Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыки в войнах за иранский престол

(к тайнам Исфаханского Шахского Дома)

рис.2

Исфаган. Раскрашенная гравюра 1683 г. Э. Кемпфера, изд. 1740

В последней четверти 16 века в Доме сефевидских царей Ирана разразился нешуточный кризис наследования шахской власти. Это смутное время кровавых внутренних дворцовых разборок между принцами-сефевидами. В этих «разборках» приняли участие почти все соседи шахского Ирана - туркмены, грузины, кумыки. Данный период начинается смертью шаха Тахмаспа в 1576 г. и завершается вступлением на иранский престол шаха Аббаса I (Великого) в 1587 году. Наполненный войнами между сефевидами, он давно интересует историков. Писал об этом ранее и автор данной статьи. В свете выявленных новых фактов и сведений, а также незатухающего интереса, стоит вновь вернуться к этой теме.

О влиянии кумыков на политическую элиту Сефевидского Ирана весьма красноречиво свидетельствуют события 1573-1578 гг., связанные со смертью шаха Тахмаспа и наследованием Худабенде.

Первой репетицией внутридворцовой борьбы за сефевидский престол были события, развернувшиеся в период болезни шаха Тахмаспа. Шараф-Хан-Бидлиси сообщает: «В этом году (1573-1574) пошатнулось благородное здоровье шаха Тахмаспа, и он неожиданно заболел.

В это время в Казвине удостоился служения государю его второй сын, по имени Султан Сулайман-мирза, чьей матерью была сестра черкесского шамкала и который всю жизнь находился при могиле имама Ризы - [да будет] над ним молитва и одобрение [Аллаха]! Во время болезни государя кызылбашские племена разделились на две группы. Они [готовы были] вот-вот наброситься друг на друга, и началась бы великая смута и анархия. Вдруг Всевышний Господь пожаловал шаху выздоровление, и пламя мятежа стало затухать и погасло.

Это вызвало неприязнь государя к кызылбашским эмирам, зачинщикам той смуты: к Хусайн-Кули-хулафа румлу, эмиру Аслан-беку афшару, черкесскому шамхалу и к Хусайн-беку II йузбаши устаджлу, Пари-беку Куджлу курчи туркиману и к Залу Гурджи, с другой стороны» [1].

Это же самое событие, точь-в-точь, но с еще большим кровопролитием, человеческими жертвами, повторилось уже после смерти шаха Тахмаспа в 1576 году. Тот же Шараф-Хан сообщает: «Это величайшее несчастье и бедствие произошло ночью во вторник 16 сафара. Среди кызылбашских племен началась смута и междоусобица, спавшая сном беспечности более сорока лет.

В ту ночь, когда озаряющее мир светило небесной сферы царствования убирало лучи благосклонности с ланит времени, Хусайн-бек йузбаши, неколебимый оплот той династии, [действуя заодно] с большинством знати и племен [тех] народов, Али-ханом Гурджи и Зал Гурджи, которые приходились дядьями по матери Султан Хайдар-мирзе и Имам-Кули-мирзе, следуя совету Султан Ибрахим-мйрзы б. Бахрам-мирзы, оставили в покоях монаршего дворца Султан Хайдар-мирзу, дабы после смерти того бесподобного, несравненного государя он восшествовал на трон царствования.

Прошла часть ночи. Государь с достоинством Джама, [обладавший] войском Искандера, отбыл в мир иной, а Султан Хайдар-мирза возложил на голову шахский венец и [повесил] сбоку украшенный золотом кинжал, независимо утвердился на троне царствования в окружении супруг и знатных женщин».

«Дочь покойного шаха Парихан-ханум, видя, что дела приняли такой оборот, тотчас со [всей] поспешностью направила верного человека к своему дяде по матери, черкесскому шамхалу, и известила его об этом. Шамхал с Хусайн-Кули-хулафа румлу, эмиром Аслан-беком афшаром и с племен[ами] текелу, афшар, туркиман и курдами незамедлительно посреди ночи прибыли во всеоружии, пешком и на конях, к воротам конного ристалища и с помощью оружия проникли в садик при гареме.

Хусайн-бек йузбаши и племена устаджлу и гурджи узнали об их прибытии и атаковали [дворец] с Султан Ибрахим-мирзой со стороны Диванских ворот, известных под [названием] Ала-Капу. Дворцовая стража закрыла ворота и не дала им войти [во дворец].

