Кумыкский мир

Культура, история, современность

Засулакская линия Тарковского княжеского рода: судьба поколений

Исторически сложилось разделение исторической территории проживания кумыков на две части – северную и южную. Условной границей между двумя этими субрегионами служила река Сулак, отчего земли к северу от неё получили имя Засулакской Кумыкии. В обоих субрегионах в XVI-XIX веках правили феодалы из дома шамхалов (шаухалов) Тарковских.

Живший в середине XIX в. князь Адиль Хамзаев составил записку для Сословно-поземельной комиссии, согласно которой первого шамхала звали Султан-Шамхал и он был из рода Амир-Чопана, сына Султан-Алибека [1].

Согласно «Тарихи Дагестан» Абу-Исхак Амир-Джуфан, сын Алибека, в котором легко узнать Амир-Чопана, сына Султан-Алибека является предком кара-кайтагских уцмиев [2]. Совпадение генеалогических преданий о происхождении уцмиев и шамхалов является ещё одним доводом в пользу их происхождения от одного предка.

Следует отметить большую популярность имён Чопан и Алибек среди потомков Солтан-Мута (Солтан-Махмуда I) и князей Тарковского дома вообще.

Солтан-Мут Тарковский утвердил свою власть в Северной Кумыкии на рубеже 1580-1590-х гг., вытеснив оттуда своего сводного брата Алхаса Тарковского. В качестве своей резиденции он избрал город Эндирей, заключив браки с дочерьми кабардинского князя Алхаса Джиляхстанова и кайтагского уцмия, он положил начало засулакской ветви династии Тарковских. От первого брака родился Айдемир, занимавший шамхальский престол с 1635 по 1641 годы. О его воинственности со страхом отзывался Адам Олеарий, сообщавший, что кровавые битвы для него, что забава. Айдемир мало вникал в кумыкские дела, всю свою энергию посвятив родине своей матери – Кабарде. Он выступил на стороне своих родственников малокабардинских князей в их войне с владетелями Большой Кабарды и погиб в Малкинском сражении. После него шамхальский престол занял его противник Сурхай Тарковский, а в Эндирее правителем стал его (Айдемира) брат Казан-Алп (Казаналип). От Айдемира происходят почти все северо-кумыкские княжеские фамилии: Айдемировы, Алибековы, Арсланбековы, Каплановы, Муртазали-Аджиевы, Хамзаевы, Темировы, Уцмиевы, Эльдаровы, Махтиевы и Орусхановы. От Казан-Алпа только Казаналиповы. О потомках других сыновей Солтан-Мута (Сурхая, Махмуд-Али и других) ничего не известно, скорее всего они были чанками и потому не получили владельческих прав.

Начало раздроблению Засулакской Кумыкии положил Алибек, сын Айдемира, «человек отчаянной храбрости», отличившийся в боях с грозными калмыками, как утверждают предания [3]. Он образовал отдельное Аксаевское владение (бийлик), лишь формально признававшее власть эндиреевских уллу-биев (великих князей).

В самом конце XVII в. родной племянник Солтан-Махмуда II, внук Алибека, родоначальник князей Каплановых Ахмед-Хан, сын Каплана [4] был вынужден из-за междоусобиц переселиться в Анди, где выстроил на свои средства джума-мечеть и обучал местных детей богословию и арабскому языку. Впоследствии, при удобном случае, он вернулся в Кумыкию и поселился на отцовских землях [5].

