Кумыкский мир

Культура, история, современность

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона о кумыках

(Словарные статьи русского историка Павла Гидулянова)

Об авторе

 

Павел Васильевич Гидулянов (12.09.1874, Пятигорск – 17.10.1937, Алма-Ата) – профессор церковного права Московского университета. Происходил из потомственных дворян; отец был делопроизводителем Дагестанского народного суда. Окончил Ставропольскую классическую гимназию, владел кумыкским языком. В 1898 г. окончил юридический факультет Московского университета; стажировался в университетах Берлина и Мюнхена. В 1900 г. оставлен на два года при Московском университете для приготовления к профессорскому званию по кафедре церковного права. В ноябре 1903 г. стал приват-доцентом. В 1909 г. назначен ординарным профессором университета по кафедре церковного права. В 1911 г. был директором Лазаревского института восточных языков. В 1912 г. стал профессором московского Императорского лицея. С 1913 г. – декан юридического факультета Московского университета. Статский советник (1908). В 1917-1920 гг. – профессор 1-го МГУ, в 1920-1925 гг. – консультант Народного Комиссариата юстиции РСФСР по отделу культов, в 1925-1929 гг. – научный работник Госплана РСФСР. С 1929 г. – персональный пенсионер. С 1932 г. Гидулянов работал в Московском областном архивном управлении. 27 января 1933 г. был арестован по делу о «контрреволюционной националистической фашистской организации («Партия возрождения России»)».  Был приговорен к 10 годам ИТЛ с заменой высылкой на тот же срок в Казахстан. Проживал в Алма-Ате, работал юрисконсультом. 25 сентября, в начале 1937 г., Гидулянов высылался из Алма-Аты в Кустанай «в порядке очистки города от социально чуждых элементов». 20 августа 1937 г. арестован по обвинению в том, что «в 1933 г. организовал и возглавил в Алма-Ате антисоветскую монархическую террористически-повстанческую организацию церковников». Был приговорен к расстрелу. Казнен в тот же день в окрестностях Алма-Аты вместе с епископом Тихоном (Шараповым) и др. обвиняемыми. Реабилитирован в 1958 г.

П. В. Гидулянов живо интересовался историей Дагестана и, в частности, кумыков. В бытность деканом юридического факультета МГУ благоволил  студенту Уллубию Буйнакскому, помогал ему в учёбе, способствовал восстановлению в университете после его исключения в 1910 году.

Будучи сотрудником знаменитого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона1, опубликовал ряд словарных статей, посвященных кумыкам, Дагестану. Ему же принадлежат такие  сочинения, как «Сословно-поземельный вопрос и раятская зависимость в Дагестане». М., 1901. Ч. 1-3; «Сословно-поземельный вопрос и раятская зависимость в Дагестане» («Этнографическое обозрение», 1911) и др.

 

 

Словарные статьи

 

 

