Кумыкский мир

Культура, история, современность

К генеалогии аристократии «Кавказской Тюмени»

Генеалогия правителей «Кавказской Тюмени»1), т.е. «старинного кумыкского владения Тюменское с приморским городком Тюменем со смешанным населением из кумыков, кабардинцев, ногаев, астраханских и казанских татар и персидских тезиков» [1] все еще не стала предметом специального исследования. Имеющиеся редкие публикации в основном посвящены истории возникновения и существования этого этнополитического образования. Вопросы происхождения и узко-этнической принадлежности тюменских (кавказских) правителей в литературе еще не затрагивались.

***

Правители «Кавказской Тюмени» впервые упоминаются в восточных источниках под соционимом «туман-шах» [2], впоследствии в русских источниках – «шевкал» [3], в турецких XVI – «тюмен-беги» [4]. Тюмены и их правители "считали себя самыми древними обитателями Кавказа со времен персидских шахов Асфендияра, Кабада, Ануширвана" [5]. Первые исторические сведения о тюменах вообще и их правителях в частности, содержатся в армянских источниках. Так, среди подвластных "гуннскому государю" на Северном Кавказе 14 тюркских племен, в Армянской истории (V в.) - наряду с "хун", "маскут", "пукур" (булгар), "гуан" (гюен), - называется и племя "тома" [6], которых с высокой степенью вероятности можно отождествить с тюменами. По сведениям же «Дербенд-наме Мухаммеда Аваби Акташи (XVII в.) о тюменах известно, что Ануширван Справедливый, т.е. Хосров I, царствовавший с 531 года по Р.Х., сын шаха Кобада, желая преградить хазарам путь с севера в Иран, не только укрепил Дербент, но и занял поселениями плоскость от Дербента до Терека. В числе прочих было тогда переведено сюда из Персии племя туман, правителем которого Ануширван избрал лицо из среды того же народа и назвал его Туман-шахом [7]. О пространстве первоначального владения Туман-шаха можно судить по тому, что в нем заключались города: Семендер (близ теперешнего Таргу, г. Махачкала); Инджи, в трех агачах (18 верст) от Семендера, на морском берегу; Кейван, между Тарху и Эндери; Балх или Эски Эндери (Старое Эндиреево) на р. Ихран, впадающей в Койсу или Сулак. Эта территория в раннем средневековье «составляла часть Страны гуннов, которая простиралась от Дербента до за-Терских степей» [8]. Такое свидетельство нисколько не противоречит известию Дербенд-наме об образовании владений Туман-шаха в VI в., хотя бы и внутри Прикаспийской Гуннии. Напротив, говорит о том, что близкое соседство тюменов с гуннами началось еще в VI столетии и продолжалось до настоящего времени.

По преданиям кумыкских тюменов, тюмены появляются на Кумыкской плоскости одновременно с хазарами [9]. По тем же преданиям "их предки первоначально населяли земли между Чир-юртом и Гамри с центром в Ихране - Чирюрте".

Ученые, соглашаясь со сведениями преданий о том, что, позднесредневековые тюмены являются потомками раннесредневекового «народа Туманшахов, поселенного Ануширваном», считали, что само владение Туман-шаха в VIII в. находилось там, где "владение Шамхальское, нижняя часть Уцмиева" [2, с. 6]. С ним соглашался и Н.С. Семенов [10 , с. 237].

По вопросу узко-этнической принадлежности кумыкских тюменов существуют различные мнения. Русский кавказовед XIX в. Н. Ходнев считал асов (гунно-булгар) прямыми предками этого тюменского рода [8]. Специально занимавшийся историей «Кавказской Тюмени» историк-кавказовед Л.И. Лавров, на основании изучения исторических источников и их сопоставления пришел к совершенно обоснованному выводу, что «исторические данные позволяют считать тюменов дополовецкими тюрками» [11, с. 164]. В свое время проф. С.Ш. Гаджиева высказала справедливое предположение о том, что фамильным прозвищем князей тюменских, возможно, было название, встречающийся в описании племен Засулакской Кумыкии «бурчебий» [12, c.34], которое мы склонны соотносить с бурчевичами русских и с бурджоглу восточных летописей [9, c. 53,54]. Возможно, это фамильное прозвище скрывает их происхождение от раннесредневековых бурджан, т.е. от бургар (булгар, борган)2).