Ослабление Крымского войска после поражений от армии фон Миниха привело всех кумыкских князей под эгиду Российской империи. Причём на этот раз над всеми князьями был назначен так называемый «кумыкский воевода» – он же уллубий Эндирево-Костекского княжества Алиш Хамзаев (родной младший брат Айдемира Хамзаева). Его потомки перебрались из Эндирея в Костек и основали там собственный бийлик, который впрочем, почти во всем подчинялся воле правителя Эндирея. По сути два кумыкских владения находились в династической унии, наподобие той, которая была в Польско-Литовском государстве (Речь Посполитая) при династии Ягеллонов. Последовательный союз с Россией защитил Засулакскую Кумыкию от массированного вторжения Надир-Шаха и привёл к росту экономики, ярким свидетельством чего является появление новых сёл. Так, во второй половине XVIII – начале XIX вв. возникли Темир-аул, Кази-Юрт, Казмааул, Бота-Юрт, Муса-Аджи, Али-Солтан-Янги-Юрт, Уцми-Юрт, Темиргерей, Нуракай-Юрт, Адиль-Отар, Адиль-Янги-Юрт, Баба-Юрт, Акбулат-Юрт, Алер-Отар, Бамматбек-Юрт, Бороган-Гечув, Казак-Мурза-Юрт, Кара-Озек-Отар, Каспулат, Мамак-Юрт и множество других.

Князьям принадлежит почётная роль в хозяйственном развитии края. В частности именно потомки Солтан-Мута основали такие сёла как: Темир-Аул (Темир Хамзаев в середине XVIII в.), Кази-Юрт (Кази Темиров в последней трети XVIII в.), Али-Солтан-Янги-Юрт (Али-Султан Казаналипов во второй половине XVIII в.), Адиль-Янги-Юрт (основатель Адиль Капланов в 1785 г.), Бота-Юрт (Бота Айдемиров в конце XVIII в.), Уцми-Юрт и Хамамматюрт (основали Арслан-Хан и его сын Ханмаммат Уцмиевы в начале XIX в.), Хасавюрт (основал Хасав Хамзаев из Костека примерно в 1826 году). Одними из основателей Бабаюрта являлись князья Каплановы, отчего это село в русских документах нередко называли также и Каплан-Юртом. Ещё раньше, в начале XVIII в. Солтан-Махмуд II создал селение Казан-Кулак [6].

Под руководством князей шли военные походы, проводилась ирригация полей. Большую роль они играли в примирении кровников и в разного рода тяжбах.

В конце XVIII в. главными конкурентами Хамзаевых в противостоянии за власть над всей Засулакской Кумыкией были их близкие родичи Темировы (потомки родного брата Алиша Хамзаева Темира), самыми яркими представителям которых в то время были братья Кази и Шапи. Они снискали особую милость Екатерины II и генерал-поручика П.С. Потёмкина за свою исключительную верность царскому престолу во время похода имама (шейха) Мансура на Кизляр в 1785 г. В этом походе участвовали молодые кумыкские князья Чопалав Муртазали-Аджиев, Махач Урусханов, Хамза Алишевич Хамзаев (впоследствии царский полковник), Баммат Арсланбеков и чанки Даут и Хангиши. Лишь из семьи Темировых ни один не примкнул к имаму [7].

Конкурентная борьба Хамзаевых и Темировых завершилась победой Мусы Хасаевича Уцмиева, упоминаемого в русских документах как Муса Хасаев. Но прежде им в самом начале XIX в. удалось совместными усилиями вытеснить из Засулакской Кумыкии значительную часть князей Эльдаровых, в итоге переселившихся в начале XIX века в Надтеречье [8].

Хамзаевы перешли, либо в явную, либо скрытную оппозицию царскому режиму. Во время наступления войск имама Гази-Мухаммада на Кизляр к нему примкнули майор царской службы Муртузали Хамзаев, поручик Чопалав Хамзаев (был затем по невыясненной причине казнён Гази-Магомедом) и прапорщик Будайхан Хамзаев [9].

Вообще борьба княжеских родов за гегемонию в Засулакской Кумыкии и все сопутствующие ей обстоятельства (их ориентация на Россию или, наоборот, на её противников) могла бы послужить темой для развёрнутого и большого исследования, однако в наши цели это не входит. Ограничимся лишь указанием, что во второй половине XVII - начале XVIII веков конкурировали между собой Казаналиповы и Айдемировы-Алибековы, затем инициатива перешла к Хамзаевым, от которых в середине XVIII в. отпочковались Темировы, обосновавшиеся в основанных ими Темир-Ауле и Кази-Юрте. Хамзаевско-Темировский домен находился вдоль северного берега реки Сулак, гранича по нему с владениями Казаналиповых. Гегемония Хамзаевых-Темировых продолжалась до начала 1820-х гг., пока инициатива не перешла, как было уже выше сказано, к Уцмиевым, владевшими землями в междуречье Терека и Аксая.

