Кумыкский мир

Культура, история, современность

Эрпели и эрпелинцы в истории

Эрпели и эрпелинцы в истории

 

(XVI – XVIII вв.)

 

«Эрпели – одно из больших селений Дагестанской области в 12 верстах от города Темир-Хан-Шуры. Населено кумыками. В прежнее время Эрпели составляло особое владение и управлялось собственными правителями – карачи-беками, происходившими, по преданию, от древних государей, бывших в Дагестане до арабов. Находясь близ Тарковского владения, Эрпели во всем разделяло его судьбу. В 1604 г. оно было взято Бутурлиным; в 1725 г. во время Персидского похода Петра Великого было разорено Кропоткиным. Эрпели вновь появляется на сцене во время Кавказской войны, во время которой отличалось особой враждебностью к русским; в 1823 г. было разорено генералом Краббе, в 1831 г. взято штурмом; в 1844–1845 гг. жители его были переселены по военным соображениям на новое место. С покорением Дагестана в 1859 г. эрпелинцы опять вернулись на старое пепелище. 3537 домов, свыше 16500 жителей». (П. Гидулянов.. ЭСБЕ. Т. XLI (1904), С. 46).

 

Первые упоминания в исторических источниках

 

В русских дипломатических документах, относящихся к 1595 году, в списке земель, владетели которых уже «учинились под государевою рукою», т.е. приняли русское подданство, рядом с «Шевкальским царством» и «кумыками» т.е. с владением Султан-Мута, упоминается и «Ерпели» (Эрпели). Согласно документу 1598 года, в числе кумыкских владельцев и их деревень упоминается и «кабак (деревня) Ерпели Будачея Ерпелинского з братьею, а у них 400 человек конных» (Белокуров С.А. Сношение России с Кавказом. М., 1889. Вып. 1. С. 293).

 

Эрпелинский бийлик состоял из селений Эрпели, Ишкарты, Верхний Каранай, Нижний Каранай, Ахатлы. Князья Эрпели именовались карачи-беками. Первый кумыкский этнограф Д.-М. Шихалиев само слово «карачи» переводит как «смотритель», «разбиратель» и отводит к древнейшим кумыкским корням [Шихалиев Д.-М. Рассказ кумыка о кумыках. Махачкала, 1993. С. 46]. О степени авторитетности карачи-беков среди народа говорит и тот факт, что в случае спорных вопросов для окончательного определения кумыки отправлялись к этим бекам, чаще всего в Эрпели, где хранилась книга Исмаил-Куран с записанными в нее всеми достопамятными постановлениями карачинского сословия [Там же ].

 

Карачи-беки представляли разновидность феодального сословия и, кроме Эрпелинского владения, правили также в некоторых селениях Дагестана, таких как Кафыр-Кумух, [Акбиев А. Кумыки. Вторая половина XVII – первая половина XVIII веков. Махачкала. 1998. С. 50], Карабудахкент, Губден, а также в Гамринском магале [Оразаев Г.М.-Р. Исторические сочинения Дагестана на тюркских языках (тексты, комментарии) книга 1. Махачкала, 2003. С. 82].

 

Происхождение эрпелинских беков

 

О происхождении карачи-беков существуют различные версии. Согласно одной из них, карачи-беки являлись потомками хазаро-кипчакской знати. По другой версии, карачи-беки являются потомками смотрителей и наблюдателей, назначенных Тамерланом во время его походов в Дагестан [Хашаев Х.-М. О. Общественный строй народов Дагестана в XIX в. М., 1961. С. 212]. Как писал В. Линден: «По-видимому, исторически в точности выяснить вопрос о происхождении карачи-беков едва ли возможно, однако, по установившейся традиции чистокровные (т.е. происходящие от матерей непростолюдинок) карачи-беки в глазах туземного населения Темир-Хан-Шуринского округа не только не уступают бекам шамхальского дома в древности рода, но, напротив, в этом отношении должны быть поставлены выше их [Линден В. Краткий исторический очерк былого общественно-политического и поземельного строя народностей, населяющих мусульманские районы Кавказского края // Кавказский календарь, 1917. С. 287-288].