Хотя дискуссия на этот счет еще продолжается, но все же, говоря о тюменах, правильным будет отличать раннесредневековых тюменов (по терминологии Л.Лаврова «дополовецких тюрков») от позднесредневековых (т.е. золотоордынских), хотя и противопоставлять также нет у нас никаких оснований с учетом этногенетической преемственности ранне- и позднесредневекого тюркского населения в Засулакской Кумыкии. Понятно, что к тюменам («дополовецким» тюркам), безусловно, в результате войн и не прекращаемых перекочевок кочевого населения в период Золотой Орды, особенно в эпоху ее распада, примешались и другие тюрки (те же волжские, крымские татары, ногайцы и др.).

В силу скудости сведений в источниках, мы можем предположить, что в период после монгольского завоевания кумыкские тюмены (этнос) были включены в седьмой черкесский улус Золотой Орды в качестве вассалов чингизидских правителей, а их древнее самоназвание «тюмен» («тумен») было отождествлено с тюрко-монгольским термином «тумен» (десять тысяч).

Подтверждением вышеизложенного тезиса в какой-то мере могут служить сообщения источников, в т.ч. и свидетельства епископа г. Султании (Иран) Иоанна де Галонифонтибуса, подолгу путешествовавшего по Кавказу. Так вот, этот автор (закончил свой труд в 1404 г.), говоря о Великой Татарии, сообщает, что «эта страна предоставляет поселения для многочисленных народов и состоит из различных провинций, а именно: Кумания, Хазария, кипчаки, гумат (!), кумыки и авары» [14, c. 34). Упомянутых здесь гумат, на наш взгляд, логичным будет отождествить с «тумат» (мн. число от тум), которых Плано Карпини (путешествовал в 1245-47 гг.) упоминает наряду с кумыками (комук), команами, чиркасами (чериг+асы), среди подчиненных монголам земель и народов [14, c. 267, 472].

В посттимуровское время, когда этнополитическая ситуация в Золотой Орде и в частности в рассматриваемом регионе, была окончательно дестабилизирована, тюмены, видимо, смогли самоогранизоваться и создать свое княжество (ханство). Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в ХV-ХVI вв. известностью пользуется Тюменское кумыкское княжество в низовьях р. Терек [1, c. 163]. Так, уже в начале XV в. в 1401 г. здесь на Северо-восточном Кавказе впервые упоминаются католические миссии, среди которых наиболее известными становятся "Chomek" ("Кумук"), "Tumen" ("Тюмень") и "Tarci" ("Тарки") (Ж. Ришар), до 1392 года входившие в "епископство Каспийских гор" ("брат Журден") [15, c. 607; 16, c.112]. Удается, видимо, устоять Тюмени и кумыкским тюменам и после опустошительного вторжения газиев шейха Хайдара (1486 или 1487 гг.) на Северный Кавказ.

Хотя сведения о Тюмени и тюменских князьях в первой половине XVI века в источниках весьма и весьма скудны, тем не менее, можно предположить, что это этнополитическое образование на Терке все же продолжало существовать как самостоятельная единица. Так, если судить по кумыкским, гребенским (терские казаки) преданиям, во главе этого ханства в этот период стоял «кумыкский феодал Агры-хан (Аур-хан) Тюменский (от имени которого идут названия реки Агры-хан и Аграханского залива на Каспии)». Считается, что Агры-хан был племянником последнего ордынского хана Ших-Ахмата и кочевал между Доном и Волгой; но заведя с ханом обычную усобицу и оставшись побежденным, перебежал со своим улусом к Тереку, где занял Учинскую косу и от нее приморскую равнину между нижними течениями Сулака и Терека до озера Джунгула. Именно этот хан в 1525 г. на своей вотчине, на левом берегу Терека (у устья Терека – Горынь-реки) дружелюбно принял первую партию казаков с Дона. Эти сведения и легенды об Агры-хане, владельце большого улуса, отложившегося в конце XV- начале XVI в. (но не позже 1525 г.) от Золотой Орды, приводит И.Д. Попко [17, c. 14; 41; 18. C. 65-67]. Несколько позже в русских источниках известным становится «шевкал Тюмени», «князь тюменских кумыков», принявший в 1558 г. подданство России Агим (он же, очевидно, Агиш. – К.А) [18; 33;30], и ставший после него в 1559 г «шевкалом» «тюменский князь Токлуй» [19, c. 313] , после Токлуя в 1569 г. – его племянник, тюменский князь Тюгень Атяков. Очевидно, проиграв в борьбе за власть в Тюмени на службу к русским царям в 1570-е гг. переходят сыновья князя Агиша (см. выше), братья Василий (?-1613) и Роман Агишевичи Тюменские и становятся родоначальниками одной из ветвей русского дворянства – князей Тюменских [3, c.230]. В последней четверти XVI в. (1578- 1583 гг.) в турецких источниках впервые фигурирует правители Тюмени (“Tümen Begligi Mirzası’, “Tümen Hakimi») Туки-бег (“Tuki-beg”) и Султанай Бег (“Sultanay Beg”) [4, s. 312, 314], последний известен и в русских источниках (1588-1594 гг.) под именем «Салтаней князя» [20, c.73, 571].