После смерти в январе 1843 года Мусы Уцмиева полновластными хозяевами Засулакской Кумыкии стали военные приставы. Талантливый и высокообразованный наследный глава дома Уцмиевых Хасай-Бек Уцмиев женился на дочери последнего карабахского хана, известной поэтессе Натаван Хуршид Бану и стал родоначальником азербайджанской ветви Уцмиевых. Из этого рода вышли полковник Мехти-Кули Уцмиев, писавший также стихи под псевдонимом «Вефа», его сын Хасай – заведующий историко-этнографическим отделом Азербайджанского государственного музея в Баку и сын последнего архитектор Мехти Хасаевич Уцмиев (1903-1993), в браке которого с Дорой Гусман (родная тётя режиссера Юлия Гусмана) родилась дочь Наталья.

Немного надо сказать и о прародителе этого рода генерал-майоре Хасай-Беке. Он был одним из образованнейших кавказцев XIX века, переписывался с Эрнестом Ренаном, вызвал восхищение гостившего у него в Карабахе Дюма «безукоризненным слогоударением истого парижанина», входил в тюркское просветительское общество «Диван Хикмат» в Тбилиси. Но прославился Хасай-Бек не столько даже своей насыщенной событиями жизнью, а своей смертью. Прочитав одно из творений певца царской колонизации Кавказа генерала Ростислава Фадеева, не скупившегося на оскорбление в адрес мусульман, он вызвал его на дуэль. Фадеев струсил и уклонился от вызова. В дальнейшем Хасай-Бек вступил в упорное противостояние с губернатором Терской области Микаэлом Лорис-Меликовым и другими деятелями военно-народного управления, был официально объявлен сумасшедшим (этот метод борьбы с инакомыслием как видим, выдумали вовсе не коммунисты) выслан в Воронеж, где погиб при трагических и не до конца проясненных обстоятельствах [10].

Пресеклась на Давлетуке и мужская линия князей Урусхановых. Однако род Урусхана, сына Айдемира продолжился благодаря чанкам Имамурзаевым. В связи с чанками Биякаем и Таймасханом Имамурзаевым (вторая половина XIX в.) упоминается об их происхождении (в третьем колене) от чанки Имамурзы – сына одного из князей Урусхановых, которые в свою очередь ведут род от Айдемира сына Солтан-Мута [11].

Потомки Солтан-Мута правили в Засулакской Кумыкии ещё более двухсот лет после его смерти. В XIX веке их владельческие права были упразднены царской администрацией, что привело к отъезду недовольных в Османскую империю. Туда в частности в 1846 г. переселились Шахвали и Муртузали Хамзаевы [12]. Среди эмигрантов-аристократов особо выделился Ахмет Абумуслимович Капланов (1859-1920), вошедший в историю как Ахмет Саиб Каплан – видный деятель младотурецкой революции и историк. Но большинство князей всё же смирилось с новыми обстоятельствами. С разным успехом они пытались попасть в элиту Российской империи. Некоторые для этого даже отказывались от религии предков. Очень многие для этого избрали карьеру офицеров. Муса и Хасай-Бек Уцмиевы, а также Абумуслим Капланов дослужились до генеральских погон. Абумуслим и Хамзат Каплановы, Махти и Шах-Герей Махтиевы, Хасан и Устар-Хан Уцмиевы, Асан-Хан, Шабаз и Хамза Хамзаевы, Бийарслан и Солтанхан Эльдаровы служили в конвое царя. Неплохо устроился при царской администрации весьма колоритный и дальновидный Али-Султан Иразиханович Казаналипов, с большим теплом описанный в книге А. Дюма о Кавказе [13]. На заключительном этапе гражданской войны среди заметных вождей белого движения был кумыкский князь ротмистр Ахмед Эльдаров, представлявший интересы Врангеля на Северном Кавказе [14].

