Кумыкский мир

Культура, история, современность

Поздравляем Гарун-Рашида Гусейнова!

Фото

Решением президиума ВАК Минобрнауки России от 30 декабря 2011 г. доценту кафедры русского языка ДГУ Гарун-Рашиду Абдул-Кадыровичу Гусейнову присуждена ученая степень доктора филологических наук.

Напомним, что в апреле 2011 г. в Институте языкознания РАН (г. Москва) им была успешно защищена докторская диссертация на тему «История древних и средневековых взаи¬моотношений языков Северо-Восточного Кавказа и Дагестана с русским языком» (см. также интервью «Мы - не отуреченные кавказцы»).

Диссертация посвящена более чем тысячелетней и ранее практически не изученной древней и средневековой истории взаимоотношений народов и языков Северо-Восточного Кавказа и Дагестана с Россией. Еще до ее защиты автору поступило предложение от одного из ведущих издательских домов Германии - Lambert Academic Publishing, издать по материалам его квалификационного труда монографию на русском языке.

Друзья, члены Кумыкского научно-культурного общества (КНКО), сотрудники республиканской газеты «Ёлдаш» по¬здравляют его с присуждением ученой степени доктора наук, желают дальнейшей плодотворной работы на ниве российской науки и образования.



 
Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

1. Первый древний (до VIII-IХ вв.), реализуемый на лексическом уровне период истории прямых взаимоотношений языков рассматриваемого региона с позднепраславянским языком непосредственно связан с древнейшим протокумыкским, или субстратно-булгарским, этапом формирования кумыкского языка. В силу отсутствия непосредственных ареальных взаимосвязей булгарские лексические элементы других - нахско-дагестанских - языков рассматриваемого региона свидетельствуют об опосредованном характере их древних и последующих (до нового времени) связей с праславянским, древне- и великорусским языками. Взаимодействие этих языков могло затронуть и фонетический уровень, если принять во внимание практически одновременное развитие под булгарским влиянием редуцированных гласных в праславянском и гунзибском языках.

2. В свою очередь, более интенсивное воздействие булгарских языков на нахско-дагестанские языки, отразившееся как на лексическом, так и фонетическом и морфологическом уровнях значительной их части, свидетельствует о большей, по сравнению со славянскими языками, древности их ареальных взаимоотношений. Поэтому развитие соответствующих явлений, имея также в виду близость соответствующих булгаризмов рассматриваемого региона не только к формам широкого круга славянских, но и венгерского языков, могло быть обусловлено миграцией древних булгар с территории Северо-Восточного Кавказа и Дагестана в регионы, ареально смежные с областью распространения древних славянских диалектов.

3. Во второй (дозолотоордынский) период истории взаимоотношений рассматриваемых языков с приходом огузских (печенежских, черноклобуцких и сельджукских), а затем кыпчакских племен местное булгарское население не было полностью ассимилировано. Оно достаточно долго сохранялось (в тех или иных пределах) как на Северном Кавказе и в Дагестане, так и в регионе, прилегающем к границам Киевской Руси. При этом появившиеся уже в конце Х в. в Тмутараканском княжестве, расположенном на Таманском полуострове, носители раннедревнерусского языка устанавливают контакты, в т. ч. языковые, с сохранившимся здесь местным булгарским, близким к протокумыкам населением. Об этом свидетельствуют привлеченные к рассмотрению лексические факты, включая булгаризмы, проникшие в раннедревнерусский язык через печенежское посредство.

4. Вместе с тем в данный период воздействие огузских языков на рассматриваемые языки, обусловившее соответствующие их взаимоотношения, было сравнительно интенсивным и затронуло как лексический, так и синтаксический уровень. В последнем случае следует иметь в виду развитие под огузо-сельджукским влиянием в кайтагском диалекте кумыкского языка перфекта на -yp, по модели которого в древнерусском языке формируется т. н. «новый перфект». Однако конвергентные апеллятивные лексические изоглоссы, обладающие общими фонетическими признаками, оказались сравнительно немногочисленными в то время, как в рассматриваемых языках, в т. ч в (ранне)древнерусском, по преимуществу в его устной (фольклорной) традиции, получило отражение несколько большое число огузских лексических форм, представленных однако лишь этнонимами и антропонимами.