Султан Хайдар в это время, по совету нескольких глупцов, переоделся в женские одежды, надеясь в таком виде в сопровождении нескольких женщин выбраться из дворца и оказаться среди [своих] сторонников и единомышленников, чтобы спастись от злобы шамхала и [учиняемого] смутьянами и невеждами безобразия и стать суверенным государем.

Стоило ему оставить дворцовые покои, как сразу же слуги-черкесы известили шамхала. Тот кинулся за ним в погоню. Султан Хайдар-мирза, когда [шамхал] сорвал с его головы чадру, ухватился за кинжал и бросился на [шамхала]. Один из черкесских гуламов ударом сабли погубил тот кипарис, [выросший] над полноводной рекой царствования, и ту розу из сада владычества, что не имела себе подобных в семействе Сефевидов в роду Али».

И далее: «Тем временем Хусайн-бек йузбаши со своими приверженцами разломали [ворота] Али-Капу ударами топоров и боевых секир и проникли в диван-хане. Зал Гурджи с несколькими смельчаками пошли на штурм дворца, и шамхал выбросил им отрубленную голову Султан Хайдара. Грузины начали сражение и расправу в гаремном садике, [но] предводитель того неустрашимого отряда Зал Гурджи упал, сраженный пулей, и то надменное сборище потерпело поражение. [Племя] устаджлу и [его] сторонники впали в отчаяние и были разбиты. Они забрали Султан Мустафу, выехали вместе с его братом Имам-Кули-мирзой из Казвина и со считанным числом единомышленников Хусайн-бека йузбаши направились в Кум.

Хусайн-Кули-хулафа и шамхал собрались со своими сторонниками и приверженцами, но сколько ни старались [разрешить вопрос] о царствовании, [сколько ни пытались] поставить государем одного из шахзаде, чьими матерями были наложницы-черкешенки, ничего не вышло».

Кызылбаши, убедившись по их действиям, что ничего из этого сборища не выйдет, все взоры обратили к Исмаил-мирзе. Группа за группой, отряд за отрядом направились они к крепости Кахкахе и челом искренности били о порог преданности. Хусайн-Кули-хулафа и шамхал, видя, что преданность и упование кызылбашских племен в отношении Исмаил-мирзы [достигли] апогея, были вынуждены послать от себя к Исмаил-мирзе Хайдар-султана туркимана с изъяснением чистоты [своих] намерений: «Ссора и сражение бедняков с отрядами устаджлу и убийство Султан Хайдар-мирзы были вызваны единственно любовью и заботой о них. Теперь эти рабы, занятые охраной и обереганием казны и имущества государственного казначейства, ожидают славного августейшего прибытия [в надежде], что [государь озарит] головы рабов лучами милосердия и осенит благосклонностью».

Периджан-Ханум (или Пери-Ханум), племянница шаухала Чопана, и они действовали заодно. Они убили Хайдара и возвели на трон Исмаила, своего ставленника, второго сына Тахмаспа (по некоторым сведениям, опять-таки от кумыкской принцессы). Вслед за этим последовали гонения на грузинскую группировку: участь Хайдара постигла всех братьев, сыновей Тахмаспа от «христианской принцессы из Грузии». «Черкесы» оставили в живых только старшего, 43-летнего сына Тахмаспа Мухаммада Худабенде. Но шах Исмаил правил недолго и умер в сентябре 1578 г. Мухаммад Худабенде как единственный наследник стал шахом. Худабенде опирался на грузин и вскоре после его воцарения Периджан-Ханум и вышеупомянутый Шах-Верди-Султан-Черкес были казнены.

