Кумыкский мир

Культура, история, современность

Сулак - свидетель

Река Сулак всегда играла значительную роль в истории кумыков. В доисламскую эпоху её даже обожествляли, подобно тому, как египтяне в эпоху фараонов преклонялись перед капризными водами Нила, то одаряющими поля влагой и плодородным илом, то бурным потоком, сносящим всё на своём пути. На берегах Сулака разыгрывалось немало грандиозных исторических событий, начиналась не одна героическая эпопея.

Потому особенно болезненно воспринимаются попытки спекуляций по поводу названия реки, в частности, искажённые толкования аффикса "лак". Название Сулак имеет своим корнем кумыкское слово "сув", а суффикс "лакъ" необходим, чтобы на базе указанного корня образовать новое слово, примерный смысл которого "наводнение", "разлив реки". По этому же принципу образованы общетюркские слова "булакъ" - "родник", "авлакъ", "къышлакъ", "яйлакъ" и др. Исторически Сулаком называли лишь устье реки, старинное имя которой было Койсу (под этим именем оно значится во всех документах XVI-XVII в.). Действительно, Сулак во время паводков, выходя из берегов, затапливает невысокие пологие берега и широким, неуправляемым потоком несется к морю, оставляя после себя озёра и топкие болотца. Ещё в первой трети XX в. из общей площади Присулакской низменности в 117 тысяч десятин, 60 тысяч 700 десятин занимали болота (газета "Красный Дагестан", 1928. №130,10 июня). Вероятно, именно эти присулакские болота и породили пословицу "Сулакъ юткъан" - "Сулак проглотил", так у кумыков говорят о ком- или о чём-либо пропавшем.

Об исконно кумыкско-тюркском происхождении названия Сулак свидетельствуют следующие факты: река Сулак упоминается в Башкирии в конце XVI в. и Сулак Дюз (буквально: "Болотистая равнина") - название исторического центра азербайджанцев-карапапахов возле озера Урмия в Иране.

Я коснусь лишь нескольких фрагментов древней и насыщенной истории сёл Присулакского края, таких как Солтан-Янги-Юрт, Кази-Юрт, Шаухал-Янги-Юрт, Темир-Аул, Гёксув-отар, Чонтаул, Костек и Камбулат, которые играли роль моста между обоими берегами Сулака, а также между Шамхальством Тарковским и Северной Кумыкией. Вместе с тем я не претендую на полноту информации, ставя своей главной задачей обозначить наиболее интересные или неизвестные страницы дореволюционной истории этих сёл, полноценное, развёрнутое изучение которых ещё только предстоит.

Костек назван городом в хронике Мухаммеда Рафи "Тарихи Дагестан", которая, по аргументированному мнению А. Р. Шихсаидова, была составлена в XVI в. Это находит подтверждение в исследованиях местных краеведов, обнаруживших на старом местоположении Костека в урочище "Торкъали татавул" надгробный памятник, датируемый 1504 г. (910 г. по хиджре). Немецкий путешественник Я. Рейнегс утверждал, что Костек был основан на месте древнего города Киссим-кала. В 1732 г., после ликвидации царскими войсками династии бурчебиев в Карагачском бийлике, на территории этого владения образовалось Костекское княжество во главе с родом Хамзаевых.

После разгрома царскими войсками на Тереке Тюменского бийлика, его кумыкское население перебралось в местность Бурунчак - урочище на реке Сулак, которое упоминается у Д.-М. Шейх-Али и А.-А. Бакиханова как исторический центр тюменей и, возможно, соответствует Салтанееву месту русских документов XVI в. Согласно А.-А. Бакиханову, ещё в середине XIX в. в Бурунчаке сохранялись остатки построек и водопроводов (См. Бакиханов А.-А. Гюлистан-Ирам. Баку, 1926. Стр. 89-90). После гибели в битве на р. Малка в 1641 г. последнего из этих биев Шевкала сына Зуреша (Зоруша) "тюменский улус" стал уделом Казан-Алпа Эндиреевского и его потомков. Население Бурунчака к концу XVIII в. перебралось в Солтан-Янги-Юрт, названный в честь жившего здесь в то время князя Али-Султана I Казаналипова, и в другие близлежащие селения. Самым известным местным удельным князем являлся Али-Султан II Иразиханович Казаналипов (середина XIX в.), о котором уже немало писалось (в частности, А. Коркмасовым) на страницах "Ёлдаш". Я также хотел бы поделиться информацией об этом любопытном персонаже нашей истории. Шамиль как-то прислал к нему своих лазутчиков, чтобы они выяснили, почему он не поддерживает священную войну. Князь ответил им: "Если я подчинюсь Шамилю, то я должен буду выдавать ему глубокие поклоны, а русских я могу приветствовать издали" (т.е. русским издали говорю: "здравствуй") ("Сказание народов Дагестана о Кавказской войне". Махачкала, 1997. С. 119).