5. Последующее кыпчакское влияние на раннедревнерусский, тюркские языки Северо-Восточного Кавказа и Дагестана, обусловившее появление в них идентичных лексических форм, было менее интенсивным, чем продолжавшееся воздействие булгарских языков, отразившееся не только на лексическом, но и фонетическом уровне (в последнем случае раннедревнерусского языка). При этом продвижение собственно кыпчаков (половцев) в дозолотоордынский период ограничивалось Северо-Западным и Центральным Кавказом и пространством между Волгой и Днепром. В прочих же областях, западнее Днепра, а также на Северо-Восточном Кавказе и в Дагестане, еще сохранялись, как показал также анализ языкового материала, огузированные булгары-куманы (команы) и комуки (ср.: qumuq qom-an), родственные друг другу. Отметим, что, наряду с уже установленным нами случайным характером лексических сходств вайнахских языков с некоторыми словесными формами «Слова о полку Игореве», столь же неадекватной оказывается предпринятая недавно попытка выявления «лексико-семантических параллелизмов» в языке данного памятника и древнекумыкских преданиях.

6. В золотоордынский период (вторая половина ХIII - начало ХVIвв.), когда окончательно оформляется нынешняя кыпчакская принадлежность кумыкского и других северокавказско-куманских языков, и еще был известен позднедревнерусский язык, в книжной традиции последнего начинают отражаться ономастика и этнонимика тюркских языков Северо-Восточного Кавказа и Дагестана. Вместе с тем вследствие уничтожения в результате монгольского нашествия прежнего кыпчакско-половецкого населения Крыма и Северного Причерноморья сюда после 1324 г. была вынуждена переселиться из крайнего западного региона Северо-Восточного Кавказа часть одного из субэтнических подразделений кумыков - баргыны-бораганцы (современные брагунцы). Данный факт подтверждается установленной близостью северокавказско-куманских языков к иным куманским и уральскими (кыпчакско-булгарскими) языкам, кумыкского языка - к языку Codex Cumanicus, созданному в ХIV в. в Крыму, наличием разнообразных северокавказско-куманских языковых элементов в памятниках золотоордынской письменности ХIV-ХV вв. Указанное обстоятельство обусловило появление восточнославянских (древнерусских) лексических заимствований в названном памятнике, возможность отражения в нем (восточно)славянского синтаксического влияния, а также более интенсивное обратное воздействие северокавказско-куманских языков, в т.ч. в лице древнекумыкского, на позднедревнерусский язык и его диалекты, отразившееся не столько на лексическом и семантическом, сколько (возможно, субстратного характера) фонетическом уровне.

7. Установленная на основе типологического анализа соответствующих фонетических и морфологических изоглосс близость к северокавказско-куманским языкам армяно-кыпчакского языка (памятники XVI-XVII вв.), носители которого мигрировали в ХIII-ХVвв. на Украину из Крыма, позволяет полагать, что в рассматриваемую (до указанного времени) эпоху эта близость была более значительной. О том же свидетельствует воздействие на армяно-кыпчакский язык восточнославянского (древнерусского) языка, которое обнаруживается наряду с лексическим на морфологическом и синтаксическом уровнях. Не случайно, имело место и лексическое взаимодействие западно-(древне)русского письменного языка с северокавказско-куманским и армяно-кыпчакским языками, к фактам которого относятся северокавказские куманизмы (кумыкизмы) западно(древне)русского языка, а также западнорусские лексические элементы армяно-кыпчакского.

8. Четвертый период истории рассматриваемых взаимоотношений приходится на эпоху позднего средневековья (XVI-ХVII вв.), когда на Северо-Восточном Кавказе в притеречной зоне начинают расселяться носители ногайского языка и терских (прежде всего - гребенских) русских диалектов. Лексическое взаимовлияние русского, который на уровне отражения соответствующих усвоений в местных (терских) говорах, испытал гораздо большее влияние кумыкского и в меньшей степени ногайского языков, и местных тюркских (кумыкского и ногайского) языков было сравнительно интенсивным и осуществлялось в условиях двустороннего двуязычия. При этом, с одной стороны, в письменном общении между русским и местным населением края использовался кумыкский вариант «северокавказского тюрки», в устном - разговорный кумыкский язык, именовашийся в русской традиции того времени «татарским». С другой стороны, русский язык был известен в устной форме среди соседнего русскому кумыкского и родственного ему тюркоязычного населения, что поддерживалось функционированием во второй половине XVII в. русских школ в междуречье Кумы и Терека.

www.famous-scientists.ru

Размещено: 27.01.2012 | Просмотров: 2829 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

chagar оставил комментарий 02.02.2012, 14:25
Comment
Отрадно,что среди нас присутствуют люди обладающие столь обширными познаниями в истории своего народа. Человек достоин самого глубокого уважения. Было бы прекрасно, если Гарун-Рашид Абдулкадырович нашел время для написания небольшой книги на эту тему в более популяризированной форме. С удовольствием присоединяюсь к поздравлениям.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.