Кумыкский мир

Культура, история, современность

Генеалогические и семейно-родственные связи шаухалов Тарковских с другими народами Кавказа, Крыма и России

Род верховных правителей кумыков, шаухалов Тарковских - один из древнейших на Кавказе. Считающаяся наиболее ранней и несомненной "Родословная роспись Шевкалова, т.е. владельцев Кумыцких и Тарковских, сочиненная в Санкт-Петербурге в сентябре 1758 года в бытность тамо костековского воеводы Алиша" [1] - с большей или меньшей достоверностью восходит до XVI столетия. Содержащиеся в различных источниках сведения свидетельствуют о том, что шаухалы Тарковские состояли в генетическом родстве и имели издревле семейно-родственные отношения со многими знаменитыми фамилиями Кавказа, Крыма и России.

Как показывают генеалогические предания, сам прародитель династии шаухалов Тарковских Чопан (XVI в.) был женат на племяннице кабардинского козлара Хотова Анзорова, дочь которого в свою очередь была замужем за сыном кахетинского царя Александра [2]. Сын Султан-Мута Эндиреевского Айдемир-шаухал был женат на сестре кабардинского князя Мудара Алкасова [3]. Династические, родственные связи у шаухалов существовали и с князьями Бековичами-Черкасскими. Так, Эльдар-шаухал (сер. XVII в.) через свой брак со вдовою князя Сююнчалея Черкасского Желегошей породнился с князьями Черкасскими и был отчимом Григория Черкасского, находившегося на службе у московских царей, московским и астраханским воеводою [4].

Основателем знаменитой карачаевской княжеской фамилии Крым-шаухаловых (в русской транскрипции: Крымшамхаловы) был кумыкский князь из рода шаухалов Тарковских, "некогда бежавший в Карачай из Кумыкии" [5]. Из этого рода избирались верховные правители Карачая - валии (олий). Русский кавказовед Г. Петров писал в 1879 г. про представителей этого рода: "Теперешние члены этой фамилии считают себя отраслями фамилии владетельных шамхалов Тарковских Дагестанской области..." [6]. Этот знаменитый карачаевский род в свою очередь был тесно связан родством и с осетинами. Так, согласно преданий осетин-дигорцев, княжеский, бадилятский род дигорцев - Тугановы, Кубатиевы, Караджаевы, Кабановы, Абисаловы, Чегемовы, Битуевы - происходят от брака Бадилы с карачаевской княжной из рода Крым-шаухаловых [7]. Потомками кумыкских шаухалов в Карачае был и род Алиевых, миссионеров ислама на Северо-Западном Кавказе. Именно в этом качестве они в XV в. проникли Алиевы в Карачай, где были торжественно приняты и возведены в степень почетных узденей, равных по статусу первостепенным сырма ёзденам [8]. Будучи шаухальских кровей и выполняя духовную миссию, Алиевы впоследствии пользовались большим почтением и покровительством карачаевских и кабардинских князей [9]. От шаухалов Тарковских происходил и другой известный карачаевский род сала-узденей Борлаковых [10]. Согласно же балкарским сказаниям об Ахтугане и кумыкском Шаухале, родоначальниками Балкаруковых является Ахтуган, женившийся вопреки воле шаухала Тарковского на его дочери Керимхан "увозом" [11]. В Верхнем Чегеме до сих сохраняется башня "Сююв-кала" ("Башня любви"), которую построил Ахтуган в честь своей возлюбленной кумыкской княжны Керимхан.

Шаухалы Тарковские, будучи правителями чингизидского происхождения [12], поддерживали семейно-родственные связи со своими тюрко-татарскими родичами в различных постзолотоордынских государственных образованиях. В начале ХVI в. дочь кумыкского "крым-шевкаля" была женою Астраханского хана Ямгурчия. Когда в 1523 г. русские войска:овладели Астраханью, и хан Ямгурчей с приближенными и гаремом принялся бежать на Кавказ, к кумыкам, в Тюменское княжество, в числе пленных у русских оказалась жена хана - дочь "крым-шевкала" [13].