Как отмечает В. Аллен, «после смерти Тахмаспа, двумя группировками, соперничавшими за власть, оказались грузинская партия, поддерживаемая вождем туркменов-устаджлу (кизилбашами) и «черкесская» партия, которая поддерживалась афшарами и другими кизилбашскими племенами» [2]. Под «черкесами» в этих событиях фигурируют кумыки-шаухальцы. Предыстория этого конфликта, или соперничества «черкесов» и грузин, начинается в 1548 г., когда шах Тахмасп прибавил к своим женам месхийскую принцессу, дочь правителя Самцхе Отара Шаликашвили. Дочь Шаликашвили превратилась во влиятельную фаворитку после того, как родила Тахмаспу сына. «В душной атмосфере Казвина, – писал В. Аллен, – окруженная [3] своими бандитствующими соотечественниками, молодая и смелая вдова, дочь мастера интриги, предприняла все необходимые действия, чтобы престол наследовал ее сын». Сын ее, Хайдар, родился в 1558 году. Йозеф Хаммер отмечает, что Хайдару покровительствовали два грузинских дяди – Али и Заал. Хайдар имел еще трех единокровных братьев: Бахрама, Мустафу и Имам-Кули [4]. Источники, приводимые Хаммером, считают, что смерть Тахмаспа не была естественной. И обвиняют в этом месхийскую принцессу – мать Хайдара. В ночь его смерти вождь устаджлу вкупе с грузинской группировкой попытался возвести на трон Хайдара. «Черкесская» (кумыкская) группировка отреагировала мгновенно. Черкесы-кумыки имели влиятельную союзницу – Периджан-Ханум («Маленькая фея»), которая являлась дочерью Тахмаспа от «черкесской» (кумыкской) принцессы Султанум.

Согласно Дон Хуану, персидскому ренегату на испанской службе, ее дядей был шаухал из Тарки в Дагестане. В этот период фигурируют несколько шаухалов, сыгравших значительную роль в череде турецко-персидских войн. Главный из них – Чопан-шаухал, правивший в Кумыкии в 1569-1580-е годы. У Искандера Мунши как «черкесский» (кумыкский) правитель Шаки в 1568 г. упоминается сын правящего шаухала Шах-Верди-Султан-Черкес, назначенный на эту должность указом Шах-Аббаса.

Этот шаухалид, находившийся на шахской службе, был командующим шахского войска, осаждавшего Тифлис, все это хорошо описано в «Истории Грузии» Парсадана Горгиджанидзе. Фигурируют в истории ирано-грузинских отношений также «черкесы» – брат Шахверди-Султана-Черкеса Имам-Кули-Хан и дядя (брат отца) Бурхан Меликеддин.

Восстановить сефевидское могущество было суждено Аббасу I [5], который взошел на престол в 12-летнем возрасте в условиях государственного кризиса, вызванного военным поражением. Едва закончив войну на востоке, османы ввязались в неудачный для них многолетний конфликт с Австрией. Персы получили спасительную передышку. Они восстановили армию, а их юный правитель возмужал и вырвал бразды правления страной из рук своих туркменских опекунов. В 1605 г. произошел коренной перелом в османо-сефевидском соперничестве за Восточный Кавказ. Армии шаха Аббаса I (1587-1629) успешно действовали на востоке против узбеков, а на западе османы были изгнаны из Еревана, Гянджи, Баку, Тбилиси и Шемахи. В 1606 г. персы взяли Дербент. Аббас «отпраздновал свою победу и разными подарками награждал черкесских и дагестанских владетелей, которые явились к нему лично или изъявили свою преданность через посланников». Мирный договор 1612 г. восстанавливал статус-кво 1555 г. (договора в Амасье).

При дворе Аббаса I (1587-1629), по традиции всех сефевидов, пребывало большое число черкесов-кумыков. Эндрю Ньюман подчеркивает, что матерями двух шахов являлись «черкешенки» - Аббаса II (1642-1666) [6] и Сафи II (второе тронное имя Сулейман, 1666-1694). Матерью сына Аббаса I Аббаса II (1642-1666), скорее всего, была дочь Сурхай-шаухала Тарковского, сестра Герей-хан-шаухала Тарковского. Ее звали по-кумыкски Ана-Ханум (Анна-Ханум).

Сафи II Сулейман I (1647—1694), шах персидский с 1666 г.,
принимает двух посланников Грузии в своём дворце в Исфагане.
Картина работы Али Кули Джаббадара, 1670

