Кумыкский мир

Культура, история, современность

Роль торговых центров Кумыкии в торгово-экономических связях России с народами Северного Кавказа в XVIII в.

Кумыкские феодальные владения играли важную роль в торгово-экономической интеграции народов Северного Кавказа с Россией.

Благодаря своему выгодному географическому положению кумыки держали в своих руках торговлю региона [18, с. 11]. Через Кумыкию проходили важнейшие на Восточном Кавказе торговые пути, в частности Великий шелковый путь. Кумыкская равнина служила главной житницей для многих районов Дагестана – все это обусловило значительное развитие торговли, экономики [14, с. 477]. Б.В. Скитский писал, что «торговля (у кумыков – М.-П.А.) была значительной, так как земли кумыков лежали на дороге, соединяющей Восточную Европу с Закавказьем» [25, с. 123].

Основными торговыми центрами в рассматриваемый период на Кумыкской плоскости были селения Тарки, Эндирей, Аксай, Костек, куда собирались торговые люди не только из всего Дагестана, но и из Центральной России, Кабарды, Осетии, Персии и т.д. [8, с. 101].

Указанные торговые центры выступали в роли связующего звена в контактах горных частей Северного Кавказа с Россией.

Особо следует выделить Тарки, который был главным жизненным центром кумыкских земель [17, с. 172]. В изучаемое время Тарки являлся и политическим центром – столицей шамхальства и центром внутренней торговли Дагестана. Сюда поставляли свои товары со всех концов шамхальства, а также из других владений Дагестана. Известны древние торговые пути, связывавшие равнинный Дагестан с нагорным: дорога, идущая от Тарки через Торкалы – Кафыр – Кумух – Казанище – Кумух – Дюльтыдаг – Закаталы или Кумух – Турчидаг – Согратль – Чох [15, с. 51]. В Тарках помимо местной продукции (марена, соль, пшеница, скот, шерстяные изделия домашней промышленности, ремесленные изделия и др.) в обращении было много товаров, поступавших из Ирана, Закавказья, России (а через Россию и из Западной Европы) [9, с. 54].

Для продажи своих товаров таркинские купцы ездили на Северный Кавказ и в Россию: в крепость Терки, Астрахань, Москву, а также в города Закавказья и Ближнего Востока [7, с. 107]. «Несколько жителей в Тарху, – отмечал И.-Г. Гербер, - имеют купечество в Персии и в России» [11, с. 33]. На это указывал и И.Чулков: «Жители города Тарху, – писал он, – отправляют купечество с Персиею и Россией» [29, с. 472].

Особо следует отметить и тот факт, что в самих Тарках «для купечества жили» и представители других, не дагестанских народов [7, с. 109].

«Торговля внутри аулов находится в руках армян и евреев», - писал Н.Ф. Дубровин [13, с. 620]. Особенно преобладали армянские торговцы, которые продавали русские товары [16, л. 17]. И.Н. Березин писал: «Здесь (в Тарках – М.-П.А.) находится не более тридцати лавок, и в самом лучшем здешнем магазине лежит товару много, много рублей на семьдесят. Постоянный предмет солидной торговли составляют здесь бумажные материи для горских щеголих, верблюжье сукно для горских щеголей, и татарские башмаки для всех вообще. В летнее время базар оживляется привозными фруктами, но цена на них довольно высока: арба дынь стоит пять целковых» [4, с. 62-63].

Количество купцов, приезжающих торговать в Тарках постоянно росло. В шамхальство Тарковское приезжали «азербайджанские, армянские, крымские, турецкие, грузинские и российские купцы» [3, с. 166].

Более интенсивный характер носили в ту эпоху торговые связи кумыкского населения с русскими. Они значительно выросли в период нахождения Кумыкской плоскости в составе Русского государства, когда для снабжения русских гарнизонов потребовались различные местные продукты [26, л. 3]. По приказу Петра I покупка этих продуктов должна была производиться «наличными деньгами» [3, с. 166].

Основным центром торговых связей народов Дагестана с Россией стала в это время основанная Петром на реке Сулак крепость Святой Крест [22, с. 144].

Как сообщал И.-Г. Гербер, таркинцы посещали Святой Крест и ездили в Астрахань со своими товарами [11, с. 69].

Генералом Левашовым были приняты меры, чтобы дагестанцы привозили в Святой Крест побольше продуктов [20, с. 13].