 

В изучаемое нами время эрпелинские карачи-беки входили и в шамхальский совет – центральный орган управления шамхальства Тарковского, где были представлены правители всех кумыкских бийликств и решались важные вопросы [ Акбиев А. С. Кумыки. Вторая половина XVII – первая половина XVIII вв. Махачкала, 1998. С. 92, 93].

 

Сведения конце XVI – XVII вв. об Эрпели и его правителях

 

В конце XVI – начале XVII веков на Кавказе столкнулись интересы трех великих держав – Ирана, Турции и Московской Руси. Положение Дагестана в это время осложнялось не только внешними проблемами, но и, как было отмечено выше, внутренними, вызванными распадом еще недавно крепкого единого Шамхальства. Это время в истории Дагестана отмечено ожесточенной междо­усобной борьбой между шамхалом и крым-шамхалом. Шамхал принял турецкую ориентацию; крым-шамхал вместе с кахетинским царем Александром обратился за помощью к России; за крым-шамхала стояла «половина Кумыцкой земли» [Очерки истории Дагестана. Т.1. Махачкала, 1957. С. 130].

 

Ситуация особенно обострилась, когда в 1594 году была основана русская крепость на р. Сулак, которую шамхал потребовал снести и отказался принести шерть (клятву) на верность Руси [Там же. С.112]. Тогда же был предпринят поход в Дагестан воеводы Хворостинина, в результате которого ему удалось захватить Тарки. Но вследствие отсутствуя обещанной помощи со стороны кахетинского царя и крым-шамхала, которого прочили посадить шамхалом в Тарках, Хворостинин, потерпев поражение в бою с кумыкским войском, отступил в Терский город [Там же. С. 112].

 

Осенью 1604 года был предпринят новый поход русских войск в Дагестан под командованием воевод Бутурлина и Плещеева. В результате были захвачены Эрпели, Эндирей и Тарки [Алиев К.М. Таргу-наме. Лексикон. Махачкала, 2001. С. 275].

 

Весной 1605 года объединенные войска дагестанцев во главе с Гереем Тарковским и Султан-Мутом Эндиреевским наносят тяжелое поражение русским войскам. 7 тыс. русских стрельцов вместе с Бутурлиным и Плещеевым погибли на поле боя [Там же. С.276 ].

 

В 1614 г. шерть была повторена, и вместе с Тарковским Гереем в числе присягнувших были казикумухский владелец Алибек, аварский владелец Махти, карабудацкий владелец Сурхай, брат эрпелинского владельца Будая Магомет Мурза [Белокуров С. А. Указ. соч. С. 533].

 

В том же году вступил в русское подданство и эрпелинский владелец Будай [Умаханов М.-С.К. Взаимоотношения феодальных владений и освободительная борьба народов Дагестана в XVII в. Махачкала, 1973. С. 48].

 

В своей присяге Герей во главе коалиции обязался оказывать военную помощь русской власти в случае нападения Султан-Мута и Андия на Терский город [Белокуров С. Указ. соч. С. 533].

 

Как видно из изложенного выше, эрпелинские владельцы в это время состояли в коалиции с тарковским шамхалом. В 1614 году и в последующие годы Султан-Мут неоднократно обращался с просьбой о принятии в русское подданство. Но тарковские шамхалы, видевшие в лице эндиреевского ханства сильного соперника, всячески препятствовали поступлению на русскую службу Султан-Мута и его детей [Акбиев А.С. Указ. соч. С. 107].

 

К этому времени эрпелинские владельцы состояли в близких отношениях с терскими воеводами. Так, в 1617 году эрпелинский уздень Егуп, прибывший на Терек от своего владетеля Будайчи, был отправлен воеводою Вельяминовым к аварскому хану с предложением выдать аманатов в Терский город и принять российское подданство [Русско-дагестанские отношения XVII – первой четверти XVIII вв. Махачкала, 1958. С. 59].