Тарковское владение — с VIII в. по 1867 г. составляло в Дагестане особую область, правители которой назывались шамхалами и, кроме того, имели титул владетеля Буйнакского, вали Дагестанского, а некоторое время и хана Дербентского. Древняя история страны, составлявшей Тарковское владение, нам не известна2… В VIII в., как передает дагестанская летопись Мухамеда-Рафи, совпадающая с изустным преданием и отрывочными сведениями «Дербент-намэ», аравийское войско под начальством родственников пророка Магомета вступило в Ширван и здесь стало готовиться к походу на Дагестан3. Избрав своим предводителем некоего Шамхала, арабы заняли побережье Каспийского моря с г. Дербентом, проникли внутрь Дагестана и образовали обширное владение, простиравшееся на весь Дагестан. Обратив жителей в ислам и поселившись в Кумухе (Кумук)4, Шамхал разделил завоеванную землю на уделы и раздал их в управление своим родственникам, которые должны были наблюдать за соблюдением правил религии, творить суд по шариату и собирать налоги. Сообщив эти сведения о начале Тарковского владения, летописи умолкают. В последующее за тем время прибрежная полоса Каспийского моря становится ареною отчаянной борьбы между персами и турками. Дербент переходит из рук в руки. Надвигаются орды монголов; происходит столкновение между Тохтамышем и Тамерланом. Внутри Дагестана кипит внутренняя борьба между началами шариата, принесенного арабами, и адатами – остатками прошлого времени. Горцы, привыкшие к свободе, повиновались плохо; власть правителей Кумуха, принявших титул шамхала, не отличалась силою. Против них составляются союзы; в XIV в. они подвергаются серьезной опасности со стороны соединенных сил хайдаков, хумзаков и турок, последствием чего явилось отпадение наиболее отдаленных земель – Кайтола и Аварии, составивших самостоятельные владения. В самом Кази-Кумухе появляется сильная партия, желающая ниспровержения власти шамхалов. Последние переносят свою столицу сначала в Буйнак, затем в Тарки, откуда наезжают в Кумух только летом. С 1640 г. шамхалы навсегда остаются в Тарках5. С перенесением резиденции с гор на берег Каспийского моря власть шамхалов, и прежде не шедшая далее сбора дани, слабеет все более и более. Начинается упорная борьба с Грузией и кабардинскими князьями и, как последствие ее, частые походы на шамхала (шевкала) русских воевод: Черемисинова – 1559-1560 гг., Хворостинина – 1586 г., Засекина – 1590, Бутурлина – 1604 г.6 Эта борьба и частые внутренние несогласия из-за престолонаследия наносят решительные удары по могуществу шамхалов7. Несмотря на поддержку персидских шахов, в XVI в. от них отделяется Кумыкская область между Тереком и Сулаком и часть земель по правую сторону последнего до Темиргоя, образуя удел Султан-Мута, затем отдельные общества, составляя самостоятельные союзы вроде Даргинского и Койсубулинского обществ, потом Кази-Кумух, избравший себе особого правителя с титулом хохлавчи, и земли по р. Манасу, составившие Мехтулинское ханство; наконец, Баматула, образовавшаяся из селений Большие и Малые Казанищи и 7 соседних деревень. К началу XVIII в. от обширного государства Шамхала осталось лишь небольшое владение, лежавшее узкой полосой вдоль берега Каспийского моря и обнимавшее приблизительно 2500 кв. верст. Во время похода Петра Великого на Дербент шамхал Адиль-Гирей вступил в подданство России, но скоро (1725), подстрекаемый турками, изменил и напал на русскую крепость Св. Креста8.  Узнав об этом, Петр Великий сослал Адиль-Гирея в Колу и передал его владения в русское управление. Несколько лет спустя в Дагестан вторгся Надир, шах Персидский, и покорил его. Во время этого похода сын Адиль-Гирея, Хасбулат, оказал Надиру важные услуги, за что последний восстановил Тарковское владение, назначив шамхалом Хасбулата. После смерти последнего возникли большие смуты из-за престолонаследия между племянником Тишнек-Баматом и дядей Мехти (1765). Они закончились провозглашением шамхалом последнего, вскоре отказавшегося от престола в пользу своего сына Муртазали. Последний стал искать покровительства России и в 1776 г. вступил в ее подданство. Преемником Муртазали был брат его Бамат, названный в грамоте Екатерины II от 19 апр. 1793 г. Магометом-шамхалом Тарковским, владетелем Буйнакским и Дагестанским. Сыну Бамата Мехти (1797-1830) за особые услуги, оказанные России во время всеобщего восстания в Дагестане в 1806 г., пожалованы Улусский магал и титул дербентского хана, а в 1818 г. – Баматуле. За Мехти следовали Сулейман-паша (1830—1836) и Абу-Муселим-хан, которому в 1844 г. было пожаловано княжеское достоинство с переходом его, наследственно, к старшему из потомков мужского пола по прямой линии и праву первородства. После смерти Абу-Муселима в 1860 г. управление Тарковским владением перешло к сыну его, князю Шамсудин-хану.