Буйнакцы также снабжали местный гарнизон всякими съестными припасами [20, с. 68].

Меры, принимаемые царизмом, значительно способствовали развитию торговли не только на территории кумыкских феодальных владений, но в Дагестане в целом. Так, в грамоте Петра I от декабря 1722 г. на имя шамхала Адиль-Гирея по поводу отпуска из крепости Святого Креста ему пороха и свинца сказано: «... Пороху, свинцу и кремней велено к вам отпустить из крепости Святого Креста, что при Сулаке или от Астраханской...»[23, с. 275].

В 1724 г. последовал специальный Указ Сената о беспошлинном провозе и свободной продаже вина, табака, всяких хлебных и мясных припасов и скота в Дербенте, Баку и в крепости Святого Креста [23, с. 295].

В Россию из Тарков вывозились местные изделия кустарной промышленности: паласы, ковры, сукна как таркинской работы, так и из других регионов Дагестана, сабли, кинжалы, продукцию сельхоздеятельности: фрукты, воск, мед и т.п., а, главное, сырье: хлопок-сырец, шелк-сырец, марена. Здесь же русскими купцами приобретались и восточные товары: дорогие ткани, драгоценные камни, пряности и другие предметы роскоши, а также сырье: шелк и хлопок, часть из которых транзитом шла в Европу [15, с. 54].

В 1735 г. была упразднена крепость Святой Крест, и в том же году основан был город Кизляр, как главный административный и торговый центр на Северо-Восточном Кавказе. Он активно участвует в экономической и политической жизни Низменного и Приморского Дагестана; особенно следует отметить рост торговых связей [9, с. 54].

Большой интерес в раскрытии торговли кумыков с Кизляром представляют письма кумыкских феодальных владетелей, адресованных кизлярским комендантам. Так, 8 мая 1750 г. шамхал Хасбулат в письме к генералу А.П. Девицу просит «пропустить из Кизляра закупленных лошадей и разрешить приобрести товару, а именно, олова, нашатырю, свинцу» [28, л. 58]. Шамхал Тарковский Муртазали, сын Хасбулата, в письме от 17 апреля 1769 г. просит кизлярского коменданта Н.А. Потапова пропустить его людей «для продажи фруктов и парчи» в Кизляр и обратно [28, л. 114]. Тарковские торговые люди были частыми гостями в Кизляре. Приезжали сюда и жители Эндирея, Аксая, Карабудахкента, Буйнака и других кумыкских селений [1, с. 36].

В шамхальство Тарковское направлялись специальные торговые агенты для закупки фруктов для императорского двора [28, л. 41]. Кизлярские купцы заключали подряды с кумыкскими феодальными владетелями на поставку «всяких потребных им вещей... принимая за них тамошние товары» [28, л. 14].

В рассматриваемый период одним из крупных центров как внутренней торговли Дагестана, так и внешней – с Россией и народами Северо-Восточного Кавказа, являлся Эндирей – центр Эндиреевского владения, наиболее влиятельного в Засулакской Кумыкии, который находился на трассе прикаспийского торгового пути. Оно служило «воротами ведущими на плоскость» [10, с. 149]. Эндирей был крупным центром и работорговли. «Эндерейская деревня, – писал С.М. Броневский, – по местоположению своему будучи, так сказать, воротами между горами и долинами, сделалась сборным местом и главной в сей стране ярмаркой для торга пленниками, высылаемыми из Дагестана и Лезгистана» [5, с. 197-199]. Рабов из Эндирея отправляли «в Анапу, Сухум-кале, Поти, Батум, а также оттуда через турецких купцов – в Константинополь, Египет и левантские порты» [5, с. 199]. Через это владение проходил торговый путь из России в Закавказье и Иран, контроль над которым обогащал эндиреевских владетелей за счет пошлин с русских и иранских купеческих караванов за перевозы через реки Сунжа и Койсу (Сулак). Эндиреевским владетелям принадлежали и основные зимние пастбища, за аренду которых многие общества Дагестана вынуждены были уплачивать им большую плату натурой.

