Кумыкский мир

Культура, история, современность

Его судьба переплелась с Дагестаном

П. Пржецлавский (род. 1821/ум. ?) был выходцем из дворян Гродненской губернии (предположительно, из литовских татар). Он хоть и имел польские корни, но вел происхождение из дворян Тверской губернии. Воспитывался в Гродненской гимназии, вступил в службу (1838 г.) юнкером в Псковский полк, затем переведен унтер-офицером в егерский князя Кутузова Смоленский полк. Воевал на Кавказе с 1844 года, в чине прапорщика. Быстро усвоив некоторые местные языки и проявив административные способности, он с 1849 года занимал должность ленкоранского участкового заседателя. Еще через три года (1852) он стал полковым адъютантом Дагестанского конно-иррегулярного полка, расквартированного в сел. Дженгутей.

В 1854 году он был контужен под селом Уркарах осколком камня при попадании ядра в саклю. За отличие в делах с горцами он награждался орденами, рос в званиях и даже получил высочайшее благоволение. Одновременно П.Пржецлавский занимался изучением быта и нравов дагестанцев, хорошо владея кумыкским языком, занимался изучением фольклора, быта и нравов кумыков, писал стихи. С августа 1857 года Пржецлавский был прикомандирован помощником к генерал-адъютанту князю Шаухалу Тарковскому (Абу-Муселим Хан, Шаухал Тарковский). Через год он стал управляющим Дербентским уездом (Дербентским уездным начальником) и был произведен в майоры. Затем занимал должность помощника военного начальника Среднего Дагестана и за особое рвение получил звание подполковника. 23 ноября 1861 года Пржецлавский был назначен приставом (1861-1866) при военнопленном Шамиле и прибыл в Калугу 1 апреля следующего года.

Цитата из книги Казиева Шапи. Имам Шамиль М., Молодая гвардия, 2001:

Шамиль представал человеком весьма осторожным в политических высказываниях. Тем не менее, решено было сменить пристава при Шамиле, с тем, чтобы новый вникал в дела и жизнь Шамиля более настойчиво и критически. Такой человек быстро нашелся. Это был подполковник Павел-Платон Гилярович Пржецлавский Новый же пристав больше походил на полицейского надзирателя. Отношения его с Шамилем омрачились с первых же дней. Еще до приезда в Калугу пристав был твердо убежден, что Шамиль - опаснейший глава мюридизма, мечтающий бежать обратно на Кавказ и поднять восстание.

Намерившись предотвратить новую Кавказскую войну, Пржецлавский превратился в кандалы на ногах Шамиля, постоянно напоминая ему о статусе хотя и почетного, но все же военнопленного. Пристав лез во все дела Шамиля и его семейства, ограничивал в чем мог, следил за каждым его шагом и трактовал как затаенную крамолу все его высказывания.

Заметив на столе Шамиля карту России, пристав заподозрил его в намерении сплавиться до Каспия по рекам, а в раздаче нищим милостыни ему мерещились встречи с подпольными заговорщиками. Такая назойливая опека становилась для Шамиля все более тягостной. С тех пор отношения Шамиля с приставом испортились окончательно. Рапорты Пржецлавского теперь напоминали донесения с линии фронта, а Шамиль изображался как раненый зверь, готовящийся к последнему броску.

Во время восстания 1863 г. Пржецлавский попытался руками Шамиля выпросить прощение для арестованных соплеменников, но Шамиль отклонил его просьбу. Пристав, после отказа Шамиля подписать петицию о поляках, превратился в его злейшего врага и изводил имама всеми доступными способами.

Цитата из книги Казиева Шапи. Имам Шамиль М., Молодая гвардия, 2001:

Генерал-майор Чичагов обратился к Милютину с просьбой о смене пристава. Это возымело действие, и вскоре в Калугу прибыл из Москвы денщик с вещами капитана Семенова, назначенного на место Пржецлавского. Однако пристав решил не сдаваться и совершил подлог, отправив в Военное министерство якобы написанное Шамилем письмо с просьбой оставить при нем Пржецлавского. Удержавшись на своем месте, пристав опять взялся за старое.

Имам пытался образумить распоясавшегося пристава, но ничего не помогало. Шамиль из последних сил сохранял хладнокровие и едва удерживал сына, готового избавиться от обнаглевшего пристава самым радикальным способом. Опасаясь, что дело вот-вот примет самый трагический оборот, Шамиль вновь обратился к Чичагову, Щукину и новому губернатору Спасскому с просьбой положить, пока не поздно, конец бесчинствам Пржецлавского. Внимательно выслушав Шамиля, высокие должностные лица обратились к Милютину с просьбой о немедленной смене пристава. В своей речи имам, как и обещал, ни словом не обмолвился о петиции, которую Пржецлавский предлагал ему подписать.

В декабре 1865 года, ознакомившись с результатами расследования, в ходе которого был открыт и подлог с письмом, Милютин подготовил для царя доклад, рекомендовав вообще упразднить должность пристава при Шамиле, который "не нуждается более в постороннем советнике и руководителе". Александр II с Милютиным согласился и поручил Шамиля заботам Чичагова. 1 февраля 1866 года Пржецлавский был "оставлен за штатом по армейской кавалерии в связи с упразднением должности пристава при Шамиле".

Но карьера Пржецлавского на этом не закончилась. Он продолжил службу на Севере, дослужился до батальонного командира, а затем вновь пошел по юридической части. Он стал председателем полкового суда, затем членом Московского военно-окружного суда и в 1872 году был уволен со службы в чине полковника с мундиром и пенсией. Затем Пржецлавский был гласным Тверского земства, почетным мировым судьей, а с 1876 года заведовал в Тверском уезде поставкой лошадей для армии, за что получил еще одно высочайшее благоволение.

В 1877 году, во время новой Русско-турецкой войны, Пржецлавский вернулся на Кавказ, воевал, состоял в распоряжении наместника, затем был начальником нескольких кавказских округов, а в 1878(7) году стал помощником военного губернатора Эрзерумской области. Через год он был окончательно уволен со службы, так и не получив желанного звания генерал-майора.

Пржецлавский П.Г. - автор нескольких статей: "Нравы и обычаи в Дагестане" (Военный сборник. 1860, № 3); "Дагестан: его нравы и обычаи" (Вестник Европы. 1867, №3), не опубликованной рукописи "Материалы для истории Дагестанского конно-иррегулярного полка с 1852 по 1859 г". За "Описание Среднего Дагестана" в 1864 г. Императорским русским географическим обществом был награжден серебряной медалью. В 1877 г. опубликовал в нескольких номерах журнала "Русская старина" свой "Дневник пристава".


Опубликовано:
газета "Ёлдаш/Времена", 18-02-2008

Размещено: 03.03.2008 | Просмотров: 3216 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.