Сегодня потомки Солтан-Мута живут в Дагестане, Чечне, Турции, Москве и других регионах страны. Самыми известными представителями засулакской линии князей Тарковских в советские годы явились: министр просвещения и финансов Азербайджана, один из основателей Бакинского университета и учёный востоковед Рашит-Хан Забитович Капланов, его сын доктор технических наук, дважды лауреат Государственной премии СССР Мурад Капланов, сын последнего историк-португаловед и иудаист Рашидхан Капланов, представитель младшей ветви Каплановых доктор филологических наук, известный публицист Казбек Камилович Султанов (Капланов) [15].

Говоря о засулакской ветви рода Тарковских нельзя не сказать и о судьбе единоутробных братьев Солтан-Мута Ахмат-Хана и Муцала и их потомков. Они получили свои уделы внутри удела своего старшего брата. По сути это была классическая тюркская (золотоордынская) система сюзеринитета-вассалитета. Удел Ахмата находился к западу от Эндирея, у Горячего колодезя (Исси-Сув) на Терском хребте (ныне эти территории относятся к Чечне). В историю Ахмат вошёл убийством последовательного союзника царской политики на Северо-Восточном Кавказе Ших-Мурзы Окоцкого. Судьба потомков Ахмата не известна. Муцал же правил в Карагачском уделе (бийлике). Его потомки носили специфический титул бурче-бий и правили свои уделом вплоть до 1732 года, когда бурче-бий Герей Муцалов, присоединившись к крымским татарам Фетхи-Герея, участвовал вместе с ними в боях против гарнизонов российской армии. За это он был лишён своих владений, переданных Алишу Хамзаеву, и скрылся в Салатавии. Его потомки были лишены княжеского достоинства и впоследствии жили в кумыкских сёлах на положении частных лиц [16].

Примечания                                                                

1. ЦГА РД. Ф. 105. Оп. 5. Д. 4. Л. 48-48 (об).

2. Юшков С. История кумыков до XIX века // РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф.1. Оп.1. Д.42. Л. 129.

3. ЦГА РД. Ф. 105. Оп. 5. Д. 4. Л. 38

4. В цитируемом нами архивном документе он указан как сын Алибека, однако это не согласуется ни с родословными древами, ни с фактами, вероятнее всего в документ, составленный во второй половине XIX в. закралась ошибка и деда Ахмед-Хана «сделали» его отцом.

5. ЦГА РД. Ф. 105. Оп. 5.Д.18. Л.59.

6. ЦГА РД. Ф. 105. Оп. 5. Д. 18. Л. 65.

7. Ахмадов Ш.Б. Имам Мансур. Грозный, 1991. С. 151.

8. Акты кавказской археографической комиссии. Т. 2. Тифлис, 1868. С. 937.

9. РФ ИИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 327. Л. 224

10. Алиев К.М. Кумыки в военной истории России (вторая половина XVI – начало XX вв.): краткий военно-исторический справочник. Махачкала, 2010. С. 291-347

11. ЦГА РД. Ф. 105. Оп. 5. Д. 18. Л. 114

12. РФИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1128. Л. 37

13. Дюма Александр. Кавказ. Краснодар, 1992. С. 112-114

14. Доного Хаджи-Мурад. По следам георгиевского кавалера Ахмед-Хана Эльдарова // Ёлдаш, 05.03.2010

15. Алиев К.М. Шаухалы Тарковские: страницы кумыкской родословной. Махачкала, 2008. С. 82ю

16. Шихалиев Д.М. Рассказ кумыка о кумыках.  Махачкала, 1993. С.34


Опубликовано: Генеалогия народов Кавказа: история и современность. – Владикавказ, 2013. Вып. IV. – C.111-118.

Размещено: 12.06.2013 | Просмотров: 3266 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.