В дальнейшем, на рубеже XVI-XVII вв., а именно в 1594 г., Тюменское владение в результате русского завоевания исчезает с этнополитической карты Северо-Восточного Кавказа. Не смирившаяся часть тюменей и их правителей принимает покровительство и власть Солтан-Мута Эндиреевского, становятся его вассалами3). Так, например, среди его вассалов в XVII в. значатся «тюменские мурзы Маймет-мурза Тотуев да Черкас-мурза Салтанеев, да Магдей-мурза Салтанеев, да Канмурза Алкасов, да Амир-мурза Ракаев». Но в дальнейшем 1626 г. они же приняли присягу «служить царю московскому и «от кумыцково от Салтан-Магмута-мурзы кабаками своими откочевати прочь и с ними битися» [21, c. 78-79.]. Их дальнейшяя судьба по источникам не прослеживается. По сведениям же А.-К. Бакиханова о них известно, что «остаток древнего народа» (очевидно, речь идет о той части, которая осталась в Засулакской Кумыкии.-К.А.) «по пресечении рода собственного их эмира, подчинился потомкам Казан-Алпа сына Султан-Мута Эндиреевского» [2, С.110]. Возможно, что в данном случае речь идет об «Айтек-мурзе Салтанееве тюменском владелце», в 1641 г. вместе с эндиреевским князем Казаналпом в г. Терки присягнувшем на верность царю Михаилу Федоровичу «по бусурманской вере» служить ему «верой и правдой» и вернувшийся к себе в Эндирей [21, С.154-155]. Известен, однако, в 1641 г. и тюменский князь Шевкал, Зурешея сын (1641 г.) [21. с. 161-162]. Эти, по всей видимости, были «последними могиканами» из кумыкских тюменских князей. В исторических источниках последующих эпох они ни разу не упоминаются.

Таким образом, упоминаемых в XV-XVII вв. кумыкских тюменов мы можем определенно считать потомками осевших на Кавказе в IV-VI вв. кавказских гуннов (булгар, хазар, аваров), пронесших свое исконно гуннское имя через тысячелетия. В последующие эпохи к ним, очевидно, примешались куманы, татары Золотой Орды. Они же являются двумя среди многих других этническими составляющими кумыкской позднефеодальной феодальной народности, вошедшими в ее состав на рубеже XVI-XVII вв.

Примечания

1) Так это владение на нижнем Тереке было названо Л. Лавровым (см. в списке литературы), но ранее в литературе существовали и другие названия: «Шевкальская Тюмень», «Прикаспийская или Хвалимская Тюмень».

2) Ленинградский ученый установил, что чтение «бурджан» является ошибочным. Арабская графика дает четыре схожих написания: булгар, булкар, бургаз и бурджан. Третья согласная в этих словах может передавать согласный звук «г». В двух последних словах третья согласная предает звук «г» именно в инозячных словах. Таким образом, по В. Полосину, читать следует «бурган». По нему, «бургаз» и «булгар» являются диалектными формами общего древнего этнонима «бургар», который впервые упомянут у византийского автора Захария Ритора (ок.555 г.). См.:Полосин В. Этноним «булгары» в арабских источниках // Крат.сообщ. VII науч.сес. ЛО ИВ АН СССР. Л.1971.С. 26-29.