Русский историк В.Н. Татищев в этой связи в своей "Истории Российской" [14] уточняет: "цариц взяли, и взяли царицу старшую Тевкель, Кель-Махамета мурзы дочь, другую царицу Крым-Шевкала царя дочь Канзаду (Ханзада, Ханза), да царя Емгурчея дочь Ертагану, да царя же Емгурчея мл. дочь Ельякши биримину, и взятая родила сына Юрашты царевича:". И далее: "Привели к Иоанну Васильевичу пленниц, астраханского царя Емгурчея цариц его, Тевкель, да Канзаду (Ханзада -К.А.), да младшую дочь Ельякши, что взяты в Астрахани. И царь и великий князь государь русский велел цариц астраханских почтить, не как пленниц, но как бы свободных встретить назначено своему посадом, и честно их велел держать, и корм им довольный давать от своих царских погребов и палат. А мл. дочь царица астраханская Ельякши, едучи, на дороге в судах на Волге родила царевича, именем Юрашты. И когда приехали к Москве, царь и вел. Кн. Государь велел царевича крестить и с матерью, и наречено имя царевичу Петр, а матери его имя Ульяния велел дать ее замуж за Захария Ивановича Плещеева, а царевича кормить матери до его возмужания". Захарий Иванович Плещеев видный воевода своего времени, после взятия Казани он был оставлен там на годовое [15].

Находилась в замужестве за крымским царевичем Мурад-Гереем, детство и юность проведшим среди кумыков в Уллу-Буйнаке, и дочь шаухала Сурхая (конец XVI в) [16]. Шаухалы часто роднились и с князьями Большой Ногайской Орды. Один из ногайских князей Юсуповых (сыновей Мусы) - Исмаил в 1552 г. был "в Шевкальской земле и женился там пятою женою". От этого, видимо, брака родился Кутум-мурза - родоначальник князей Кутумовых, Кулуж-мурза, Кул-Ахмет-мурза, Джан-Ахмат-мурза [17]. Кумыкский шаухал Сурхай III Тарковский (1641-1668) был женат на дочери ногайского князя Чобан-Мирзы. От этого брака родился их сын Келмамет (Келемет). Этот Келемет считается родоначальником князей Казанлиповых (Капчугайских).

Издревле семейно-родственные отношения установились у шаухалов Тарковских и с кахетинскими (грузинскими) царями. Первый междинастийный договор (брак) был заключен между царем Кахетии Леван (Левенд) Ханом (правил в 1520-1574 гг.), и дочерью шаухала "Кара-Мусала"1 (так в документах). От нее он имел дочь Нестан-Дареджан, которая впоследствии вышла замуж за царя Кахетии Симона 1, и была матерью Георгия X [18] (занял в 1600 г. картлийский царский трон). За сыном кахетинского царя Александра за царевичем Юрьем замужем была и "дочь шевкала" (Сурхая -К.А) [19]. На дочери шаухала Тарковского Переджан-бегум в начале XVIII в был женат и царь Кахетии, сын Ираклия I, Константин II (1722-1732).

