Кумыкский мир

Культура, история, современность

Ташорам - улица дружбы

(из истории села Аксай)

Ташорам – в переводе "мощеная улица". Она же улица моей юности. На ней познал радость мужской дружбы, обрел друзей. Гонял тряпичный мяч, играл в забытую ныне къачар топ (лапта). Отсюда с разбегу плюхался вниз в пучину айланмы – Копюртюп. Играл в альчики, дрался, лазал в сады, познавал азы философии жизни. Был школьником, активным комсомольцем. Призыв комсомола "Быть там, где нужней и трудней" стал законом жизни. Откликался без долгих размышлений, строил, выращивал, служил, учился. Где бы ни был, Ташорам всюду со мной.

В былое время Ташорам для ташорамцев и жителей близлежащих аулов являлся своеобразным Арбатом. Здесь проходили деловые встречи, дружеские свидания, влюблялись, смеялись, радовались, здесь решались сложные вопросы жизни, слово аксакалов было неписаным законом, фактором беспрекословного подчинения. Жизнь била ключом.

С годами Ташорам все блекнет, теряет былой облик и красу. Разрушительная мощь рыночно-базарной демократии, а также новоявленных прихватизаторов оказалась куда сильнее, чем трагедии разрушительных военных сражений. Наблюдая за улицей дружбы, узнавал истоки ее рождения, этапы падения и исчезновения. Ташорам, как улица дружбы, одним концом упирается в подножья Кавказских гор, другим – в Каспий. Через него проходили древние караванные пути, которые связывали страны Востока, Европы и Азии и их самобытные культуры. На ней обитали предки моего народа: тюркиты, савиры, гунны, хазары, половцы, кипчаки. Бок о бок с кумыками на Ташораме жили русские, татары, азербайджанцы, евреи, таты, чеченцы, аварцы, всю жизнь по-братски делили хлеб-соль, радость и горе. Вступали друг с другом в браки, создавали и интернациональные семьи, как зеницу ока берегли язык народа, его святыню. В тяжелые годины жизненных испытаний как побратимы-единомышленники выходили защищать родную землю. Всем, несмотря на различие языков веры, во все времена светило одно солнце, всеми исповедовались единые законы матери-природы – законы взаимопонимания.

Ташорам некогда располагалась недалеко от Герзельаула. Более полутора веков назад она была улицей старого Яхсая – средневекового города. Его разбили, сожгли, сравняли с землей. Совершили это злодеяние не полчища Тамерлана, Батыя, Надир-шаха. Генерал А.Е. Ермолов - прославленный Герой Отечественной войны 1812 года, ставший потом наместником царя на Кавказе, был глух к воззваниям революционных демократов Белинского, Добролюбова, Чернышевского, Герцена, требовавших от царя и его слуг не военных походов против Страны гор и ее мирных народов, а открытия светских школ, проникновения демократии, свежего воздуха. Но Ермолов огнем и мечом прошел по аулам и бедным лачугам народов Кавказа. Им же был разрушен и средневековый Яхсай.

И храбрый, всеми почитаемый мой предок Очар Гаджи, оставшийся в памяти народа как Чанчар Гаджи, не был виновен в гибели Старого Яхсая (как пытались трактовать события слуги царя). И в гибели генералов Грекова и Лисаневича также не был виновен далекий родич. Это дело рук верного служаки Николая I, запятнавшего себя кровью кавказцев. Мой же отважный предок, не вынеся унижений и оскорблений, вынул из рукава своего бешмета маленький кинжальчик, а раз обнажил сверкающую сталь, то и пустил ее в дело. Так были убиты два генерала, глумившиеся над мирными жителями Яхсая.

В тот злополучный осенний день 1825 года безоружные яхсайцы, познав ужасы страшной трагедии, вынуждены были покинуть родные очаги, могилы отцов и спасаться бегством. Одни ушли в нынешний Бабаюрт, Чагаротар, Герменчик, другие – в Северную Осетию, третьи остановились в камышах у реки, обосновав новый аул. В память об уничтоженном старинном городе назвали его Яхсаем. По центру аула искусными руками мастеров была проложена мощеная улица Ташорам. Как свидетельствуют мои друзья-археологи, архитектура Ташорама напоминает архитектуру мощенных улиц древнего Семендера, Итиля, Булгара. Значит, искусство прокладывать улицы природным камнем шло из глубины веков, переходило из поколения в поколение. Оно было известно и основателям Яхсая. Если бы могли говорить эти булыжники, уверен, они бы рассказали и о старом Яхсае, основанном еще до нашей эры.

Там, в многонациональном древнем городе, как свидетельствуют археологические раскопки, были синагоги, церкви, мечети; имелись мактабы, медресе, другие учебные заведения. Все это находилось на Ташораме. По ней проезжал гениальный француз Александр Дюма-отец; на ней сочинял о жизни моего народа стихи немецкий поэт-дипломат Пауль Флеминг, другой немец-ученый Гмеллин изучал флору и фауну нашего края. Жил и творил на улице дружбы талантливый поэт-педагог из Поволжья Тажетдин бин Ялыгул, создавший здесь учебник по поэтике тюркского стихосложения "Утдеятем эл хшемет" и глубоко идейные стихи.