3) Свою особую точку зрения, основываясь на кумыкских народных преданиях на этот счет еще в XIX в. высказал Н. Ходнев (см.: Заметки о древних названиях кавказских народов // Кавказ. 1867. №45, 67,81), который писал, что «до Султан-Мута тюмены и гуэны имели своих князей; но сначала первые истребили князей у вторых, а потом вторые у первых. Наконец, после Султан-Мута те и другие подчинились его потомкам».

Приложение

К генеалогии аристократии Кумыкского тюменского княжества («Кавказской Тюмени»)

Пояснительный текст

(1) Считается, что Агры-хан был племянником последнего ордынского хана Ших-Ахмата и кочевал между Доном и Волгой; но заведя с ханом обычную усобицу и оставшись побежденным, перебежал с своим улусом к Тереку, где занял Учинскую косу и от нее приморскую равнину между нижними течениями Сулака и Терека до озера Джунгула. В конце XV –начале XVI в. он отложился от Золотой Орды, образовав здесь ханство (княжество).

(2) В источниках фигурирует как «шевкал Тюмени», «князь тюменских кумыков»; в 1558 г. принял подданство России (он же, очевидно, Агиш. –К.А) [ПСРЛ. Т.13. Вторая половина. М., 1965. С. 313; Н. С. в газ. "Кавказ" 1886 г. (№№ 141, 142, 178, 179). Он имел двух сыновей – Василия (до крещения - Мамай) и Романа (кум. имя не известно). Его сыновья, очевидно, проиграв в борьбе за власть в Тюмени, перешли в 1570-е гг. на службу к русским царям; оба брата являются родоначальниками одной из ветвей русского дворянства – князей Тюменских. В «Русской родословной книге» братья Василий и Роман Агишиевичи Тюменские ошибочно отнесены к сибирской Тюмени (см.: Лобанов-Ростовский. Русская родословная книга. Т.Н. Изд.2. 1895. С.307).

(3) Тюменский Василий (до крещения Мамай) Семенович (Агишевич) - князь, дворянин московский и воевода. Старший из двоих сыновей кн. Тюменя Агиша из тюменских кумыков (В 1559 г. принял русское подданство). Вместе с братом (см. ниже) выехал на службу в Москву около половины XVI в; занимал высокое положение в государственном управлении, руководя многочисленными приказами, а также командные должности в русской армии. В 1614-1616 гг. был воеводой в Ярославле. Был женат на дочери боярина И. В. Шереметева-Большого Марии (ум. в 1591 г.), имел дочь Марию (была замужем за Сатычем Урусовым) и сына Василия (погиб в смутное время в 1612 г.) (Алиев К.М. Кумыки в военной истории России ( XVI – начало ХХ в.). Махачкала. 2010)

(4) Тюменский Роман Семенович (Агишевич) – князь, дворянин московский и воевода, младший из двоих сыновей князя Тюменя Агиша. Зимой 1574/75 г. водил полк правой руки «под Колывань и в Колыванские пригородки в войну». Летом 1575 г. командовал сторожевым полком в походе «под Пернов… и Пернов взяли». В 1580 г. упоминается, как и брат (см. выше) среди воевод, собранных в Ржеве для Литовского похода. Тогда его назначили 2-м воеводой в полк правой руки. В 1583 г. командовал «по немецким вестем» сторожевым полком в Новогороде Великом, готовясь к походу против шведов. В феврале 1586 г. участвовал в чине окольничего (?) в приеме литовского посла Л. Сапеги. С 1588/89 г. числился в московских дворянах. В 1619 г был воеводой в Ярославле. Оставил единственного сына Алексея (Андрея), который в 1617-1618 гг. был воеводой в Соликамске (Славянская энциклопедия. Киевская Русь-Московия: в 2-х т. М.2001; Алиев К.М. Кумыки в военной истории России ( XVI – начало ХХ в.). Махачкала. 2010.)

(5) Токлуй упоминается в качестве «шевкала», «тюменского князя» в 1559 г.

(6) Князь Тюген Атяков сменяет Токлуя в качества тюменского князя в 1569 г. Источники называют его племянником Токлуя. Исходя из фамилии можем предположить, что отцом его был Атяк (правильнее - Айтек), брат Токлуя. Под 1578 г. в турецких источниках фигурирует «тюмен беги» Тюки-бег. Весьма заманчиво последнего отождествить с Тюгенем (правильнее, наверное – Туган).