В это время владение состояло из 23 селений с населением в 8379 домов на пространстве 3500 кв. верст. В одних селениях повинности и налоги обусловливались правом правителя, в других – правом землевладельца. Поземельные права шамхала и других правителей выражались или 1) в форме совместного пользования общественной землей на условиях поземельного выдела, или 2) в неполном праве собственности, заключавшемся в том, что известные земли хотя и считались собственностью владельца, но право пользования ими принадлежало, за определенные обычаями повинности, местному населению, или, наконец, 3) в полном праве собственности владельца на землю. Податное население, состоявшее из 1) узденей племен кумыкского, даргинского, аварского и ногайского, 2) чагар и 3) евреев, управлялось общинным сходом и другими властями, выработанными народною жизнью, и судилось по шариату у кадия и его помощника (будуна), а по адату – у особо избранных судей (картов). Во внутреннее управление общин шамхалы не вмешивались. Вообще власть их над населением до прибытия русских в Дагестан была весьма умеренна, сдерживаясь обычаями и вольностями жителей. С прибытием русских, державшихся принципа невмешательства во внутренние дела Тарковского владения, власть шамхалов значительно выросла, так как народ, боясь русского войска, беспрекословно исполнял все требования шамхала, клонившиеся обыкновенно к увеличению податей и повинностей. Только с конца 30-х годов предпринимаются русскою властью попытки ограничить власть шамхала. К шамхалу стали назначать «для ведения переписки и наблюдения за уравнительным отбыванием разных нарядов от жителей» русского офицера в звании помощника шамхала. Более точно были определены права шамхала в 1860 г. Положением об управлении Дагестанской областью. С изданием этого Положения и развитием в народе мирных занятий, требовавших большей деятельности со стороны власти, шамхалы почувствовали себя стесненными. Князь Шамсудин обратился к русскому правительству с просьбой об освобождении его от обязанностей по управлению Тарковским владением. Ходатайство его 20 апреля 1867 г. было уважено с оставлением за Шамсудином лично титула шамхала и всех прав по владению наследованными от отца недвижимыми имениями и по отправлению повинностей, какие жители Тарковского владения отбывали ему как шамхалу-землевладельцу. С 1 августа 1867 г. Тарковское владение перестало существовать. Одновременно с этим лично зависимое сословие рабов (кулы и караваши) было уничтожено, а лежавшая на жителях обязанность платить шамхалу повинности прекратилась вследствие отказа его от своих прав. Тарковское владение было преобразовано в Темир-Хан-Шуринский округ.

Литература. Березин, «Путешествие по Дагестану» (Каз., 1849); M. Brosset, «Histoire de la Géorgie» (т. 1 и 2, 1849—58); Kazem-beg. «Derbend-Nâmeh» («Mém. Academ. de S.-Petersb.», VI); Берже, «Прикасп. край» («Кавказ. кал. 1857—58 г.»); Романовский. «Кавказ и Кавк. война» (СПб., 1860); «Акты, собр. Кавказской арх. комисс.» (т. I—XII); «Сборн. свед. о кавк. горц.» (т. I—X, особенно ст. «Шамхалы Тарк.» и летоп. Мухамеда-Рафи); П. Г. Бутков. «Матер. для ист. Кавказа» (СПб. 1869); В. Dorn, «Auszüge aus morgenländ. Schriftstellen etc.» («Bullet. de l’Acad.», 1871—74); H. Дубровин. «Ист. войны и владыч. русских на Кавказе» (т. I—VI); Е. Вейденбаум. «Путеводитель по Кавказу» (Тифл. 1888); Белокуров. «Сношен. России с Кавказом» (М., 1889); M. Ковалевский. «Закон и обычай на Кавказе» (М., 1890). Более подробн. свед. см. в «Библиографии Дагестанской области» Е. Козубского. (П. Гидулянов. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (ЭСБЕ).  Т. XXXII a (1901). С. 648—649).