Видели камни средневекового Ташорама поэта-путешественника Эвлию Челеби, историка Магомеда-Эфенди, знаменитую азербайджанскую поэтессу Натаван, певца-импровизатора Батырая. Знали они и Ермолова, страстью которого на Кавказе стало и многоженство. Сегодня мне известны праправнуки покорителя Кавказа, родившиеся от кумычек, взятых им в жены по "кебину", а то и насильно.

Камни Ташорама – свидетели рождения и формирования поэта-философа Юсуфа Клычева, поэта-педагога Петербургского университета М.-Э. Османова, замечательных деятелей национальной литературы, научной и эстетической мысли Нухая Батырмурзаева, Маная Алибекова. Видели они гордость и совесть моего народа поэта-бунтаря Йырчы Казака.

На Ташораме возникли первые печатные книги: "Кумыкские и ногайские тексты" (СПБ, 1883), "Наставление учащемуся" (Казань, 1899) М.-Э.Османова, повести Н.Батырмурзаева "Бедная Хабибат" (1910), "Давуд и Лайла" (1912), "Несчастная Джанбике" (1914). Здесь собирались Манаем Алибековым адаты, свадебные и похоронные обряды, народная юриспруденция. Здесь встречался великий Казак со своим современником Османовым.

Ташорам помнит и воинов Петра I во время "Персидского похода" царя 1722 г., и русского ученого-ориенталиста Тимофея Макарова - автора печатной книги "Грамматика кумыкского языка" (Тифлис, 1848), генералов П.Услара, А. Берковича-Черкасова, Хасай-Хана Уцмиева. В памяти улицы дружбы - разжалованный в рядовые ссыльный поэт М.Полежаев, писатель-декабрист А.Бестужев-Марлинский, двадцатипятилетний юноша, будущий корифей русской и мировой литературы Л.Толстой (в доме гостеприимного поэта Яхсайского он продолжал свою работу над "Отрочеством").

В 30-40-е годы XIX века вместе со своим ближайшим родственником Акимом Хастатовым на Ташорам из станицы Парабочи приезжал гений русской литературы Михаил Лермонтов. Здесь он восхищался искрометными плясками, песнями, разносторонним талантом моего народа, у аксакалов взял сюжеты, эпизоды "Измаил-бея", "Кайлы", "Хаджи Абрека", "Героя нашего времени" и других произведений.

История Ташорама драматична. На ней вспыхивали крупные крестьянские восстания, судили народных предводителей. Отсюда, закованные в цепи, отправились они в Сибирь. Среди них были поэт, прошедший через сорок смертей, Йрчы Казак, поэт-просветитель Гасан Алкадарский, семья будущего публициста-революционера Саида Габиева. В окружении своих многочисленных родственников по Ташораму был препровожден в столицу Российской империи пленный Шамиль, здесь воскликнул, говорят, имам: "Если бы снова начать дело, которому посвятил десятки лет своей жизни, то в первую очередь сблизился бы с населением плоскости!"

Летом 1916 года население Яхсая, близлежащих аулов вышло на Ташорам, заявив протест против Закона от 25 июня 1916 г. "О привлечении реквизионным порядком инородцев империи" (привлечение всех крестьян старше 18 лет к принудительным работам и экспроприация лошадей и подвод). Об этом было доложено военному министру и главнокомандующему Кавказской армией. В ответ последовал приказ: "С бунтарями расправиться беспощадно, при этом патронов не жалеть". На подавление восстания, известного в истории как "восстание арбачи", были брошены три роты солдат и казачья сотня. Царские войска жестоко расправились с населением, требующим справедливости. Истекая кровью, под ударами казачьих сабель и винтовочными залпами полегли многие. 22 зачинщика были преданы военно-полевому суду.

В эти кровавые дни рядом с моими предками на Ташораме был их друг из Казани - замечательный сын татарского народа Исак-Эфенди. Своим знанием русского языка он и его жена Камар помогали восставшим избежать ссылки и военно-полевого суда.

Исак-Эфенди был мужественным человеком. В 1928 г. газета "Ёлдаш" назвала его "врагом невежества и темноты". В начале XX в. он, избегая ареста за революционную деятельность в Поволжье, оказался на Ташораме. С помощью образованной интеллигенции аула Исак-Эфенди основал свой мактаб. Первыми учениками его были З.Батырмурзаев, Б.Астемиров, А.-П. Салаватов, А.Баширов, Х.Акбиев и другие, ставшие впоследствии видными общественно-политическими деятелями, одними из основоположников современной литературы Дагестана.

После октября 1917 года в истории Ташорама началась новая эра. В ее зарождении активное участие приняли ташорамцы во главе с пламенными рыцарями революции З.Батырмурзаевым, Б.Астемировым, А.-П. Салаватовым.