В Солтан-Янги-Юрте существует квартал Джунгутай-аул, основанный выходцами из Дженгутая и других сёл Мехтулинского ханства.

История Кази-Юрта началась в эпоху Екатерины II, когда её фаворит, могущественный наместник юга России Потёмкин распорядился построить паром через Сулак. Осуществить эту миссию взялся князь Кази Темиров. Вскоре у северного берега Сулака, в том месте, где приставал паром, возник кумыкский аул, названный Кази-Юртом. В первой половине XIX в. Кази-Юрт делился на кварталы Колтук-аул, Терек-аул, Али-Гиши-аул. В дагестанском госархиве хранится немало документов, посвященных его истории. В одном из них рассказывалось о жалобе казиюртовской княгини Паху-Бике Рустамхановой, вдовы Султан-Мута Темирова, военным властям на Сулейман-Пашу Тарковского, учинившего паром у Шамхал-Янги-Юрта, из-за чего купцы стали ехать в объезд Кази-Юрта, отчего местные князья недобирали 150 рублей, которые купцы платили за пользование их паромом. Власти, вняв жалобам казиюртовской княгини, распорядились уничтожить паром Сулейман-Паши Тарковского.

В 1831 г. в долине Сулака полыхало восстание, множество кумыков и ногайцев, поднявшись против царской администрации, примкнуло к Гази-Магомеду (среди кумыков его называли Къази Молла). Местом сбора кумыкских повстанцев являлось урочище Чумлу возле Эндирея, исстари почитавшееся среди кумыков как место начала многих славных дел и почти неприступная крепость.

По донесению начальника Казиюртовского укрепления, взбунтовавшиеся жители Костека "срубили" находившегося у них пристава. На сторону повстанцев перешли знатные костековцы: майор царской службы Муртузали Хамзаев, поручик Чопалав Хамзаев (был затем по невыясненной нами причине казнён Гази-Магомедом) и прапорщик Будайхан Хамзаев (РФ ИИИАЭ ДНЦ РАН Ф. 1. Оп. 1. Д. №327. Л. 224).

Гази-Магомед переселил жителей Кази-Юрта к Костеку, после его ухода они вернулись к родным очагам. Однако небольшая часть из них ушла с мюридами в горы. Профессор Р. Магомедов писал, что среди особо доверенных телохранителей Шамиля были и кумыки (Цит. по: Муратабек Мансуров. Засулакская Кумыкия. Махачкала, 1994. С. 102.). Возможно, что это были ветераны мюридского движения, присоединившиеся к восставшим ещё в 1831 г.

Взаимоотношения жителей Засулакской Кумыкии с имамами не всегда были столь радужными. Акты Кавказской архивной комиссии пестрят сводками о налётах мюридов в 1840-е гг. на Муцал-Аул и Карлан-Юрт, жители которых периодически были вынуждены скрываться за стенами царских укреплений. Иначе бы их насильно переселили в горы. Подобная угроза вызывала отток населения на юг в Шаухальство Тарковское. Ярким примером этому служит хранящийся в Центральном архиве Республики Дагестан документ "Именной список кумыков, переселившихся в Шамхал-Янгиюрт вместе со своими семьями". Список был составлен в ответ на запрос кумыкских князей, требовавших от военных властей помочь им в возвращении их подданных, переселившихся, по их мнению, в Шаухал-Янгиюрт из Чонтаула и Солтан-Янги-Юрта. В нём перечислены Хамзат Алхасов, Шора Чораев, Абас Бамматханов, Хучи Чопанов, Ирбайин-Хан Даирбеков, Муртузали Ирбайинов, Аджи-Мурза Акаев, Черкес Черюев. Однако на поверку оказалось, что: трое из них "коренные жители Чир-Юрта", 1 из Башлы, 1 из Торкали и 1 семья узденей из Эндирея. Их переселение произошло в 1840 г. Ответственный за это царский офицер в своём докладе начальнику Кавказской линии Норденстаму указал на то, что это невозможно исполнить, поскольку никто из новопоселенцев Шаухал-Янги-Юрта не является подданным засулакских князей, тем более что и само "селение Янгиюрт, по местным обстоятельствам, необходимо усилить народонаселением".

Стремясь хоть как-то стабилизировать ситуацию и не допустить полного разорения своего края, местная знать вступала в ряды царской армии. Среди них костековец Инал Гебеков. Согласно "Положению об управлению "Салатавским обществом"" (датировано "не ранее 1841 г.") приставом Салатавии являлся капитан Инал Гебеков (РФ ИИАЭ ДНЦ РАН Ф.1. Оп. 1. Д. №32. Л. 390). В этом же документе он охарактеризован как человек, известный преданностью, честностью и распорядительностью. Впоследствии он дослужился до полковничьих погон.