Кроме того, имеются факты, когда некоторые кумыки из рода Тарковских переходили на службу к грузинским царям. В данной связи чрезвычайный интерес представляет и "Родословие грузинских князей", составленное царем Ираклием II (ум. в 1798 г.), в котором о князьях Тархнишвили сказано: "род этот происходит от дагестанских князей - чанк, которые под этим же именем известны и в Дагестане, и в Белоканы и теперь. Тархнишвили из Дагестана переселились: в Грузию и получили угодья в Тезамском ущелье. В 1503 году они причислены к числу князей третьей степени" (тавадов). Согласно родовым преданиям с дагестанскими князьями связывается и происхождение князей Челокаевых (Чолокашвили) и Церетелевых [20]. Достаточно будет здесь также отметить, что в "Грузинском княжеском списке", приводимом в книге "География Вахушта" Марии Броссе, 44 грузинских княжеских фамилии имеют тюркское происхождение [21]. В этом списке значится и фамилия Тархановых (Тархан-Моуравовых), к которой относится и грузинский политический деятель, полководец, моурави (правитель) Георгий Саакадзе [около 1580 - 1629]. Род князей Тархановых-Моуравов внесен в V часть родословной книги Тифлисской губернии и по некоторым данным самих грузинских источников, также связывается с шаухалами Тарковскими. С ними по своему происхождению, очевидно, был связан и род сванских князей Дадешелиани, так, согласно фамильным и народным преданиям, записанным в середине XIX века со слов самих этих князей русским этнографом Стояновым [22] и другими авторами [23], они (Дадешкелиани) были выходцами из Кумыки. Родоначальником этого старинного сванского княжеского рода считается Отар Дадешкелиани (ок. 1570 г.). Он "был из тарковских кумыков, и его потомство захватило власть в свои руки и постепенно подчинило себе все общество княжеской Сванетии по нижнему и верхнему течению р. Ингури" [24].

Интерес представляет и данные о том, что в восходящей своей генеалогической линии с кумыкскими шаухалами, по всей вероятности, был связан и влиятельный абхазский княжеский род Ачба. Предание на этот счет гласит, что "род Ачба прежде именовался Карымшаквалом ("Карымшакуал")" и происходил от переселенца, который являлся выходцем, по одной легенде из Кабарды, а по другой, более общего характера - с Северного Кавказа" [25]. Если в данных преданиях приводятся достоверные сведения, то можно предположить, что князья Ачба могут являться потомками кого-то из кумыкских вице-шаухалов (крым-шаухалов), или "известной княжеской фамилии карачаевцев Крым-Шаухаловых, которая по-карачаевски произносится в форме чрезвычайно близкой к приводимой Ш. Инал-Ипа "Карымшакуал", а именно - Кърымшаухаллары" [26].

По имеющимся сведениям, с шаухалами своим происхождением были связаны и некоторые привилегированные тейпы (напр., Медоевы, Баркинхоевы, Шадиевы) в Чечне и Ингушетиию [27].

Таким образом, анализ брачных связей кумыкских шаухалов показывает их интегрированность в "семью" тюрко-мусульманских правителей Кавказа, Кабарды, Карачая, Грузии, Крымского, Астраханского ханств, Ногайской Орды. С другой стороны все это свидетельствует о высоком социальном статусе шаухалов Тарковских, считавшихся "всегда прежде, так и теперь, - как правильно указывал П.Г. Бутков в конце XVIII в., - вторыми особами по своему могуществу во всей Ирании" [28], т.е. на кавказских территориях, куда распространяясь власть Ирана в XVI-XVIII вв.

Связи эти, безусловно, способствовали укреплению отношений между государствами, влияли на расстановку сил и политическую ситуацию в регионе, становились гарантией взаимопомощи и поддержки в борьбе с внешней опасностью и внутренними противниками.

 

Источники и литература

  1. Архив внешней политики Российской империи. Ф. 121. Кумыцкие дела. Оп.7, 1758, д.2; см. также: Алиев К.М. Шаухалы Тарковские. Страницы кумыкской родословной. Махачкала. 2008, c. 179.

  2. Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом, вып.1, с.7, 75, 81, 144; "Кабардино-русские отношения", т.1, с.56-59, 63-64, 400.

  3. История Дагестана. В 4-х томах. М., 1969.Т.1, с. 179-281.

  4. Полиевктов М. И. Из переписки северокавказских феодалов ХVII в., с.748.

  5. Алиев У. Кара-халк. Ростов-на-Дону,1924, с.58; см.также: Лавров Л.И. Карачай и Балкария до 30-х годов Х1Х в. // Кавказский этнографический сборник, вып. 1V, М., 1969, с.68; Лайпанов К. Т. Этногенетические взаимосвязи карачаево-балкарцев с другими народами. Черкесск, 2000, с.36.