Уздень – это слово на Кавказе связывает два различных понятия. В Дагестане под узденями подразумевается обширное сословие свободных людей, поселян, живших или самостоятельными сельскими общинами, или находившихся в подчинении у различных владетелей на правах подданства. В Кабарде под словом «уздени» понимается высшее сословие, произошедшее от древних родовых старейшин племени адыге (тлякотлеши), с которыми кабардинские князья (пше) вступили в соглашение и признали их права не только на землю, но и на жившее на ней население. Такими узденями являются в Кабарде всего три фамилии — Тамбиевы, Куденетовы и Анзоровы. Впрочем, иногда в Кабарде узденями низшего порядка называют уорков.

Уцмии – так назывались правители обширного (около 1230 кв. верст) владения в Дагестане, получившего от них наименование уцмийства (уцуми-даргуа). Власть уцмиев существовала с VIII по XIX в. Возникновением своим она обязана прибывшим в Дагестан в VIII в. арабам (см. Тарковское владение), которые, завоевав Дагестан под начальством Шамхала, назначили правителем Кайтага Эмир-Хамзу, происходившего из рода корейшитов. Эмир-Хамза, поселившись в основанной им крепости Кала-Корейш и приняв титул исми (арабск. – «именитый»), превратившийся позднее в уцми, явился родоначальником уцмиев. Обязанностью Эмир-Хамзы в первое время был надзор за соблюдением правил религии, суд по шариату, распространение ислама и сбор дани для Шамхала. С падением власти Шамхалов в XIV в. уцмии становятся от них независимыми, но с этого же времени их власть становится избирательной и не может похвалиться силою. В мирное время уцмии были не более как судьями, приговоры которых, подобно приговорам прочих посредников, не имели обязательного характера. Только в военное время, когда уцмий собирал войско и начальствовал над ополчением, она приобретала большое значение. По мере того как войны стали более частыми и продолжительными, власть уцмиев усиливалась и при поддержке Персии в XVI в. сделалась наследственной. Вместе с этим значение уцмиев падает среди горных племен, дороживших своей свободой, и они переносят свою резиденцию с гор на плоскость – в Уркарах, Маджалис, Башлы и Янгикент. Персидские шахи, желая обезопасить дорогу из Дербента в Тарки, заключают с уцмиями союз. С русскими уцмии вступают в непосредственные сношения со времени похода Петра Великого в 1722 г., когда они были разбиты при сел. Утемиш. С удалением русских уцмии снова подчиняются Персии. С занятием в 1806 г. Дербента уцмий Адиль-Гирей присягнул на подданство России, но в 1819 г. изменил и бежал в Аварию. После поражений, нанесенных кайтагцам князем Мадатовым, и разгрома в 1819 г. союзников их, акушинцев, генералом Ермоловым при с. Леваши, достоинство уцмиев прокламацией Ермолова от 12 января 1820 г. было уничтожено. Для заведования Нижним Кайтагом был назначен особый пристав, а в Верхнем, или горном, управление оставлено в руках выборных старшин, под наблюдением русской власти. Вследствие восстания 1843 г., грабежей и недовольства жителей участковое управление в Нижн. Кайтаге в 1848 г. было упразднено, и управление всем уцмийством было поручено сыну бывшего уцмия, Джамов-беку. Туземное управление существовало до 1866 г., когда, за отказом управлявшего Кайтагом Ахмед-хан-бека, из владений уцмия и из Северной Табасарани был образован Кайтако-Табасаранский округ. О современном положении бывшего уцмийства и зависевших от уцмиев крестьян (раятов) (см. П. Гидулянов. «Сословно-поземельный вопрос в Дагестане» / «Этнографич. обозрение», 1901 г.); M. Ковалевский. «Дагестанская народная правда» (там же, 1890 г., №1); его же, «Закон и обычай на Кавказе» (М., 1890) (П. Гидулянов.  ЭСБЕ: Ус—Уя. Источник: т. XXXV (1902. С. 103).

