Кумыкский мир

Культура, история, современность

Народные заступники

Руководствуясь убеждением в том, что наша нация должна знать своих героев по их именам и делам, я решил представить вниманию читателей свой краткий очерк о так называемых поверенных ряда селений равнинного Дагестана.

Слово "поверенный" имеет корнем слово "вера" и обозначало человека, наделенного особым доверием и уполномоченного отстаивать интересы своих доверителей в суде. Дагестанцы таких людей именовали арабским словом "вакил". Роль поверенного была сродни функциям современного адвоката с той лишь разницей, что судились в Дагестане второй половины ХIХ-начала ХХ вв. не по европейским или российским законам, а по нормам шариата и адата.

Поверенные могли защищать интересы общины как в противостоянии с местными помещиками, так и в конфликтах с государственной администрацией, также нередко преступавшей дозволенные рамки и пытавшейся злоупотреблять за счёт народа. Были ситуации, когда поверенные боролись не только в зале судебных заседаний, но и возглавляли народные волнения, как это делали, например поверенные сел. Доргели Шамсутдин Абатов и сел. Атлыбоюн Черив-Мурза Супьян-оглы.

Первым широко известным представителем поверенных является Девлет-Мурза Шейх-Али, уполномоченный общества эндиреевских гуэнов вести переговоры в судах от их имени. Он, в частности, отстаивал их интересы в споре с князьями Айдемировыми. Шейх-Али также было поручено хранение оригиналов договоров между князьями и гуэнскими старшинами, а также других документов гуэнского общества. Эти функции не могли не повлиять и на его авторскую позицию при написании его работы "Рассказ кумыка о кумыках".

Активными защитниками прав своих земляков являлись муцалаульцы Ахау Алханов, Закарья-Аджи Ибрагимов, Муртузали Абуков, Картау Арсланалиев и карланюртовец Муса Сулаев, выступавшие против осуществляемой царской администрацией передачи земель их сёл под поселение русским и украинским крестьянам. Они также отстаивали право коренных жителей Хасав-Юртовского округа ходить вооружёнными, как это делали на протяжении веков их предки. Начальство округа не желало никак с этим соглашаться.

Нередко во главе двух сёл стоял один и тот же активный общинник. Например, старшина селения Казма-Аул Салават Бамматов в 1891 г. одновременно являлся поверенным общества Эндирей. Его верным помощником являлся казмааулец Арслан Хамавов. Они отстаивали общие интересы жителей обоих сёл в их споре с владельцем дачи "Андузлу-Арал" князем Хамау Муртузали-Аджиевым.

В 1884 г. поверенные эрпелинского общества Шуаиб Хасай-оглы и Султан Магома-оглы обращались к областной администрации с прошением вернуть отобранные у села в период Кавказской войны для армейских нужд сенокосные и луговые места Чапчак-Къол, Мукула, Мичат, Чум-Гесген, Галанджар, Тирменлик, Атлан, Чуме и Окадар.

18 сентября того же 1884 г. поверенный селения Бетавул (ныне квартал Нижнего Казанища) Хан-Киши Гаджи-оглы направил в канцелярию генерал-губернатора прошение о возвращении его односельчанам необоснованно отобранного у них права пасти свой скот на горах Аркас, Гертмелер, Бур-Эне, Аргилер и Каргилибет.

Случались споры и внутри одного села. Так поверенные эрпелинских отсёлков Шавхал-Булак, Акай-Булак, Эки-Булак и Чумагул-Отар Хадис Магомед-Амин оглы, Койчакай-Гаджи Мусакай-оглы, Джамолат-Гаджи Биярслан-Гаджи оглы и Гасанбек Шотай-оглы протестовали против притеснения их богатыми односельчанами, чей скот топтал посевы жителей вышеперечисленных хуторов.

Поверенные соседнего с эрпелинскими хуторами с. Капчугай были Али Абас-оглы и Арслан-Герей Гаджи-Мурза-оглы, боровшиеся за отмену повинностей в пользу чанка-беков.

Доргелинец Шамсутдин Абатов долгие годы являлся лидером общественного мнения в родном селе. Он представлял интересы сельчан в их земельных ссорах с Али-Султаном Мехтулинским, оспаривавшим у них Аданак, некогда переданный их односельчанину Рашид-Ханом Мехтулинским в награду за верную службу. Благодаря умелому руководству и совместным усилиям всех сельчан удалось выиграть это сложное и запутанное дело, процесс по которому продолжался несколько лет. Процесс удалось выиграть не в последнюю очередь и потому, что доргелинцы, не дожидаясь окончания судебных разбирательств, массово стали заселять Аданак. Абатов был одним из тех, кто возглавлял доргелинцев при захвате ими бекских земель на Каптар-Кутане, а в 1914 г. он же руководил выступлением сельчан против замены арабского языка делопроизводства в сельской управе русским языком. Шамсутдин Абатов был за это сослан на север, но вернулся после Февральской революции. В 1918-1920-е гг., во время гражданской войны, он командовал доргелинскими партизанами. Кроме Абатова, поверенными общества Доргели также являлись Магомед-Гаджи Салават-Гаджи-оглы и Зайнутдин-Гаджи Идрис-Гаджи-оглы.

