Кумыкский мир

Культура, история, современность

КАРАБУДАХКЕНТЦЫ В ИСТОРИИ

(Страницы седой древности и славного прошлого)

История Карабудахкентского района уходит в глубокую седую древность и напрямую связана с историей существовавших здесь первых тюркских государственных образований на Кавказе, а именно -  Кавказской Гуннии («Царства гуннов») (IV-VII вв.), Хазарской империи (VII-XI вв.), Семендерского царства («Джиндана») (IX-XII вв.), а также выделившегося из состава Золотой Орды в период ее распада  (середина XV в.) Кумыкского «Шевкальского царства» с центром в Тарках (XV-XIX вв.).

 

Свидетелями седой древности района являются  Уллу-Буйнакское (Урцекское), Генторунское городища, ученые-археологи связывают их с гунно-хазарским периодом истории наших предков. На территории Карабудахкентского района еще в период раннего средневековья возник «великолепный гуннский город Вараджан» («Бурджан»), ставший  политическим, экономическим и культурным центром предков кумыков-карабудахкентцев и всего населения сопредельного региона. Этот город, хорошо укрепленный оборонительными стенами с одиннадцатью башнями, был разрушен и сожжен арабами в 713-714 гг. 

С ними, гуннскими предками кумыков, очевидно, связан и памятник-статуя, известный как «карабудахкентское изваяние». Изваяние (статуя) представляло собой всадника в полном вооружении, сидящего на жеребце. Можно предположить, что это был памятник знаменитому князю Алп-Илитверу (VIII в.), царю гуннов, правившему в Вараджане, который ученые-археологи локализуют на месте Уллу-Бойнакского городища. О столичном Вараджане, т.е. о его руинах (городище) в конце ХVI века в своей «отписке» сообщал в Москве и грузинский посол «старец Кирилл»: «А от моря тою рекою (в тексте: Бойнак) до городища верст 15, а от Тарков днище... А на том городище стены и башни и ныне есть, только посыпались, а мер городище в длину и поперек с  300». Он же указывал, что «здесь некогда существовал город, будто бы Александром Македонским основанный и где еще стояли древние башни среди садов виноградных».

Возможно, о древних исторических связях населения нынешнего районного центра с населением первой хазарской столицы Семендера свидетельствует и тот факт, что один из древнейших кварталов Карабудахкента по сей день носит название Сергендер-аул. Это могло случиться в силу вынужденного подселения части семендерцев в данное поселение в результате произошедших с ними  каких-то социальных эксцессов. Одно только ясно, что в названии данного карабудахкентского квартала, несомненно, отложился древний кумыкский топоним. Далеко не случайно то, что в некоторых местных источниках Карабудахкент известен как «тронное село» («тахкенти»).

Известно и другое. В середине XIII века карабудахкентские земли вошли в состав Золотой  Орды. Об этом говорит тот факт, что в период нашествия Тимура в 1396 г. здесь известен правитель князь Гобден. По сведениям Абас-Кули Бакиханова и Гасана Алкадари, Гобден воевал против Тимура, был им осажден и вынужден пойти на мир. За это Тимур  «его одарил, отряд его пощадил, самого сделал владельцем всех земель и угодий». Потомки его в истории известны под золотоордынским титульным именем «карабудахкентские карачибеки».

 

*   *   *

Впоследствии, в период распада Золотой Орды в 15 веке и с образованием Кумыкского Шевкальского царства с центром в Таргу (Анжи), Карабудахкентское княжество потомков Гобдена, очевидно, подпало под власть тарковских шаухалов, а в период феодальной междоусобицы конца XVI в., видимо, земля эта  обособилась в отдельное Карабудахкентское княжество.

В османских имперских посланиях конца XVI в. (1578-1586) часто упоминается владетель этого княжества Карабудак-Бек, а по-другому, «из кумыкских князей Карабудак-Бек» - «Комук беклеринден Карабудак-Бек». Он и был, по всей вероятности, основателем этого удельного владения, по его имени оно и называлось так. Это свидетельство особой значимости и статуса данного владения в планах османских правителей, коль султанские послания, наряду с шаухалом и другим князьями, посылались и карабудахкентским владельцам.