 

После смерти шамхала Эльдара в 1635 году развернулась острая междоусобная борьба. Иранский шах Сефи I, решивший покорить весь Восточный Кавказ, построить крепости на Сунже и верховьях Терека, поддерживавший кандидатуру Сурхая Тарковского, не смог преодолеть сопротивление фео­дальных владетелей.

 

Тем временем продолжалась борьба за главенство между тарковскими и эндиреевскими владетелями, что приводило к постоянным перегруппировкам противоборствующих сторон. В 1643 году Тарки подверглись нападению эндиреевского владельца и уцмия Кайтага. Напавшие сожгли дом Сурхая, перебили многих его подданных, захватили в плен даже его жен [Умаханов М.-С.К. Указ. соч. С. 65]. Учитывая близкие связи с. Эрпели с тарковскими владетелями в XVII в., можно предположить, что в указанной выше междоусобной войне эрпелинские владетели выступили на стороне Тарков.

 

В 70-е годы XVII в. в Эрпелинском владении правил Сол Мурза, который входил в коалицию кумыкских владетелей – брата шамхала Будая, буйнакского владетеля Казы-Мурзы, сыновей бывшего шамхала Эльдара, карабудахкентского владетеля Солтанбека, Чепана и Арп-Арслана Мурз, кумтаркаловского владетеля Багамата. Эти владетели состояли в российском подданстве [РГАДА. Кумыкские дела. Ф. 121, Опись 1. Л. 10-11].

 

Сведения XVII века об Эрпели и его правителях

 

Весной 1722 года Петра I начал готовиться к походу на Восточный Кавказ. В манифесте от 15 июля 1722 года Петр I извещал, что цель похода на Дагестан – наказание Хаджи-Дауда и Сурхай-хана Казикумухского, ограбивших в 1721 году в Шемахе русских купцов. Остальному же населению гарантировалась безопасность. В результате персидского похода равнинный Дагестан фактически был присоединен к России. За время пребывания Петра I в Дагестане все кумыкские владетели признали себя российскими подданными [Гаджиева С.Ш. Указ. соч. С. 286].

 

Наиболее близкие отношения с российскими властями в этот период были у шамхала Адиль-Гирея, который состоял в русском подданстве еще с 1717 года. Учитывая видную роль Адиль-Гирея в политических событиях, происходивших на Кавказе в первой четверти XVIII в., и то доверие, которым он пользовался при императорском дворе, было решено превратить Тарковское шамхальство в своеобразный плацдарм для дальнейшего продвижения вглубь Дагестана и дальше в Иран [Абдусаламов М.-П.Б. Кумыкские феодальные владения в политической жизни Дагестана в первой половине XVIII века… Автореферат. к.и.н. Махачкала, 2007. С. 22-23].

 

Однако в этот период эрпелинские владетели враждовали с шамхалом. Интересно в этом отношении донесение коменданта крепости Святого Креста полковника Соймонова генералу Г. Кропотову от 12 июня 1723 года, в котором говорится, что «подданный его шамхальской эрпелинский князь Будайши своими людьми от шамхала отложился» [Там же. С. 437]. Чтобы наказать непокорного владельца, Адиль-Гирей просил военной помощи у русского командования, но в случае отказа готов был сам ловить и приводить подданных эрпелинских владелтелей в крепость Святого Креста [Там же. С. 437]. Следует отметить, что к этому времени среди части дагестанских феодалов начали проявляться и антироссийские настроения. Так, в своем письме к генералу Г. Кропотову аксаевский владелец Султан-Махмут в мае 1723 года доносил, «… слышно нам подлинно, что де собрались все кумуки горския от самых Тарок и до Дербени и да Грузинские земли и учинили де они такую преговор, чтоб им с войною приехать на новостроенной город на крепость Святого Креста» [НА ИИАЭ ДНЦ РАН Ф.1. Опись. I. Д. 60. Л. 153//Письма шамхала Адиль-Гирея Тарковского Петру I]. Однако осенью 1723 года эрпелинский владелец Будайчи и Кайтагский уцмий через посредничество эндиреевского владельца Чупан-шамхала обратились к российской стороне с просьбой о подданстве, получив вскоре положительный отзыв Коллегии иностранных дел из Петербурга [НА ИИАЭ ДНЦ РАН Ф.1. Оп. 1. Д. 560. Лл. 412-413; Шамхалы Тарковские // СССКГ. Вып. 1. Тифлис, 1868].

