Кумыкский мир

Культура, история, современность

Исторические предания о Султан-Махмуте и формировании Эндиреевского владения

фотоСултан-Махмут, несмотря на бесчисленные упоминания его имени в архивах и в специальной литературе, всё ещё остаётся одной из самых загадочных фигур в северокавказской истории. Стремясь стереть как можно больше белых пятен, мы решили обратиться к анализу сохранившихся кумыкских преданий о прославленном эндиреевском чанке.

Один из первых дагестанских этнографов Девлет-Мирза Шихалиев в 1847 г. упоминает предание князей о том, что их предок Солтан-Махмут был сыном Андия, и чуть выше не без иронии пишет в комментарии: "Нынешние кумыкские князья дают Андию имя Абу Муслим и самого его производят из Дамаска; какая нелепость!"[1]. Однако в княжеском предании имеется своя истина, сокрытая от начитанного скептика - западника Шихалиева. В рукописном сборнике Абдузахира из Эрпели есть вызывающая вопросы запись: "Умер правитель Дагестана Абумуслим-хан-шамхал в 1027 г. хиджры (1617-1618)"[2]. Правителем (валием) Дагестана и шамхалом в то время был Адиль-Герей, сын Сурхая, который умер четырьмя годами позже, а в указанное в записи время умер как раз Андий, оспаривавший у Адиль-Герея его власть по праву старшего после Сурхая из братьев. Имя Андий, столь не характерное для современной кумыкской антропонимики, вызывает недоумение у многих исследователей. Вышеупомянутый Девлет-Мирза Шихалиев объясняет его тем, что Андий, вероятно, получил своё "странное наименование" в Анди, где он мог воспитываться[3]. В турецком реестре мусульманских владетелей Северо-Восточного Кавказа его имя звучит как Шаухал-оглу (сын Шаухала) Андиян-бег и упоминается рядом с именем Шаухал-оглу Султан-Мирза[4]. Если объяснять его имя на базе кумыкской лексики, то корнем его имени можно считать старинное слово "анда" - "побратим", акт заключения побратимства у кумыков называется "анд ичив" (букв, питие клятвы)[5]. История знает немало примеров, когда у владетелей тюркских государств было два имени. Одно официальное - арабское и другое родовое - тюркское. Так правитель Золотой Орды Джанибек имел арабское имя Султан-Махмут и вполне возможно, что именно в честь этого могущественного и популярного в мусульманском мире правителя и был наречён кумыкский князь.

Туманом покрыто даже имя отца Султан-Махмута, А.-К. Бакиханов называет его отцом Чопана, якобы умершего в 1574 г., в преданиях его отцом называют Андия. Казалось бы, источники и предания едины в принадлежности его матери к могущественному роду первостепенных кабардинских узденей Анзоровых (Азнавуровых). Его дедом называют Узун Черкеса ("Высокого Черкеса"), т.е. Хату Анзорова, хорошо известного русской администрации в Терках крупного феодала. Сыновья Хату, "шевкальские шурины" Азлов и Шумунук (Швомунук), сыграли ведущую роль в избрании валием Кабарды Янсоха Кайтукина[6]. Однако согласно легенде, сообщённой сословно-поземельной комиссии Арслан-Аджи Ахматовым из Аксая, не Чопан или Андий, а сам Султан-Махмут был женат на узденке Азнауровой. Её отец якобы был выходцем из Грузии, но служил поначалу у кабардинского князя Мысылау (Муцала), затем, перебравшись в Кумыкию, он поселился в урочище Бодрак у речки Ак-Баш и стал вассалом Солтан-Махмута. К нему стекались беглые холопы и канлы (кровомстители)[7].