Ташорамцы - свидетели и трагедий 30-40-х годов, когда лучших сыновей народа по доносам, надуманным обвинениям бросали в тюрьмы. В памяти жителей - гибель Джалалутдина Коркмасова, Алибека Тахо-Годи, Рабадана Нурова, не раз бывавших на улице дружбы. Вдохновленным словом на митингах, собраниях они поднимали народ на строительство каналов имени Октябрьской революции, "Юзбаш" и др. Камни Ташорама помнят слезы вдовы и малолетних детей Б. Астемирова, сначала приговоренного к смертной казни, а затем приговоренного к 20 годам каторжных работ. Помнят они и мытарства моей матери, тщетно пытавшейся узнать о судьбе мужа, отца малолетних сыновей, посаженного в каменный мешок Хасавюртовской тюрьмы и избиваемого костоломами Махаева. Сколько слез, трагедий было и в других семьях. К великому сожалению, все это творилось от имени Советского государства.

Страна жила, трудилась, штурмовала одну экономическую высоту за другой. Но она же в результате беззаконий прощалась навсегда с миллионами своих сыновей и дочерей, павших не на полях сражений, а в концлагерях и тюрьмах. Такая участь постигла и многих из Ташорама. Началась Великая Отечественная война, провожал защитников Родины и Ташорам. Вскоре со всех фронтов стали поступать сюда вести о героических сражениях и гибели безусых юношей, многодетных отцов. На Ташорам люди собирались, как на священное место, узнать, услышать, получить весточку.

На фронтах Великой Отечественной лилась кровь многих народов. А тут выпали на долю отдельных народов новые страдания. Слезами чеченских, ингушских детей, матерей оросился и Ташорам. Под дулами автоматов люди изгонялись из своих очагов, с узелком в руках выходили на Ташорам, а оттуда на вокзал. Вагоны увозили наших земляков в неизвестном направлении...

Трудными были послевоенные годы, особенно 1946-1949 гг. - неурожайные, засушливые. Спасаясь от голодной смерти, люди покидали родные дома, уходили в города, устраивались рабочими на заводах, стройках, железных дорогах, жили в подвалах, бараках, но понимали: зарплату рабочего хватает на хлеб. Опустошались целые села. Много было домов на Ташораме, окна и двери которых заколочены досками крест-накрест.

Вспоминаю отца - председателя колхоза, метавшегося в поисках людей для работы на неухоженных полях. Не было их и на Ташораме. Да и те, кто был, не желал гнуть спину за обещания расплатиться с будущего урожая.

Перемены все же наступили. К руководству колхозом пришли новые люди. По направлению обкома комсомола председателем колхоза стал Алипаша Умалатов, секретарем парткома направил Алимпашу Акбиева - моего старшего брата. "Кадры решают все!" - таков был лозунг дня. К руководству колхозами пришли 30-тысячники - поколение, прошедшее школу партийной, комсомольской работы, оно и нашло выходы из трудностей, в которых находился и колхоз на Ташораме. Они нашли немало рабочих рук. По возвращении изгнанных в годы войны с родных земель остро встал вопрос: как быть с теми, кто также насильственно был изгнан из своих аулов и заселен в дома чеченцев, ингушей? Десятки семей лакцев, андийцев принял и колхоз на Ташораме. Началась совместная жизнь, совместный труд, это дало существенные результаты. Население ощутило большие перемены в социальной, экономической, культурной областях. На улице дружбы зазвучали песни о мире, дружбе. Преобразовался и облик самого Ташорама. В те годы здесь выросла целая плеяда талантливой молодежи, прославившей улицу дружбы успехами в труде, учебе, спорте. Люди помнят нокауты на боксерском ринге Юрия Князева, победы в толкании ядра Магомеда Пашаева, непобедимую команду волейболистов.

А как много читали мы. При Доме культуры была богатая библиотека. Книгу любили, берегли ее. И в самом деле, народ наш был самым читающим. А теперь сутками прикованы к экранам телевизоров, дефицитом стало человеческое общение. Потому, думается, растут преступность, жестокость, алчность, даже религию превратили в объект спекуляции, поборов.

Испокон веков семья, школа, любая другая общественная ячейка государства благоденствия достигали единением. Ныне все рушится...

Сегодня мало кто знает о том, что на Ташораме находились дома Батырмурзаевых, Астемировых, Алибековых, Османовых, исчезли здания мактабов и медресе, исчезает и сам Ташорам. А жаль. Ведь нет народа без памяти, без истории. Ташорам – памятник нашей древности. А историю надо беречь во имя будущего. Мудрецы из Ташорама создавали художественные и научные произведения, здесь формировался литературно-нормативный язык моего народа.


Опубликовано: газета "Дагестанская правда" // 06.02.1999

Размещено: 30.04.2010 | Просмотров: 3676 | Комментарии: 2

Комментарии на facebook

 

Комментарии

zaira333 оставил комментарий 28.04.2011, 11:16
Comment
жаль, что больше нет таких ученый, как Солтанмурад Акбиев!
zaira333 оставил комментарий 28.04.2011, 11:16
Comment
Это большая утрата для кумыкского народа!

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.