Кумыкский мир

Культура, история, современность

Мы живы, пока нас помнят...

Воспоминания о Зубаиле Хиясове

1970 год... "Я виноват, Марьям" Камала Абукова... Спектакль в селении Ботаюрт, я - в роли Марьям, стою на сцене, забыла обо всём, кроме своей горькой судьбы, которая разлучила меня с возлюбленным Джамалом. Надрывающая душу музыка и монолог: "Джамал... Джамал..."

Вдруг, чья-то сильная рука хватает меня и стремительно выбрасывает из двери: "Ты с ума сошла? Что стоишь? - Землетрясение!!!" Передо мной раскачивается наш автобус, где уже сидят все актёры. Я, наконец, вернулась на Землю и поняла, что происходит и чья рука оторвала меня от сцены. Конечно, это был Зубаил, который играл Джамала и был режиссёром этого спектакля. И в этом весь Хиясов... Он так же испуган, как и все, но не теряет самообладания. Из старенького одноэтажного клубика из окон и дверей, и со сцены тоже, в давке выскакивают на улицу зрители. Все кричат, ищут друг друга, толчки продолжаются, но на улице уже не так страшно. Так проходит какое-то время, мы все умоляем скорей ехать домой, потому что нам страшно за свои семьи, которые сейчас в Махачкале и мы не знаём, что с ними. Но вдруг клуб засветился, дали электричество и зритель вновь стал требовать продолжать спектакль. Вот что значит любовь к театру, желание узнать что ждёт их героев дальше, чем закончится сюжет. Удивительный зритель! Ничего не поделаешь, пришлось снова играть. И вдруг в какой-то момент крик на улице, зрители опять стали бежать к выходам. Но выяснилось, что кто-то кого-то просто искал, а все подумали, что землетрясение. Снова вернулись на места, доиграли спектакль и уехали в Хасавюрт.

У гостиницы на площади Батырмурзаева уйма людей, раскладушки, палатки, детские коляски. Мы решили, что поедем домой на рассвете, все стали звонить домой узнавать как дела в Махачкале, как дети, родные и близкие. Молодёжь не испугаешь, ждём в гостинице рассвета, а люди постарше и мудрее - во дворе, в автобусе. Со мной в номере жила Хайбат Казимагомедова, от страха она решила заночевать в автобусе. И вот к рассвету, запуганная, закутанная в одеяло, открывает дверь номера и спрашивает: "А что, землетрясение отменили что ли?" Так могла спросить только актриса...

А теперь о Зубаиле... Это был мягкий, лиричный, сентиментальный, трудолюбивый человек, скорее трудоголик; он работал и днём и ночью. Спал мало, пил несладкий чай, иногда с конфеткой, любил чуду, которые мастерски делала его "Шумела-ханым", как он называл её нежно. За каждым великим мужчиной "стоит великая женщина" - и это правда. Она для него была хранительница очага, мать его детей и всё, на чём держался его дом. Они понимали друг друга с полуслова и прожили вместе всю жизнь.

Первый выпуск кумыкской студии театра им. Вахтангова

Стоят (слева направо): Далгатов Далгат, Атаев Казбек, Казиев Ислам, Гасанова Набат, Мусаев Абдулгамид, педагог Андреева Дина Андреевна, Иманбекова Айшат (киргизка, училась в кумыкской студии), руководитель кумыкской студии Кульнёв Борис Григорьевич, Монакова-Мусаева Надежда, (???), Курумова Инесса, Фараджбек Фараджиев; сидят: Маликов Ахмед, Ихлясов Эдик, Пашаев Зугум, Хамавов Карабутдин.

На фото отсутствуют выпускники: Айгумов Айгум, Махмудова Лариса, Мурадов Антон, Мамаева Рая, Бамматов Зияв, Таймасханова Роза.

С Зубаилом мы вместе учились и долго работали, пока он не перешёл в Министерство Культуры. Когда его назначили на пост заместителя министра культуры я даже и не знала, мы были на гастролях. Но однажды мы встретились, разговорились и он попросил у меня прощения, что так мало сделал для меня, будучи на посту главного режиссёра Кумыкского театра. И это было тоже в его характере. Мир театра не так благополучен, как кажется, не всё зависит от твоей честности, порядочности, трудолюбия и даже таланта. Театр - как капля воды, в которой отражается Океан нашей жизни. Однажды Зубаил подарил мне портрет Эрнеста Хемингуэя и он долгие годы висел на стене, а дети, которые приходили к нам в гости, часто спрашивали у моей дочери: "Это твой дедушка?" И она лукаво отвечала: "ДА!" Этот портрет Эрнеста Хемингуэя в окладистой бороде ей самой очень нравился. Потом конечно приходилось объяснять, что это великий американский писатель. Теперь соседские дети выросли и читают Хемингуэя... Вот какова польза подаренного портрета Зубаилом. Сколько стихов к песням из спектаклей он написал, сколько пьес переделал, скольких драматургов воспитал, а как он любил музыку! Он мог плакать над песней, над сценкой из спектакля. Это не каждому дано! А дано было ему ещё больше, чем он успел сделать...

Мне пришлось с ним играть в спектакле "Сквозь Бурю" М.С. Яхъяева, где он играл Уллубия Буйнакского, а я Тату Булач. Правда моя роль была в письмах Уллубия к Тату, но какие это были письма! Мы ходили на встречу к Тату Булач, чтобы получше изучить её характер, расспросить и глубже вникнуть в суть их любви. Роли удались, спектакль имел большой успех. Мы вместе учились в Кумыкской студии при театре Вахтангова и в 1962 году, в мае, приехали в Махачкалу со спектаклями "Кровавая свадьба" Гарсия Лорка, где он играл главную роль жениха, а я играла там 3 роли сразу: самой невесты, девочки и служанки. Жених в исполнении Зубаила был чистым, мужественным, человеком чести и совести, за которую ему пришлось заплатить собственной жизнью. Все участники этого спектакля были счастливы, играли страстно и вдохновенно. Спектакль приняли на "Ура!"...

Спектаклей, в которых играл Зубаил, было немного, но как режиссёр он поставил их несчётное количество и я не помню провалов. Он жил по поговорке "Терпение и труд всё перетрут". У него была феноменальная память. Каждую пьесу, которую он ставил, он знал наизусть и когда кто-то забывал текст, он заменял суфлёра. Во время репетиций он умел создавать такую тёплую и дружественную атмосферу, что все актёры легко и свободно работали с ним, не замечая времени. Можно было не глядя на сцену, по его лицу понять, что происходит. Сцена отражалась в нём, как в зеркале. Он так самозабвенно переживал каждому исполнителю, как это умеют делать только дети. Главная особенность Хиясова как режиссёра была в народности его спектаклей, он хорошо знал обычаи и жизнь кумыков, глубоко понимал психологию своего народа, знал его историю и любил. Он был одним из лучших кумыков на Земле, каких я знала.

Последние годы мы не общались, так как я переехала, только узнавали друг о друге от общих знакомых и друзей, но всегда с любовью и уважением я вспоминала высокого, стройного, элегантного, очень эрудированного, шутливого и остроумного Зубаила.

За последние годы мы так привыкли к антитеррористическим операциям. Но известие о нелепой гибели нашего большого друга, не пожелавшего оставить свой дом и причисленного к террористам было для всех, как удар по самым высоким чувствам, носителем которых был Зубаил.

Дагестанский народ его не забудет!!! Мы живы, пока нас помнят...

15 июня 2008 года, Москва.

Размещено: 27.06.2008 | Просмотров: 4351 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.