Особенно интересно прошение поверенных сел. Кум-Тор-Кала Саида Багдад-оглы и Акай-Хаджи Адильхан-оглы. Они, ссылаясь на недавно отмеченную в 1901 г. сороковую годовщину освобождения крестьян в России, требуют освободить их от обязанности бесплатно пахать и жать 4 дня в году на землях бека Умалата Мурзаева. Эта обязанность, пишут они в своём прошении, "глубоко оскорбляет наше самолюбие и кажется нам большой несправедливостью, нося характер крепостной зависимости. Крепостными у бека мы никогда неб были, а были вольными узденями; а обязанность работать для бека в былое время, когда в Дагестане властвовали беки, а не русские правители, носила не крепостной, а политический характер. Делалось это не по принуждению, а из желания угодить беку за его службу обществу и вовсе не было обязательным поголовно для всех жителей. А теперь от политической власти бека, прав его владетельных и обязанностей правителя в отношении нас не осталось никакого следа, а мы знаем и должны знать одного царя. По какому-то непонятному недоразумению нас заставляют, образно говоря, молиться двум богам - нести повинности царю и беку. Служба беку, повторяем, - в давнее время имела глубокий смысл, так как он сам служил обществу, а с отнятием у него политических прав он утратил всякое значение для нас и не имеет никакого права требовать прежних услуг от нас; этого мог требовать помещик от своих крестьян, поселённых на его земле, а у нас ничего подобного не было, бек не был помещиком, а мы его холопами. Мы сами пригласили его, когда нам нужен был правитель, а в настоящее время он является для нас пиявкой, сосущей нашу кровь". Заканчивается длинное письмо-прошение мыслью о том, что "песня беков спета" и администрация обязана думать не об интересах беков, а о правах налогоплательщиков - единственно полезной части населения.

В приведённом нами прошении ухвачена сама суть аграрного вопроса в равнинном Дагестане, яркость, точность, историческая достоверность и стройность мысли выдают идейного вдохновителя авторов прошения-уроженца Кум-Тор-Калы Джелала Коркмасова, как раз в это время вернувшегося в Дагестан из Франции. Его авторство выдаёт и сходство идейного содержания этого прошения с его работой 1925 г. "Дагестан в 1905 г.", где он излагает своё видение возникновения феодального землевладения в Дагестане.

Первая в Дагестане политическая организация, переросшая рамки кружка и вплотную подошедшая под определение "партия "Крестьянский центр"", в значительной степени опиралась на институт поверенных, работала в тесной связи с ними. В "Крестьянский центр" входили: "занимающийся частной адвокатурой радикал" Д. Коркмасов (председатель), бывшие студенты М. Дахадаев, Сайпутдин Куваршалов, Магомед-Мирза Хизроев, крестьяне П. Ковалев, Ибрагим-Хаджи из Дженгутая, Черив-Мурза Супьян-оглы, Муртаза Пайзуллаев (Ишкарты), рабочий Джелал Атаев, солдат Темир Темиров и др.

Названный в этом списке Черив-Мурза Супьян-оглы являлся поверенным общества селения Атлыбоюн, которое на протяжении нескольких десятилетий вело борьбу против самоуправства Джамалутдина Тарковского, присвоившего себе землю сельчан по сговору с областными властями. Под влиянием Коркмасова и Черив-Мурзы атлыбоюнцы на сельском сходе решили: "Лучше умрём на своей отобранной земле, чем подыхать с голоду!" И ещё объявили, чтобы все, "кто носит папаху, отправились на Кокрек (участок земли на равнине перед Атлыбоюном) и начали пахать общинные земли". Никто не изменил решению джамаата (общества). С утра 2-го апреля 1905 г., нагрузив сохи на арбы, атлыбоюнцы спустились на поле перед их селом и распахали его под пашню.

Весть об этом быстро донеслась до Петровска. Участковый позвонил в Темир-Хан-Шуру, и оттуда тотчас прибыла воинская часть. Вакилы селения Черив-Мурза Супьянов, Аку Алиев и Абдурахман Батырбеков отвергли ультиматум командира этой части о немедленном удалении с Кокрека. Офицер начал им угрожать расстрелом. Вакилы были разгорячены до предела. Распрямив плечи, они крикнули офицеру: "Стреляйте!"

Солдаты, пытаясь устрашить атлыбоюнцев, помчались на них, но те не дрогнули. Не желая усиливать народный гнев, солдаты не решились применять огнестрельное оружие, а лишь арестовали троих вышеназванных активистов народного протеста. Тогда несколько сот атлыбоюнцев пошли за ведомыми солдатами арестантами.

- Вы что, сума сошли?-крикнул им офицер.

- И мы туда же! - ответили атлыбоюнцы, говоря тем самым, что готовы и на каторгу пойти за своих заступников и вожаков. Перепуганный офицер, не желая роста народного гнева и напряжённости, которые обязательно бы возникли при появлении в столице области сотен разъярённых крестьян, отдал приказ освободить арестованных. Через день стало известно, что земля, которую успели вспахать крестьяне (200 га), и луга, расположенные чуть ниже пахотного поля, отданы атлыбоюнцам. Как и в приведённом выше случае с заселением доргелинцами Аданака, они не нарушили закон, а только восстановили, пусть пока и не в полной мере, попранную областным начальством справедливость. Это была большая победа не только самих атлыбоюнцев, но и всего дагестанского крестьянства.

Институт поверенных был проявлением общественной инициативы и взаимного доверия рядовых крестьян. Никакой особенной платы поверенные себе не требовали и не получали, но их сопровождали уважение и поддержка народа. Увы, благородные дела и поступки упомянутых в моей статье людей до сих пор не получили должной высокой оценки, о них не пишут книг, им не посвящают конференций, не снимают о них документальных фильмов, но разве это значит, что их борьба во имя народа пошла прахом и они недостойны уважения? Конечно же, это не так и лучшим памятником им, на мой взгляд, будет наше с вами бескорыстное служение тем идеалам, которые они нам завещали.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена". 06.11.2009.

Размещено: 10.11.2009 | Просмотров: 4305 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.