Чагары – так в Дагестане назывались рабы и рабыни, отпущенные от бекского двора для обзаведения собственным хозяйством на господской земле, с обязательством исполнять издельные повинности и вносить натурой некоторые продукты. Сначала все посеянное на земле бека, за исключением зерна, нужного для посева и на прокорм себя и своего семейства, чагары обязаны были отдавать беку. Позднее эта повинность была определена более точно: чагар должен был доставлять ежегодно беку 1 арбу дров, 1 меру пшеницы и 1% со стада баранов. Издельные повинности не были определены обычаем и зависели лишь от воли владельца. Поселенные на землях беков чагары не имели на нее никаких прав и сохраняли за собою при ее продаже только имущество, их трудом приобретенное. Будучи сословием лично зависимым, чагары не пользовались гражданскими правами. За убийство кого-либо из них виновный не подлежал ни кровной мести, ни изгнанию, а только уплачивал владельцу сумму высшей оценки рабов. Зато и чагар, убивший узденя или бека, не подвергался кровомщению, если только не был отпущен на волю: за него выходил вкайлы (изгнание из общины на более или менее продолжительное время) его владелец. Последнему же принадлежало и право иска за своих чагар и рабов. Свободу чагары могли получать только с согласия своего владельца. Цены на них зависели от телосложения, возраста и трудоспособности и колебались от 10 руб. (ребенок до 1 года) до 200 руб. (свыше 15 лет). С распространением на Дагестан в 1867 г. действия Высочайшего манифеста 19 февраля 1861 г., лично обязательные отношения чагар, вытекавшие из рабства, были прекращены; им было предоставлено право свободного ухода с занимаемых ими земель и приписки к другим сельским обществам на общих основаниях. Воспользовавшись предоставленными правами, чагары в короткое время слились с окружающим их населением узденей, или раят, и ныне в Дагестане, как особый класс, более не существуют. (См. П. Гидулянов. «Сословно-поземельный вопрос и раятская зависимость в Дагестане» («Этнографическое обозрение», 48-50). (П. Г. ЭСБЕ. Т. XXXVIII (1903). С. 360).

Чанка – так в Дагестане называются дети от неравных браков ханов и беков. Права чанки не определены положительно; большею частью они пользуются значением, которое придают им их отцы. Те из них, которые произошли от матерей-непростолюдинок, именуются также беками; происходящие от жен из простого сословия ничем не отличаются от обыкновенных узденей (П. Г. ЭСБЕ. Т. XXXVIII (1903). С. 386).

Улусский магал – с древних времен, вместе с городом Дербентом, составлял Дербентское ханство. В 1806 г., за измену дербентского хана Ших-Али-Хана, ханство было уничтожено, и Улусский магал был отдан в пожизненное владение Мехти-Шамхалу Тарковскому. После его смерти Улусский магал правительством отобран не был и таким образом попал в число родовых земель Шамхальского дома. Мехти-Шамхал, а также его потомки, пользовались доходами с поселян и с ненаселенных земель, для сбора которых имели в магале своего поверенного. После прекращения прямой линии Шамхалов, земли Улусского магала поступили в управление Министерства государственного имущества. Управляет магалом особый пристав. Сначала Улусский магал входил в административном отношении в состав градоначальства Дербентского, а в 1883 г. причислен к Кюринскому округу Дагестанской области. Жителей – 2322. Вместе с государственными податями и повинностями жители Улусского магала несут тяжелые натуральные повинности и платят сборы (1/10) от посевов и пр. (см. Гидулянов. «Сословно-поземельный вопрос в Дагестане» («Этногр. Обозр.» за 1901 г.).