На историческую арену чанка Султан-Махмут вышел в конце 1580-х году, когда ему удалось победить в распре с братьями и образовать собственное владение. Аталыком (воспитателем) Султан-Махмута сказания единодушно называют жителя селения Гельбах (Чир-Юрт) сала-узденя Беге. Сказитель Солтанахмат Кандауров поясняет, что Беге был доверенным визирем отца Султан-Махмута и носил уважительное прозвище Ойчу (т. е. советник, букв, мыслитель). По его совету чанка вызвал братьев на переговоры в долину Тах-Аслы-Кака (букв, долина основного престола), что вблизи современной станции Темиргой, где в древние времена ("пелен заманда") собирались на совещания шамхал с кумыкскими князьями. Перед этим же он сам поехал по совету Беге в Черкесию к родственникам матери, откуда вернулся с 40 дружинниками, которые помогли ему обрести удел[8]. Другое предание рассказывает о том, как это произошло. Дружинников во главе с Беге Султан-Махмут спрятал в близлежащем лесу Алты-Агач. Перед встречей с братьями он предупредил своих воинов, что если он выйдет на вершину кургана Уй-Салгъан-Тюбе в красной черкеске, то это будет означать, что переговоры о его правах идут по неблагоприятному сценарию и воины должны внезапно окружить курган и захватить братьев. Переговоры прошли неудовлетворительно, и дружинники прибегли к вышеупомянутой хитрости и тем самым вынудили братьев "таза-биев" (букв, чистых князей) забыть о неравнородном им происхождении чанки Султан-Махмута и уступить ему удел за рекой Сулак[9].

Согласно информации, почерпнутой Вейденбаумом у князя Абдул-Меджида Казаналипова, Султан-Махмут назначил Казан-Алпа правителем тюменей, а Айдемира - гуэнским правителем[10]. У этих кумыкских родов также сохранились предания об основателе Эндиреевского владения.

Старшина тюменов корнет Султан-Али Дебиров сословно-поземельной комиссии сообщил, что выше крепости Грозной на реке Сунже был казачий город, называемый Холопкин город, известный кумыкам и чеченцам под названием Куллары ("Холопы"), где будто уцелели следы укреплений, и что город этот существовал во времена Бутурлина. Русские крепости также были на земле тюменов в местечке Гермен на берегу Сулака, в Кумторкале, в Кызыл-Яре - против деревни Андреевой (Эндирей) и в Герменчике (в Чечне). Их все построил Бутурлин. По его словам, "тела убитых русских остались на месте сражения, называемом Караман, что на берегу Каспийского моря и неподалёку от устья старого течения реки Сулак, где и в настоящее время видны груды костей в песчаном грунте"[11].

Старшина гуэнов Джанакай Асанов засвидетельствовал перед той же комиссией, что Султан-Махмут вовсе не отличался деспотизмом и все внутренние споры решались собранием узденей. Князь ведал военными и дипломатическими делами[12].

Существенный интерес представляют предания о возникновении крупных сёл Эндиреевского владения. Аксаевский князь Адиль Алибеков сообщил в 1860-е годы сословно-поземельной комиссии об основании селения Аксай (кумык. Яхсай). Семейное предание Алибековых гласило: родоначальник рода Алибековых Алибек, сын Айдемира, сына Султан-Махмута, выбирая место для аула, после долгой езды сел отдохнуть над высоким яром над рекой Аксай, в это время его укусил за ногу енот. Алибек убил енота, а его укус признав за счастливое предзнаменование, выбрал это место для поселения аула. Адиль Алибеков сообщил также, что лапки убитого енота хранятся и теперь у андреевских (эндиреевских) князей Муртузали-Аджиевых, которым перешли в приданое за княжной Алибековой при её выдаче замуж за одного из Муртузали-Аджиевых[13].

Султан-Махмут не только стал героем преданий, но и сам являлся большим ценителем тюркского героического эпоса "Китаби Дедеми Коркут". Об этом, в частности, свидетельствуют огузские по происхождению имена, данные им сыновьям. Особый интерес представляет имя Казан-Алп, именно так звучит имя прародителя туркменского племени саларов Салор-Казана в их собственных сказаниях. Это значит, что Султан-Махмут каким-то образом был знаком с саларской эпической традицией.