В 1608 г. дал присягу царю, т.е. принял русское подданство, «карабудацкий Махтей». А в 1610 г. уже шертовал, т.е. присягал царю, бывший «в одиначестве» с Гереем и Эльдаром Тарковскими «Суркай князь Карабудацкий с детьми». Этот Сурхай-князь, очевидно, был племянником крым-шаухала. Он имел брата Алибека-Мурзу и сына Исмаила-Мурзу. В 1614 г. шертовал бывший «в одиначестве» с Гереем Тарковским все тот же «Суркай-князь Карабудацкий с детьми». О нем в отписке (1614 г.) терского воеводы П. Головина в Посольский приказ сообщается, что «…он в Кумыках князь старой, удельный, служит и прямит тебе государю». Последний значится  и среди лиц, получающих «государево жалованье» в Терках и в 1618 году. Характеризуя отношения Сурхая и Эльдар-шаухала Тарковского, терские воеводы В. Щербатов и С. Татищев в 1627 г. писали царю, что «Сурхай, князь карабудацкой, живет в Карабудаках в Кумыцкой земле, у него Ильдар шевкала... за одной шертью». В 1638 г. упомянуты уже  в качестве союзников Сурхай-шаухала Тарковского «Солтанбек-мурза Карабудацкой» «да Охлов-мурза Карабудацкой», приехавшие вместе с ним в г. Терки для принесения присяги русскому правительству.

Источники знают и «карабудацкого сына Герея-князя, да карабудацкого же сына Савтай-князя», в 1641 г. принявших участие в походе Айдемир-шаухала и погибших вместе с ним в одном из сражений. Очевидно, они были сыновьями Солтанбека Карабудацкого. В 1666 г. турецкий путешественник Эвлия Челеби называет Карабудахкентское княжество одним из семи ханств, подвластных шаухалу. Имя правителя, по нему, Карабудак-хан.

В период Персидского похода Петра I в 1723 г. упоминается «карабудахкентский владетель Гаджи-Махмет», взятый под арест русскими войсками. В «Реестре горских владельцев» Д. Ф. Еропкина, составленном в 1732 г., владельцами «деревни Карабудак» указаны Эльдар, Алшагыр и Усеусь Гиреевы (очевидно, они были сыновьями Герея Карабудацкого, погибшего в 1641 г. в Кабарде).

 

 

*   *   *

 

На территории Карабудахкентского района в прошлом существовали и другие владения.

Велик, богат и славен своей многовековой историей Уллу-Бойнак, в названии которого отложилось название одного из родовых подразделений гуннов-кангар. Город этот (часто так его называют исторические источники) существовал как в раннем средневековье, так и в более позднейшие эпохи – господства здесь так называемых «дербентских» хазар и кипчаков. В течение нескольких веков (16-19 вв.) он был  резиденцией кумыкских вице-шаухалов (крымшаухалов) с центром в Уллу-Бойнаке (ныне Уллубийаул). Бойнак является родиной великих воинов и воителей, князя Шахвалибека Тарковского, мятежного Умалатбека (Амалатбек), Уллубия Буйнакского, героев войны и труда.

С конца 16 века известно в истории удельное Губденское владение, правителем которого был «шевкалов племянник». Он, очевидно, носил имя Султан-Махмуд (Салтан-Магмут). Об этом свидетельствует акт принятия тарковским Гереем в начале 17 века присяги «за себя и за братью свою... и за Гуньбенского (Губденского. – Ред.) Салтан-Магмута князя и за братью его и за узденей...». В период Персидского похода Петра I в 1723 г. упоминается «губденский владетель Декарзий Махмет», взятый под арест русскими за его «непослушание» им. В «Реестре горских владельцев» Д. Ф. Еропкина,  владельцами «деревни Губдени» (по А. Я. Марковичу, «губденскими беками») значатся Гирей, Эльдар, Алхас, Мамат, Усмей, Бадыш, очевидно, потомки Султан-Махмута, «шевкалова племянника». Однако в конце XVIII в. губденцы, очевидно, восстали против своих беков и изгнали их из своего селения. Об этом сообщает майор Минеев в своем рапорте от 30 июня 1795 г. начальнику Кавказской губернии ген. Гудовичу: «Уздени шамхальской деревни Губден выгоняют своих князей, что Мехти, сын шамхала (Баммата. – Ред.), по повелению отца и по совету акушинского кадия решается употребить против них силу». Отметить нужно только, что губденские беки известны и в XIX веке и фигурируют в «камеральном» (1873 г.) и «посемейном» (1886 г.) списках Губденского сельского общества». Якоб Рейнеггс (70-е гг. 18 в.), характеризуя губденцев, замечает «поколение Куптенн, коего жители между храбрейшими людьми на Кавказе почитаются. Число оных не более как до 3000 семей простирается, однако ж они поколению Акуше, которое с 7000 человек покушалось ворваться в земли Куптенна…» Он же, говоря о подвластных шаухалу народах, заключает, что «народы сии всегда готовы защищать своих князей, хотя бы они им и не повинуются» и «оказывают им всевозможное почтение».