«Эндери стало торговым местом, куда стекались армяне и евреи, без которых торговля не мыслима», – писал П.И. Ковалевский [17, с. 167-168]. Трудно переоценить роль Эндирея как центра международной транзитной торговли, с одной стороны, и центра русско-дагестанских торгово-экономических контактов, связующего звена между Россией и нагорным Дагестаном, с другой. Через Эндирей кизлярское купечество связывалось с Салатавией, Гумбетом, Анди, Ботлихом. Отсюда кизлярские купцы ездили вглубь дагестанских гор, в «тавлинские деревни» [15, с. 96]. В Эндирей на еженедельные базары (по пятницам) съезжались почти изо всех областей Северного Кавказа. Здесь можно было встретить представителей Дагестана, Осетии, Чечни, Ингушетии, Кабарды. Эндирей вело обширную торговлю не только с Кабардой, но и с Персией и Крымом. На эндирейском базаре можно было приобрести разнообразные товары, все необходимое для хозяйства горца. Почти отовсюду с плоскости и гор Северного Кавказа сюда поступали товары сельскохозяйственного и ремесленного производства: зерно, фрукты, виноград, орехи, скот, продукты животноводства, шерсть, бараньи шубы и т.д. [10, с. 149-150].

Из Эндирея транзитом через Кизляр в Россию вывозили в больших количествах марену, шелк-сырец, рис, фрукты, мед, воск, сыр, горское сукно, шелковые и бумажные ткани и т.д. поставки марены из Эндиреевского владения в Кизляр в середине ХVIII в. были весьма значительными по сравнению с другими пунктами, традиционно поставлявшими марену на российский рынок [28, л. 12, 18, 28].

Из России в Эндирей купцы привозили сукна, меха, кубки, котлы, по специальному разрешению предметы вооружения – пищали, сабли, панцыри, и также по специальному разрешению татарских пленников – ясырь [19, с. 9]. Приезжали сюда и гребенские казаки для продажи рыбы и закупки зерна, лошадей и ремесленных изделий [28, л. 36].

Несомненно видно, что Эндирей первой половины ХVIII в. не только важнейший рынок сбыта продукции многих регионов Дагестана, но и партнер и посредник русско-дагестанской торговли, одно из крупнейших селений Засулакской Кумыкии с обширной местной торговлей [15, с. 97].

Важным торгово-ремесленным центром в изучаемый период в Засулакской Кумыкии было и селение Аксай – резиденция феодальных владетелей, обособившихся от эндиреевских и ставших на путь самостоятельного развития в конце ХVII в.

Аксай, находясь «на правом берегу Аксая, при выходе сей реки из гор» и в непосредственной близости к границам России, будучи расположенным на торговой магистрали, которая проходила через Кизлярский перевоз, играл значительную роль в развитии российско-северокавказских торгово-экономических связей [6, с. 242].

Каждую неделю в Аксае бывали оживленные базары, собиравшие большое количество людей из соседних областей Северного Кавказа [10, с. 152].

Торговцы съезжались сюда заранее, за один или два дня до открытия базара. Особенно много было купцов из армян, которые имели здесь множество лавок [12, с. 253].

В Аксае армяне обитали с давних времен, как и в других торговых центрах Западного Прикаспия, и обслуживали посредническую торговлю в регионе. Здесь торговали не только российскими или восточными товарами, но и привезенными с гор или других регионов Северо-Восточного Кавказа.

«Аксай представляет собою... торговый пункт в Северо-Восточном углу Кавказа», – писал Н. Семенов. «Базары на подобие ярмарок бывают в нем три дня в неделю в течение круглого года и на них съезжаются со скотом, хлебом, кожами, лесом, оружием и другими местными произведениями не только из всех мест... Дагестана, но и из Чечни и Ногайских степей» [24, с. 229]. Далее продолжает Н. Семенов, что «в Аксае множество лавок с красными товарами и масса мастерских, в которых изготовляются азиатское оружие, металлическая посуда, земледельческие орудия, конская сбруя, обувь и прочее» [24, с. 229].

В изучаемое время Аксай выступает в роли торгового центра, где осуществлялись русско-дагестанские торгово-экономические контакты, в то же время он посредничает в торговле России с народами Северо-Восточного Кавказа [15, с. 98].

«Производимый в оном (с. Аксай – М.-П.А.) торг, привлекает туда многих соседственных чеченцев, относительно коих также весьма важно сие место» [27, лл. 3-3 об.].

Жители Аксая, как свидетельствуют архивные документы, вывозили в Кизляр и другие города на продажу марену, хлопок, шелк, рис, фрукты, мед, сукно местное, бурки и т.д. В Кизляре же они приобретали изделия русской промышленности: «для домашних потребностей … котлов чугунных-2, … башмаков савровых- 4 пары, сито- 1, холста на 4 рубахи…» и пр. [28, л. 97].

