просьбой взять её замуж?


– А это уже другая проблема. Вы же не о заносчивости девушек говорите, а о высокой планке, с которой они подходят к молодым людям. Скажу таким девушкам по секрету: больше всего «вечных подростков», которых нужно укрощать и о которых нужно ежедневно заботиться, как раз среди интеллигенции! Как бы ни был образован мужчина – будь он трижды философ с мировым именем или академик, это не делает его хорошим мужем. Выбирать нужно не по диплому, а по надежности, которая исходит от мужчины!


– Почему девушка не имеет право выбрать себе друга жизни иной национальности или иного верования? Разве счастье – не основа короткой человеческой жизни? Разве мусульманка не имеет права быть любимой?


– Если вы спрашиваете у меня, то отвечу однозначно – не имеет! Счастье не бывает продолжительным, это какие-то мгновения в нашей жизни, поэтому запоминаются как счастливые. С мужем иной национальности жена обязательно встанет перед иными проблемами... Женщина решает проблемы, мужчина их избегает. Домашние проблемы избежать невозможно, их придется решать. Ей! Муж и жена иной веры – это головная боль их детей, и чем старше они будут становиться, тем пронзительнее будет эта боль! Если, вступая в брак, он и она об этом не думают, то это будет союз эгоистов.


Не могу не вспомнить в этой связи нашу первую летчицу и парашютистку Лялю Насуханову. Она была мастером спорта СССР по авиационному спорту, бронзовым призёром первых соревнований по самолётному спорту СССР среди женщин (Москва, 1963 год), членом сборной команды СССР по высшему пилотажу. В 1964 году она стала в СССР первой женщиной, которую назначили командиром авиационного звена. Тогда они уже летали на реактивных самолётах-истребителях, на которые пересадила советских летчиц именно Ляля, добившись этого права, как она мне рассказывала, через генерал-майора Алексея Константиновича Пахомова. Но когда нужно было лететь в Италию на чемпионат мира и доказать, что женщины тоже могут управлять тяжелыми самолетами, она встала перед нелегким выбором – стать матерью или не упустить этого шанса для летчиц, которого она так долго добивалась. Она предпочла первое. Четырежды Ляля пыталась поступить в отряд космонавтов, каждый раз проходя все испытания на земле с высокими результатами, и только преследующее ее по жизни клеймо «спецпереселенки» (ей было шесть лет в год депортации народа!) не позволило ей стать первой женщиной-космонавтом. Почему я о ней вспомнила? Она вышла замуж за летчика-инструктора осетина Аслана Битарова, родила сына и дочь, но говорить об этом браке не хотела, хотя очень гордилась детьми, особенно сыном Казбеком, который мог не родиться, если бы тогда в ней не победила женщина-мать. Она смеялась: я стала чемпионкой, но на земле. Бесстрашная, дерзкая, целеустремленная, отвоевавшая для себя Небо Ляля о своем личном счастье говорила тихо, цедя слова сквозь зубы, недоговаривая начатую мысль… Хотя мы сидели с ней вдвоем в ее кабинете в Грозном, когда она уже возглавляла обком профсоюзов Министерства культуры Чечни. Я так и не поняла тогда, была ли она счастлива как женщина?


– Знал молодые семьи, когда девушек уговорили, засватали и выдали за своих сельчан. Недолгим был век этих союзов и сломанной оказывалась жизнь умных, воспитанных, красивых девушек. Понимаю, что нет рецептов на все случаи жизни. И всё же ваши размышления по этому сложному вопросу.


– У дагестанцев все время выбор даже не между двух зол, а более: или думать о сохранении народности и языка и обречь на вырождение каждое следующее поколение, или смешаться с другой народностью и потерять тогда свой язык, или искать счастье за пределами Дагестана и тогда потерять навсегда Родину, родных, близких…(мы ведь говорим о женщинах), отказаться от всего, что включает в себя понятие «дагестанка» и стать просто хорошим человеком и т.д. Вы, наверное, обратили внимание на то, что дети в межнациональных браках наследуют конкретные черты только одной национальности: или мамы, или папы, смотря, чья кровь сильнее. Значит, Природе нужно это деление, генетическое различие! Например, когда мама казашка, а папа – чеченец, дети и внуки наследуют азиатские черты! Ещё не было (а таких браков немало) такого, чтобы было наоборот. Не хочется называть имена известных в России людей, но они себя считают русскими, а Всевышний дал им внешность азиата. Что хочет сказать нам этим Всевышний? Он ведь мог создать один народ, если важно быть просто человеком, но Он населил землю разными племенами, чтобы они изучали друг друга! Вопрос очень сложный, неоднозначный и требует особого разговора.


– Спасибо вам за ответы. Всего доброго в этой сложной жизни, в которой больше проблем, нежели решений, и больше вопросов, нежели ответов.

 

Наша справка

Марьям Адыевна Вахидова

Публицист, журналист и общественно-политический деятель, исследователь творчества М. Ю. Лермонтова, А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого и других. На VI Всемирном научном конгрессе в Санкт-Петербурге 11-12 ноября 2014 года, организованном Международным университетом фундаментального обучения, получила диплом почётного доктора философии Оксфордского университета. Там же награждена медалью Достоевского «За Красоту. Гуманизм. Справедливость» и орденом «Честь и Мужество». В 2017 году получила диплом почетного гранд-доктора в области искусства и культуры. 9 октября 2018 года получила диплом гранд-доктора в области журналистики и литературы, избрана почетным членом Академии художеств Таджикистана.

Автор: Магомед АБДУЛХАБИРОВ, Москва

Размещено: 01.03.2019 | Просмотров: 768 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.