Сам факт бытования среди кумыков преданий о Султан-Махмуте (в них он известен исключительно как Солтан-Мут) свидетельствует об ошибочности утверждения Д.-М. Шихалиева об отсутствии у кумыков преданий о важных геополитических событиях рубежа XVI-XVII вв.[14]. Имеющие место в устной традиции нестыковки с реальным ходом исторических событий вполне объяснимы с учётом того, что, как писал румынский учёный Мирча Элиаде, память народа с трудом удерживает отдельные "индивидуальные события" и "подлинные лица". Она функционирует посредством иных структур: вместо событий - категории, вместо исторических лиц - архетипы[15]. Историческая фигура Султан-Махмута в народных преданиях преобразовалась в архетип идеального правителя-созидателя, чему способствовали его вполне реальные организаторские и полководческие способности.

Примечания

[1] Шихалиев Д.-М. Рассказ кумыка о кумыках. - Махачкала, 1993. С. 30.

[2] РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 236. Л. 32.

[3] Шихалиев Д.-М. Указ. соч. С. 27.

[4] Алиев К. М. Шаухалы Тарковские. - Махачкала, 2008. С. 143.

[5] Гаджиева С. Ш. Аталычество и побратимство у народов Дагестана. - Махачкала, 1995. С. 48.

[6] Белокуров С. А. Сношения России с Кавказом. - СПб., 1889. С. 134-135.

[7] ЦГА РД Ф. 105. Оп. 5. Д. 18. Л. 53.

[8] Къумкъланы йырлары. - Махачкала, 2002. С. 412.

[9] Акбиев А. Кумыки: вторая половина XVII - первая половина XVIII. - Махачкала, 1998. С. 105.

[10] Вейденбаум Е. Г. Начало гуэнской песни // СМОМПК. - Тифлис, 1893. Вып. 18. Отд. 3. С. 58.

[11] ЦГА РД. Ф. 105. Оп. 5. Д. 18. Л. 53.

[12] Там же.

[13] Аджимурадов Нариман. Об основании старого Аксая // Ёлдаш. 2008 г. 18 июля.

[14] Шихалиев Д.-М. Указ. соч. С. 31.

[15] Элиаде М. Миф о вечном возвращении. - М, 2000. С. 52.


Опубликовано:
Материалы конференции "Эндиреевский владетель Султан-Махмуд Тарковский...", 18 ноября 2008г.


Приложение.

Об основании Старого Аксая

Работая в Центральном государственном архиве Дагестана, я обнаружил любопытное предание, которое князь Адиль Алибеков сообщил в 1860-х гг. сословно-поземельной комиссии об основании селения Аксай. Семейное предание Алибековых гласило: родоначальник рода Алибековых Алибек сын Айдемира сына Солтан-Мута, выбирая место для аула, после долгой езды сел отдохнуть над высоким яром над рекой Аксай, в это время его за ногу укусил енот. Алибек убил его, а укус признал за счастливое предзнаменование и выбрал это место для основания аула. Адиль Алибеков сообщил также, что лапки убитого енота хранятся и теперь у андреевских (эндиреевских) князей Муртузали-Аджиевьгх. Они перешли в приданное за княжной Алибековой при её замужестве за одного из Муртузали-Аджиевых.

Основание села произошло ещё при жизни деда Алибека Солтан-Мута, прожившего, как известно, более 80 лет.

Как видно из этого предания, история даже самых крупных кумыкских сёл полна неизведанного. От себя могу добавить, что аул, основанный Алибеком, был первым Аксаем, просуществовавшим до 1825 г. и известным у кумыков под именем Эсги Яхсай

Нариман Аджимурадов
Ёлдаш. 2008 г. 18 июля.

Размещено: 22.07.2010 | Просмотров: 5766 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.