(7) Султанай-бег в качестве правителя Тюмени фигурирует в турецких источниках в 1581-1583 гг. Известен он и русским источникам под 1594 годом как «Салтанай князь». В 1594 г. русские войска разгромили «Салтанеево место» на Сулаке. Султанай-бек, по тем же русским источникам имел трех сыновей, которые названы «вассалами» Султан-Мута Эндиреевского (см.ниже). Сам Султанай-бек, видимо, был сыном Тюгена Айтекова, потому что один из его сыновей наречен Айтеком.

(8) Черкес-мурза Салтанаев, назван «тюменским мурзой».

(9) Айтек-мурза Салтанаев. Он, по видимому, назван Айтеком по имени деда Атяка (Айтека), он также назван «тюменским мурзой». «Айтек-мурза Салтанеев, тюменском владелец», в 1641 г. вместе с эндиреевским князем Казаналпом в г. Терки присягнул на верность царю Михаилу Федоровичу «по бусурманской вере» служить ему «верой и правдой» и вернулся к себе в Эндирей.

(11),(12),(13) Маймет-мурза Тотуев, Канмурза Алкасов, Амир-мурза Ракаев - из тюменских мурз (1626 г.). 1626 г. они приняли присягу «служить царю московскому» и «от кумыцково от Салтан-Магмута-мурзы кабаками своими откочевати прочь и с ними битися».

(14) Шевкал Зурешея сын, «тюменский князь». Упоминается в 1641 г.

 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и ХХ век. М., 1996.

2. Бакиханов А.-К. Гюлистан-и Ирам. Баку. 1991.

3. Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. М., 1963.

4. Kirzioglu, Fahrettin. Osmanlilar’in Kafkas-Eller’ini Fethi (1451-1590). Ankara. 1992.

5. ЦГА РД, ф.105, оп.2, д.4, л.257.

6. Elize, Vardabed, Mamikonlu Vardan'in ve Ermeniler Savasinin Tarihi (449-482 yillari), ermeniceden cev. V.Langlois, Coll. II С. 34, 44, .47.

7. Шихсаидов А.Р. Айтберов Т.М., Оразаев Г.М.-Р. Дербенд-наме // Дагестанские исторические сочинения. М.: «Восточная литература». 1993. С. 20.

8. Ходнев Н. Заметки о древних названиях кавказских народов // Кавказ. 1867. №45,67,81.

9. Алиев К.М. Дорогой тысячелетий. Кумыки их этнородственные связи. Махачкала. 2004. С. 121; см. также Рук.фонд.ИИАЭ ДНЦ РАН,Ф,1,Оп.!. Д. 2151. Л.7.

10. Семенов Н. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. СПб. 1895.

11. Лавров Л. И. Кавказская Тюмень // Из истории дореволюционного Дагестана. М. 1976.

12. Шихалиев Д. Рассказ кумыка о кумыках (Тифлис.1848). М.-ла.1993.

13. Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов XIII-XVIII вв. Махачкала. 1992.

14. Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов XIII-XVIII вв. Махачкала. 1992.

15. Jean Richard. Les Missionaires latins ches les Kaytak du Daghestan (XIV-e - XV-e siecles // Материалы ХХУ Международного конгресса востоковедов. М. 1963, т.III.

16. Криштопа А. Сведения западноевропейских путешественников ХV в. о Дагестане - Вопросы истории и этнографии Дагестана. М.-ла, 1970.

17. Попко И. Д. Терские казаки со стародавних времен. Вып.1. Гребенское войско. СПб.1880; Шенников А.А. Червленый Яр в XV в. Л., 1987. С. 65-67.

18. Н. С. в газ. "Кавказ" 1886 г. (№№ 141, 142, 178, 179).

19. Полное собрание русских летописей. т.XIII. 2-половина. СПб., 1906.

20. Полное собрание русских летописей. т.XIII. 2-половина. СПб., 1906.

21. Русско-дагестанские отношения XVII – первой четверти XVII вв.. Махачкала. 1958.


Опубликовано: Генеалогия народов Кавказа. Традиции и современность. Вып. III. Владикавказ. С.13–24.

Размещено: 10.05.2012 | Просмотров: 3707 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.