В документе архива Терского коменданта от 15 февраля 1726 г. сообщается о том, что с терских окочан Сурхая Усманова с двумя его работниками, которые были пропущены в Аксай «для покупки запасов, также были взяты пошлины» [28, л. 2 об.].

Аксаевские феодальные владетели взимали пошлины и с кизлярских купцов, ведущих торговлю в данном владении. Так, например, в своем письме от 1 мая 1765 г. аксаевский владетель Эльдархан Султанмамутов к кизлярскому коменданту Н.А. Потапову высказывает свое право взимать пошлины с кизлярских купцов: «У нас и отцовские и дедовские обычаи имеется так: таки люди, ежели в таких случаях сообщается с нашими подвластными людьми и приедут к нашим конским табунам, тогда мы с них чрез бегаулов своих, по отцовским обычаям, надлежащие пошлины берем. Но ныне мы по той же силе с них брали пошлины, а вы хотите те отдревле надлежащие наши пошлины отставить, то мы того весьма в обиду почитаем...» [28, л. 65].

В Засулакской Кумыкии одним из известных торговых центров был Костек – центр Костековского владения. «... В торговом отношении он уступает Аксаю, хотя и в нем бывают еженедельные базары; кроме того он богат хлебом, виноградом», – писал Н. Семенов [24, с. 229]. Судя по архивным материалам, Костек играл немаловажную роль в осуществлении русско-дагестанских торгово-экономических контактов. Здесь также имелись лавки кизлярских армян, комиссионеры крупных российских предпринимателей скупали марену, хлопок, поставляя «потребные вещи» в Костек [15, с. 99-100]. «Доходы костековского народа состоят ... в продаже в Кизляр дров, кольев в сады виноградные и леса строевого...», – писал А.И. Ахвердов [2, с. 214].

Рыболовство являлось одной из доходных статей жителей Костека и их владетелей. Как свидетельствует С.М. Броневский «Андреевские и Костековские владельцы равномерно отдают рыбные ловли свои… армянам и российским промышленникам и получают из того изрядный доход… Река Койсу изобилует рыбою, в оной ловятся осетры, севрюги, лососи, карпы, жерех и пр. …» [5, с. 201].

В Костеке в рассматриваемый период получило большое развитие и ремесленное производство, особенно связанное с обработкой металла. Костековские ремесленники занимались не только изготовлением сельскохозяйственного инвентаря, но и ремонтом и изготовлением холодного и огнестрельного оружия. Терские казаки постоянно приобретали у местных жителей строевых лошадей и арбы. Для закупки повозок казаки выезжали в горские селения и там приобретали их для нужд всей станицы [21, с. 240].

Таким образом, вышеприведенный материал позволяет нам констатировать, что торговые центры Кумыкии (Тарки, Эндирей, Аксай и Костек) в ХVIII в. приобретают все большее экономическое значение в российско-северокавказских отношениях, становясь важными транзитными пунктами в этих торговых взаимоотношениях.

Следует также отметить, что торгово-экономические связи с Россией имели прогрессивное значение для народов региона, поскольку они стимулировали рост местного производства. На свои ремесленные изделия, скот, хлеб, меха, фрукты, народы региона приобретали у русских не только соль, но и предметы первой необходимости, легкий и дешевый ситец, холст и другие ткани, различные орудия производства. Разумеется, что они больше тянулись к развитию торговли с Россией, несмотря на сложность политической остановки и антирусскую пропаганду со стороны шахского Ирана и султанской Турции.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Акбиев А.С. Кумыки. Вторая половина ХVII – первая половина ХVIII века. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1998. – 152 с.

2. Ахвердов А.И. Описание Дагестана. 1804 г. // ИГЭД. М.: Изд-во вост. лит-ры, 1958. С. 213-229.

3. Белл Д. Белевы путешествия через Россию в разные Асиятские земли, а именно: в Испагань, в Пекин, в Дербент и Константинополь / Пер. с франц. М. Попова. Ч. 1-3. СПб.: Тип. Имп. АН, 1776. Ч. III. – 247 с.

4. Березин И.Н. Путешествие по Дагестану и Закавказью. Изд. 2-е дополн. Казань: Университетская тип., 1850. Ч. 1-3. – 120-134-128 с.