 

В 1725 г. против русских выступает шамхал Адиль-Гирей. Недовольный тем, что на территории шамхальства русские основали крепость Святого Креста, Адиль-Гирей осаждает ее с 30-тысячным войском [Шамхалы Тарковские // СССКГ. Вып. 1. Тифлис, 1868].

 

Командовавший крепостью генерал Кропотов отражает нападение и преследует шамхала [Там же. С. 59].

 

В результате карательной экспедиции русских войск были разграблены и сожжены десятки кумыкских сел, жители которых поддерживали антироссийские выступления Адиль-Гирея [Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 годы. СПб., 1869. Ч.1. С. 81].

 

В этом восстании приняли участие и жители с. Эрпели. Так, по словам П.Г. Буткова, Кропотов «дал им много сражений и разорил Уцмийскую, Тарковскую и Ирпелинскую и многие другие деревни» [Там же. С. 81].

 

По сведениям Я.А. Марковича, служившего в чине полковника в Дагестане с 1725 по 1727 гг., Эрпели в это время состояло из 100 или чуть более дворов [Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов XIII-XVIII вв. Махачкала, 1992. С. 182]. В «реестре горским владельцам», составленным в 1732 году комендантом крепости Святого Креста генералом М.Ф. Еропкиным, деревнею Нижние Эрпели владели два брата Муцал и Салтан бек Гиреев, «да их же владения деревня Карана» [Еропкин Д.Ф. Реестр горским владельцам. 1732 г. // ИГЭД. С. 123]. Деревней же Верхние Эрпели владел Будачи, «да у него детей: Бартыхан, Казыхан, Мурза, Салтан, Магди» [Там же. С. 122].

 

В 1735 году эрпелинские владетели были приняты в подданство России и от них взяты в аманаты Патали Акламов и Перебудаг Будаев [Бутков П.Г. Указ. соч. С. 129].

 

В 1763 году в качестве эрпелинского владельца упоминается имя Будайчи, сторонника российской ориентации, [Алиев К.М. Таргу-Наме. Лексикон. Махачкала, 2001. С. 268-269], который, будучи владельцем Верхнего Эрпели, упоминается еще в «реестре» Д.Ф. Еропкина в 1732 году [Еропкин Д.Ф. Реестр горским владельцам. 1732 г. // ИГЭД.-С. 122].

 

Таким образом, видно, что образовавшееся в конце XVI в. Эрпелинское княжеское владение на протяжении XVII-XVIII веков играло заметную роль среди других кумыкских феодальных владений. В начале XVII в. границы этого владения доходили до самого Чирюрта с кутанами Чубар-Арка, Кудуш, Чумегул, а его владельцы были влиятельными союзниками кабардинских и черкесских владетелей. Ясно и другое. Эрпелинские карачи-беки, как выше отмечено рядом исследователей, являлись представителями высшей кумыкской родоплеменной аристократии – потомками хазаро-кипчакской знати. Согласно преданиям, их родоначальники пришли «во главе племени, которое населяет владение Тарковское, за несколько веков ранее появления в Дагестане арабов». По другой версии, они являются потомками одного из кумыкских эмиров, известных уже в эпоху Золотой Орды и нашествия Тамерлана на Северный Кавказ, т.е. еще в начале XV века. «Они суть потомки кумыкских князей, когда-то знаменитых, но влиянием шаухала ныне униженных».

 

 

Автор: Руслан АТАЕВ

Размещено: 22.03.2019 | Просмотров: 1366 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.