Матерью же шаха Сафи II (внука Аббаса I Сам-мирзы) [7], как известно, была дочь Сунчалея Канклычевича Черкасского. На престол он вступил 18-летним после смерти отца своего [и получивший имя] Сафи-мирзы. Он отличался храбростью и благоразумием в войне против турок и в 1048 (1639) г. взял приступом Эривань. При последнем головокружительную карьеру на шахской службе сделал Алкас-мирза (сын Эльдар-шаухала Тарковского. - К. А.), брат Сурхай-мирзы (Тарковского. - К. А.), находившийся заложником при шахе и получивший имя Сафикули-хана и долгое время управлявший Эриванью и частью Ширвана. Он и является родоначальником знаменитой ветви Тарковских (Дагестани) в Иране, удачно кооптированной в высшую сефевидскую элиту Ирана XVII-XVIII вв. [8] К слову сказать, потомки последнего (от сыновей его Назар-Али-Хана, Мех-Али-Хана и Фатх-Али-Хана) также хорошо известны в истории Ирана и соседних стран [9]. Фатх-Али-Хан Дагестани, сын Сефи-Кули-Хана, был талантливым военачальником и государственным деятелем, премьер-министром (везир-е азам) Ирана. Лютф-Али-Хан Дагестани (сын Мех-Али-Хана) - главнокомандующий шахской армией при шахе Хусейне Сефеви (1694- 1722), поэт. Мухаммед-Али-Хан Дагестани (внук Сефи-Кули-Хана, сын Мехр-Али-Хана) - военный и государственный деятель Ирана, правитель Эривана (1714 г.), талантливый поэт. Валих Дагестани - выдающийся поэт мусульманского Востока, государственный деятель у Великих моголов в Индии. Его дочь Ана-Бегум (варианты: Гюнай, Ганна Бейгом) - известная поэтесса в Индии (скорее всего, это имя она получила от имени Ана-Бегум, своей родственницы, кумыкской жены шаха Аббаса I, являющейся дочерью Сурхай- шаухала Тарковского. Она была матерью шаха Аббаса II. См. выше).

Источники свидетельствуют: многие из кумыков-черкесов на шахской службе сделали карьеру по административной лестнице, а некоторые даже возвысились до наместников провинций. Из числа этих «черкесов», по всей видимости, происходил «черкесский» военачальник на службе у шаха Сампсаф (шафхал?) Искаон, на дочери которого женился английский лорд и дипломат Роберт Ширли. Об этом я уже писал в нашей газете. Сохранился портрет этой черкешенки кисти Антониса Ван Дейка: «Портрет Элизабет или Терезии Ширли, облаченной в восточный костюм. 1622 г.». Черкешенка Элизабет-Терезия Ширли (род. в 1589 г.), супруга лорда Роберта Ширли, дочь черкесского военачальника по имени Сампсаф (шамхал) Искаон, находившегося на службе у иранского шаха Аббаса I.

В заключение считаю необходимым заметить, что данная публикация является газетным вариантом статьи, вошедшей в мою новую книгу исторических этюдов, которая вскоре, даст Бог, выйдет одновременно в Москве и Стамбуле.

Примечания.

[1] Шах Тахмасп, по свидетельству Шарафхана Бидлиси, «Великие сыновья того государя именовались так: Султан-Мухаммад-мирза, Исмаил-мирза – матерью обоих была дочь Иса-бека Туркимана; Султан Сулейман-мирза, Султан Ахмад-мирза, Султан Джунайд-мирза, рожденные сестрой шамхала и наложницами-черкешенками; Султан Хайдар-мирза, Султан Мустафа-мирза, Имам Кули-мирза и Султан Махмуд-мирза – (они) появились на свет от юных грузинских невольниц» (см.: Шараф-наме. М. 1976. Т. 2. С. 232).

[2] Шараф-Хан-Бидлиси. Шараф-наме.

[3] Там же.

[4] Там же.

[5] Полное имя: Абу-л-Мозаффар шах Аббас I Великий, сын шаха Мохаммада I, р. в 1571, шаханшах Ирана 1587-1629.

[6] Абу-л-Мозаффар шах Аббас II Сефевид, сын шаха Сафи I, р. в 1632, шаханшах Ирана 1642-1666.

[7] Абу-л-Мозаффар шах Солейман Сефи, сын шаха Аббаса II, р. в 1647, шаханшах Ирана 1666-1694.

[8] Алиев К. М. Шаухалы Тарковские. Махачкала. 2008.

[9] Там же. См. также: Алибекова. Валех Дагестани // «Ёлдаш» («Времена»), 1.03.2013.


«Ёлдаш/Времена», 29 марта, 5 апреля 2013 г.

Размещено: 06.04.2013 | Просмотров: 4205 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.