Эндери – селение в Терской обл. (см. Андреево). Прежде было отдельным самостоятельным владением, имевшим особых князей. В качестве хазарского города Эндери упоминается арабскими историками. С XVI в. под названием Индилисской земли становится известной посещавшим Грузию русским послам. Впоследствии русские переделали Эндери в Андреево, что подало повод к сочинению легенды об основании этого селения атаманом Андреем, бывшим, будто бы, сподвижником Ермака. Кумыкские князья, владевшие Эндери, считались со времени основания Терского воеводства в русском подданстве, что не мешало им постоянно действовать против русских. В 1722 г., во время Персидского похода Петра Великого, Эндери, в наказание за такие действия, было разрушено до основания отрядом бригадира Ветерани. В 1819 г., для прекращения хищнических нападений горцев Дагестана и Салатавии, генерал Ермолов построил против Эндери крепость Внезапную, подвергшуюся в 1831 г. нападению полчищ Кази-муллы (свыше 14000 человек). Гарнизон крепости, состоявший из 990 человек, под начальством полковника Шумского, отбил несколько приступов и после шестнадцатидневной осады (с 14 по 29 июня) был освобожден подоспевшим отрядом генерала Эмануэля. С давних пор Эндери было центром торговли жителей плоскости с горцами Чечни и Дагестана. Здесь находился главный невольничий рынок, доставлявший рабов не только для окрестных мест, но даже для Персии и Турции (П. Г. ЭСБЕ. Т. XLa (1904). С. 807).

Эрпели — одно из больших селений Дагестанской области, в 12 верстах от города Темир-Хан-Шуры. Населено кумыками. В прежнее время Эрпели составляло особое владение и управлялось собственными правителями — карачи-беками, происходившими, по преданию, от древних государей, бывших в Дагестане до арабов. Находясь близ Тарковского владения, Эрпели во всем разделяло его судьбу. В 1604 г. оно было взято Бутурлиным; в 1725 г., во время Персидского похода Петра Великого, было разорено Кропоткиным. Эрпели вновь появляется на сцене во время Кавказской войны, во время которой отличалось особой враждебностью к русским; в 1823 г. было разорено генералом Краббе, в 1831 г. взято штурмом; в 1844–1845 гг. жители его были переселены по военным соображениям на новое место. С покорением Дагестана в 1859 г. эрпелинцы опять вернулись на старое пепелище. 3537 домов, свыше 16500 жителей. (П. Г. ЭСБЕ. Т. XLI (1904), С. 46).

 

 

Подготовил к публикации

К. АЛИЕВ.

 

 

 

  1. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (сокращённо – ЭСБЕ) – универсальная энциклопедия на русском языке, изданная в Российской империи в 1890−1907 годах.
  2. По сообщению грузинского посла старца Кирилла (конец 16-начало 17 в.). «начальным градом шамхалов был Тарки» (См. Белокуров С. А. Глава 24. Посольство из Грузии старца Кирилла и подьячего Саавы // Сношения России с Кавказом. Выпуск 1-й. 1578-1613 гг.. – М.: Унив. тип., 1889. – С. 380. – К.А.).
  3. Данный географический термин в исторически и географических источниках впервые появляется  не ранее 14-15 вв.
  4. «В древней географии  Кавказа теперешнее владение шамхала Тарковского называлась Кумуком» (Лобанов-Ростовский М. Б. Кумыки, их нравы, обычаи и законы (1848 г.). М-ла. 2002. С. 19)
  5. Некорректное утверждение, ибо кумыкские правители, по существовавшей с древнейших времен у всех тюрков традиции, имели две столицы – весенне-летнюю и зимнюю. Первая была Тарки, вторая – Кумук. После свержения Шамхала и провозглашения лакцами в Кумухе  власти Халклавчи, которое произошло при правлении Айдемир-шаухала  Эндиреевского (1635-1641), ни разу так и не наведавшегося во вторую столицу, шаухалы постоянно обосновались в Тарках, а Буйнак стали использовать как резиденцию вице-шаухала (К.А.).
  6. Заметим, все эти походы были направлены против Тарков – «начального града шамхалов», и именно здесь происходили все генеральные сражения русских с кумыками и их союзниками.
  7. Эти внутренние междоусобицы начались еще при жизни Чопан-шаухала Тарковского, главным инициатором которых выступил его сын Султан-Мут Эндиреевский, рожденный от неравнородного брака.
  8. Такова официальная русская версия этих событий, принятая  впоследствии и дагестанскими исследователями советского периода.

Размещено: 14.06.2016 | Просмотров: 1128 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.