Знамениты своими людьми и достойны отдельного внимания истории и таких старинных сёл района, как Дёргели, Какашура, Гели, Параул и др.

 

*   *   *

 

Карабудахкентцы и их правители, будучи искусными воинами,  в конце XVI и на протяжении  XVII вв. всегда активно участвовали во всех военных мероприятиях шаухалов: в походах Чопан-шаухала Тарковского, в отпоре завоевателям всех мастей, зарившимся на кумыкские земли. Активное участие принимали они под командованием Адиль-Герейхана Тарковского в сражении с русскими стрельцами под Бойнаками в 1594 году, в победной  Караманской битве 1605 года, Герменчикской - в 1651 году.

Ожесточенное сопротивление, наряду с эндиреевцами, утамышцами, казанышцами, войскам Петра I в 1722 годe оказали карабудахкентцы, доргелинцы и канабурцы. Кровопролитное сражение произошло «в Карабудацком ущелье». В 1722-м захватчиками с лица земли были стерты и селения Уллу-Избар (Большой Избар) и Гиччи Избар (Малый Избар).

 

 

*   *   *

 

Карабудахкентцы (жители княжества) отличались не только своей удалью и воинским искусством, но  и наследованными от предков торгово-экономическими, хозяйственными навыками и культурой. В Карабудахкентском округе, как видно из источников, издавна (с эпохи гуннов и хазар) активно  развивались садоводство, виноградарство, огородничество, коневодство, скотоводство, земледелие (возделывали просо, ячмень, пшеницу), производство оружия и т.д. Развивались и торгово-экономические отношения с Россией, Ираном, Грузией. Так, в России, Закавказье  и даже на Ближнем Востоке большим спросом пользовались выведенные здесь прекрасные сорта груш, яблок, слив, абрикосов, винограда и других фруктов, а также произведенные карабудахкентскими мастерами и мастерицами ковры и булатные клинки. О качестве фруктов карабудахкентских садов, к примеру, говорит и тот факт, что, начиная с XVIII века, фрукты отсюда поставлялись ко двору Его Императорского Величества в Петербург. Здесь также закупались фруктовые деревья для царских садов.

Интересные сведения о Карабудахкенте и жителях этого региона приводят турецкий географ и путешественник Эвлия Челеби (середина 17 в.)  и  немецкий путешественник Якоб Рейнеггс (70-е гг. 18 в.), побывавшие в Дагестане: «Карабудаг, представляющий собой одно из семи ханств Дагестана, разделен на 7 бейств и 7 кадийских владений. Имя главного бея – (Карабудак)… хан, под властью которого находится три тысячи воинов». Карабудахкентцы, т.е. население, подвластное  карабудакбею, «великое и многолюдное поколение (племя. – Ред.) карабудаг, которое богаче всех прочих почитается, потому что в нем находится великое множество овечьих стад и трудолюбивых женщин, многочисленные сады их, вкусные плоды, а именно: фигвы, яблоки, груши и орехи умножают доходы сего поколения, которое считает в себе 3000».

Свои самые славные воинские и трудовые качества и навыки карабудахкентцы проявили и во все последующие века, в т.ч. в период Кавказской войны, первой и второй мировых войн, революции и реформ, во всех отраслях политики, экономики, науки, искусства, спорта.   

 

 

 

Размещено: 04.06.2015 | Просмотров: 2581 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.