Нельзя обойти вниманием и судьбы других присулакских аулов. Селение Темир-Аул основано в XVIII в. князем Темиром, кстати, отцом, упоминавшегося выше Кази Темирова. Общине с. Темир-Аул принадлежали обширные пастбища вокруг Камбулата, среди основателей которого были наряду с костекцами и темираульцы. Жители Камбулата переселились в Костек в 1899 г. после масштабного разлива Сулака. В соседнем с Темир-Аулом Гёксув-Отаре проживали уздени Баммат-Аджиевы, потомки сподвижника Солтан-Мута балкарца Баммата.

О Чонтауле написано немало. Основателем селения является некто Чонтук, живший примерно на рубеже XV-XVI вв. Вначале село располагалось на юго-восточном берегу Сулака в местечке Шемшедин-Отар, но после сильного наводнения, произошедшего, по архивным данным, в 1680 г., сельчане перебрались на новое место жительства. Здесь, по сведениям археолога М. Исакова, в дотамерлановскую эпоху уже существовало поселение. Об этом свидетельствуют обнаруженные остатки человеческой жизнедеятельности: черепки посуды и монета с именем золотоордынского хана Султан-Махмуда Джанибека (убит в 1357 г.) с надписью на арабском и монгольском языках.

После завершения Кавказской войны генерал Евдокимов предложил кавказскому наместнику князю Барятинскому назначить приставом Кумыкского округа популярного в народе Хасай-Хана Уцмиева. Барятинский отнёсся к этой идее негативно, по его мнению, после победы над Шамилем в политике поощрения местной знати не было больше никакого смысла и следовало заменять их на должностях русскими чиновниками, что и последовало. В 1860 г. сёла, расположенные по южному берегу р. Сулак, отошли к Дагестанской области, а сёла на северном берегу вошли в Терскую область.

Местное население потеряло всякую самостоятельность. Приезжие чиновники, не знавшие кумыкского языка, по любому поводу подвергали коренных жителей суровым наказаниям.

В списке жителей Дагестанской области, высланных в Россию в 1860-1861 гг., значатся два шаухал-янгиюртовца: Али Гаджи-оглы, 35 лет, и Хаспулат Багадур-оглы, 24 года. Первый выслан в Сибирь навсегда за злонамеренные действия против правительства. Хаспулат же за склонность к воровству отправлен во Владикавказскую арестантскую роту на три года.

Одновременно с ними был осуждён житель Присулакского наибства (в него входили в то время Эрпели, Чонтаул, Солтан-Янги-Юрт, Чир-Юрт и некоторые другие селения) Дауд Курман-оглы. Его обвиняли в злонамеренных действиях против правительства.

Во второй половине XIX в. сложившуюся картину утраты былой самостоятельности довершила массированная волна колонизации, после чего в долине Сулака возникли колонии русских, украинских и немецких крестьян. Их всех на Кавказе называли словом "тавричане", так как первые из них переселились из Таврической губернии (на юге Украины). Одним из активных поборников русской колонизации присулакского региона был врач Костемиревский. Земли колонистам выделили из той половины взятых в казну бывших княжеских земель, которую царская администрация обещала передать местному населению. Обманом чиновники удержали в своих руках и переданные царским указом народу рыбные ловли по Сулаку. Оправдывая поведение чиновников, уполномоченный Главноуправляющего землеустройством и земледелием на Кавказе утверждал, что у местных жителей якобы и так вдоволь земли и потому в доходе с рыболовства они не нуждаются (Цит. по: Рукописный фонд ИИАЭ ДНЦ РАН Ф. 1. Оп. 1. Д. 211). Ему не пришло в голову, что эти доходы можно было бы потратить на улучшение санитарной обстановки и строительство школ Хасав-Юртовском округе. Малярия и элементарная малограмотность населения ещё долго были бичами местного населения и, не видя никакой помощи со стороны властей, местные жители взяли инициативу в свои руки, создав в начале XX в. в регионе новометодные (джадидские) школы и просветительские общества. Венцом такой общественной инициативы явилось создание в Костеке в 1913 г. "Общества просвещения кумыкского народа" во главе с Ак-Гиши Алибековым (Р.Т. Джамбулатов. Система среднего образования в Хасавюртовском округе и Кизлярском отделе в 1914-1923 гг. (по архивным материалам)).

Сегодня Присулакский регион один из самых густонаселенных и многонациональных в Дагестане, и его коренным жителям приходится прилагать немало усилий, чтобы не утратить память о своём славном прошлом, не превратиться в иванов, не помнящих родства. Помочь им в сохранении их этнокультурного облика - одна из главных задач нашей интеллигенции. Я от своего имени посоветовал бы присулакцам развивать традиционную для их предков социальную активность, создавая просветительские и краеведческие общества.


Опубликовано:
Газета "Ёлдаш/Времена", 30.07.2010

Размещено: 30.07.2010 | Просмотров: 6001 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.