5. Броневский С.М. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. В 2-х ч. М.:Тип. С. Селивановского, 1823. Ч. I. – 361 с.; Ч. 2. – 471 с.

6. Буцковский А.М. Выдержки из описания Кавказской губернии и соседних горских областей. 1812 г. // ИГЭД. М.: Изд-во вост. лит-ры, 1958. С. 239-246.

7. Гаджиев В.Г. Сочинения И. Гербера «Описание стран и народов между Астраханью и рекой Курой, находящихся» как исторический источник по истории народов Кавказа. М.: Наука, 1979. – 270 с., ил., карт. фокс.

8. Гаджиева С.Ш. Кумыки: Историко-этнографическое исследование. М.: Изд-во АН СССР, 1961. – 385 с.

9. Гамрекели В.Н. Торговые связи Восточной Грузии с Северным Кавказом в ХVIII в. В 2-х ч. Тбилиси: Мецниереба, 1968. Ч. I. – 108 с.

10. Гашимов Ч.М. Из истории взаимоотношений народов Дагестана с народами Северного Кавказа во второй половине ХVI-ХVIII вв.: Дис... канд. ист. наук. Махачкала, 1969. – 249 с.

11. Гербер И.-Г. Известия о находящихся с западной стороны Каспийского моря между Астраханью и рекою Курой, народах и землях и об их состоянии в 1728 г. // Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие. СПб.: изд-во имп. АН, 1760. Январь–июнь –576 с., июль –декабрь –596 с.

12. Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов ХIII-ХVIII вв. / Сост. В.Г. Гаджиев. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1992. – 301 с.

13. Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. В 6 т. СПб.: Тип. Департамента уделов, 1871. Т. I. Кн. I. – 640 с.

14. Ибрагимов М.-Р.А., Аджиев А.М. Кумыки // Народы Дагестана: Сборник статей. М.: Наука, 2002. –С. 472-492.

15. Иноземцева Е.И. Дагестан и Россия в ХVIII – первой половине ХIХ в.: проблемы торгово-экономических взаимоотношений. Махачкала: Тип. ДНЦ РАН, 2001. – 226 с.

16. Клапрот М.Ю. Историческая, географическая, этнографическая и политическая карта Кавказа и соседних провинций между Россией и Персией. Париж: Лейпциг, 1827 / Пер. с франц. З. Кидаловой. // РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. I. Оп. I. Д. 76. –20 л.

17. Ковалевский П.И. Кавказ. Т. I. Народы Кавказа. СПб.: Тип. М.И. Акинфиева, 1914. – 344 с.

18. Кульчик Ю. Дагестан: кумыкский этнос. М.: Веста, 1993. – 105 с.

19. Кушева Е.Н. Русско-дагестанские отношения в ХVI-ХVII вв. Махачкала: Изд-во ДагФАН СССР, 1954. – 26 с.

20. [Лерх И.Я.] Выписки из путешествия Иоанна Лерха, продолжавшегося от 1733 по 1735 год из Москвы до Астрахани, а оттуда по странам, лежащим на западном берегу Каспийского моря // Новые ежемесячные сочинения. СПб.: изд-во имп. АН, 1790. Ч. 43– январь–96 с.

21. Омельченко И.Л. Терское казачество. Владикавказ: «Ир», 1991. –301 с.

22. Очерки истории Дагестана. Т. I. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1957. – 392 с.

23. Русско-дагестанские отношения ХVII – первой четверти ХVIII вв.: Документы и материалы / Сост. Р.Г. Маршаев. -Махачкала: Дагкнигоиздат, 1958. – 336 с.

24. Семенов Н. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. СПб.: Тип. А. Хомского, 1895. – 487с.

25. Скитский Б.В. Очерки истории горских народов. Орджоникидзе, 1972. – 379 с.

26. Тамай А.И. Кумыки в ХVIII в. // РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 3. Д. 78. – 68 л.

27. ЦГА РД. Ф. 335. Комендант крепости Терки. Оп. 1. Д. 4451.

28. ЦГА РД. Ф. 379. Кизлярский комендант. Оп. 1. Д. 203, 723, 1196, 712, 750, 681, 532, 595.

29. Чулков М. Историческое описание Российской коммерции. М.: Тип. Пономарёва, 1785. – 618 с.

Размещено: 04.07.2012 | Просмотров: 3425 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.