  6. Петров Г. Верховья Кубани - Карачай // Кубанские областные ведомости. Екатеринодар.1879. №3, c.3.

  7. Пфаф. В.Б. Материалы для истории осетин // ССКГ, 1871. Т. V, c. 85; Ковалев М. Закон и обычай на Кавказе. М. 1890. T.1-2, c.249.

  8. Установление искусственного родства при обрядах детского цикла у карачаевцев // Карачаевцы и балкарцы: язык, этнография, археология и фольклор. М., 2001, с. 137-193.

  9. Установление искусственного родства при обрядах детского цикла у карачаевцев // Карачаевцы и балкарцы: язык, этнография, археология и фольклор. М., 2001, с. 137-193.

  10. Лайпанов К. Т. Заметки о взаимосвязях кумыков и карачаево-балкарцев// Вести КНКО. Вып.8-10. Махачкала. 2003, с.95-96.

  11. Миллер В.Ф. Ковалевский М.М. В горских обществах Кабарды // Вестник Европы СПб., т.2, 1884, с.568.

  12. Алиев К.М. Шаухалы Тарковские. Страницы кумыкской родословной. Махачкала. 2008, c. 19-22.27.

  13. ПСРЛ, т.29, с.230, 231; Курбский А.И. История о Великом кн. Московском. СПб, 1913, с.77-78.

  14. www.litportal.ru/genre8/author4952/read/page/24/book22683.html - 112k -

  15. Кобеко Д.Ф. Михаил Арасланович Кайбулин, царевич астраханский // "Арабески" истории. Каспийский транзит, вып.5-7, т.11, с.613.

  16. Кырзыоглу Ф. Указ. раб., с. 313; см. также: Рук. фонд ИИАЭ ДНЦ РАН, д. 1178, л. 12; Белокуров С. А. Указ. с.18, 77, 79, 114; КРО, т. 1, с. 58-59.

  17. Жирмунский В.М. Тюркский героический эпос. М., 1974, с.431, 433.

  18. Chronique georcienne, M. Brosset, Paris.1851.P.102; Allen, W.E.D. "A history of the Georgian People", London.1932.P.382.

  19. Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом, вып.1, М., 1889, с. 375.

  20. Джанашвили М. Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России // СМОМПК. Тифлис. 1897, вып.22, отд.1, с. 27.

  21. Kirzioglu Fahrettin. Gurcistan\'da Eski-Turk Inanc ve Geleneklerinin Izleri. Ankara I. Uluslararasi Turk Folklor Kongresi. Bildiriler IV. Ankara. 1976, s. 144-146.

  22. Стоянов А.И. Путешествие по Сванетии - ЗКОРГО. 1876. Кн. Х, с. 334.

  23. Toumanoff, Cyril (1963). Studies in Christian Caucasian History, Washington DC: Georgetown University Press, p. 270.

  24. Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. Майкоп. 2006, c. 282.

  25. Инал-Ипа Ш. Д. Страницы исторической этнографии абхазов. Сухуми, 1971, c. 235.

  26. Баразбиев М.И. Этнокультурные связи балкарцев и карачаевцев с народами Кавказа в XVIII-XX века. Нальчик.2000. С.72.

  27. Гусейнов Г.-Р. А.-К. Султан-Мут, кумыки и их предки в Чечне и Ингушетии (на материале исторических, фольклорных и языковых данных) // Вести КНКО. Вып.12-14. Махачкала. 2007, с. 40, 41, 42, 43.

  28. Бутков П.Г. Выдержки из "Проекта отчета о персидской экспедиции в виде писем". 1796 г. // История, география, этнография Дагестана XVIII_XIX вв. Архивные документы. М. 1958, с. 201.


1 Очевидно, здесь все же допущена ошибка. Видимо, следует читать "Крым-шаухал".


Доложено 6 июня 2009 года в г. Владикавказе на Международной научно-практической конференции "Генеалогия народов Кавказа. Традиции и современность" и опубликовано в материалах конференции.

Размещено: 16.06.2009 | Просмотров: 5559 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.