Кумыкский мир

Культура, история, современность

Тюменское княжество в контексте истории взаимоотношений Астраханского ханства и Кумыкского государства с Русским в XVI в.

карта

Фрагмент карты России, Московии и Тартарии 1562 года работы Энтони Дженкинсона

Открыть карту целиком

Данное государственное образование, именуемое также «Шевкальская Тюмень», «Прикаспийская или Хвалимская Тюмень», а в последние время «Кавказская Тюмень» (Л.И. Лавров), впервые упоминается епископом г. Султании (Иран) Иоанном де Галонифонтибусом (1404г.), который в списке народов и провинций Великой Татарии, наряду с Куманией, Хазарией, кипчаками, кумыками и аварами, называет гумат. Это наименование вполне правомочно отождествляется с «тумат» (мн. ч. от тум), которых Плано Карпини (1245-1247гг.) называет наряду с кумыками (комук), команами, чиркасами в числе подчиненных монголами земель и народов [см. Алиев, 2011, с.15, 19 прим.1].

Таким образом, соответствующий субэтнос кумыкского народа был известен с домонгольской эпохи. И в этой связи интерпретацию соответствующего названия на основе отождествления с известным тюркско-монгольским термином тюмен «группа из десяти тысяч воинов» персидского происхождения [Ср.-ист. гр. ТЯ, 2001, с.274-275] как свидетельства его «значительной первоначальной численности» [Лавров, 2009, с.440], следует признать недостаточно убедительной. То же самое следует отметить и в отношении точки зрения Л.И. Лаврова [2009, с.441-442], отождествлявшего т.н. «Кавказскую Тюмень» XV-XVII вв. с Туманом арабских авторов IX-XIII вв. как и однозначного соотнесения с нею некоторыми авторами[1], названия одной из учрежденных в Дагестане в 1392г. католических кафедр в Туме (Тhuma). Относительно последнего варианта интерпретации следует отметить, что Л.И. Лавров занял более осторожную позицию, считая, что «более прав А.Е. Криштопа, допуская различную локализацию Тумы».

Историко-лингвистический же анализ хоронима Туман/Тум показал, что его следует отождествлять с ныне лакскоязычной частью территории внутреннего Нагорного Дагестана. Она была в прошлом, в раннем средневековье, наряду с другой – равнинной – одной из областей первоначального расселения булгароязычных предков кумыков [Гусейнов, 2011а, с.151].

Более убедительным в указанной связи представляется его соотнесение с южн. алт. (вост.-кыпч.) tömön «вниз», но не ног. tömеn «низкий», в которых имеет место спорадический переход -b->-m-, не присущий другим тюркским языкам [Ср.-ист. гр. ТЯ, 1984, с.184], а ногайский источник исключается ввиду послемонгольского (с 1360г.) времени образования ногайского языка [см. Ср.-ист. гр. ТЯ, 2001, с.732 рис. 3]. Возможно, что в дальнейшем на передачу звучания данного хоронима повлияло ногайское его произношение. Но сам хороним в значении «нижний», отражающем его локализацию на Прикаспийской равнине, мог, как было отмечено в предшествующем изложении, возникнуть в домонгольскую эпоху и в связи с первоначальным распространением в регионе кыпчакских племен [см. Гусейнов, 2010, с.61][2].

Как известно, после первого в 1554г. взятия Астрахани ее хан Ямгурчи бежит под натиском русских войск с небольшим обозом из города в северокавказскую Тюмень к своему тестю – «тюменскому шевкалу», который без называния имени упоминается еще в 1550г. в письме ногайского мурзы Исмаила царю Ивану Грозному, а затем в Азов. Уже в городе Тюмени, жители которого «выбежали в лес», московские казаки захватывают часть поклажи, а также всех жен и наложниц хана Ямгурчи. Среди жен поймали «царицу Крым-Шавкалову цареву дочь Канъдазу (в других источниках – «Кандаза Крым-шавкалова дочь» или «Наидиса»)», у Карамзина – Канзаду (Ханзаду [Алиев, Крым-шаухалы в событиях XVI–XVIII вв. // Кумыкский мир. 22.02.2011]). На следующий – 1555 год – шамхал и «тюменский князь», прибывшие в Москву, «дань же на себя кладут и на службе на государевы ходити хотят с государевыми воеводами вместе». В 1556, по другим данным, 1557г. астраханские воеводы доносили царю, что к ним «была присылка о мире и о торговле от владетелей из Шемахи, Шевкал и Тюмени, и они (воеводы) по государеву наказу послали к ним служилых татар». В том же 1557г. уже в Москву «из Асторохани же пришли послы от крым-шевкала и от всей земли Шевкальскые да от тюменского князя с поминкы бити челом, чтоб государь пожаловал их и велел быти в своем имени, и в холопстве у себя учинил, и приказал бы астороханскым воеводам беречи их от всех сторон, и торговым бы людем дорогу пожаловал государь, велел чисту учинить…». Повторное посольство уже от «князя Тюменского с поминки» с той же просьбой царю, чтобы он держал их «в своем имени» прибыло в Москву в 1559г. Однако уже в 1560г. (после второго окончательного взятия Астрахани русскими войсками в 1556г.) воевода И.С.Черемисинов ходил из города «на Шевкал и на Тюмень морем». Была сожжена столица шамхальства Тарки, и положено начало многочисленным, продолжавшимся в конце XVI-начале XVII вв. русско-кумыкским войнам, в конечном итоге которых кумыкам удалось отстоять свою независимость [см.: Ист. Сев. Кав., 1988, с.340; Зайцев, 2006, с.155, 156, 156 прим.14, 157-158, 158-159; Лавров, 2009, с.443; Каб.-русск. отн., 1957, с.5; Алиев, Умаханов,2004, с.12, 13].

Как полагает И.В.Зайцев [2006, с.157], «наверняка можно утверждать, что женой Ямгурчи была дочь Крым-шамхала, наследника (сына или двоюродного брата) шамхала, кумыкского владетеля в Дагестане. Резиденция кумыкских шамхалов находилась в ауле Кумух в горах, а позже была перенесена на равнину в Тарки. Поскольку русские источники часто путали шамхала с крым-шамхалом, в тексте мог иметься в виду сам кумыкский владетель. Вероятно, он (отец Кандузы/ Кандусы) присылал посольство в Москву в 1557г.».

Однако в следующем, 1558г., упоминается принявший русское подданство «шевкал Тюмени», «князь тюменских кумыков» Агиш[3], и его имя, как и наследовавшего ему в 1559г. «тюменского князя Токлуя», ставшего после него «шевкалом», отсутствует в известных на сегодняшний день данных о кумыкских шамхалах данного времени. После Токлуя в 1569г. известен его племянник, тюменский князь, упоминаемый в турецких источниках под 1578г. как «Тюмен-беги» Тюки-бег, Тюгень (вероятно, Туган) Атяков, отцом которого предположительно был брат Токлуя Айтек (Атяк). При сыне Тюгеня Атякова, Салтанее князе, известном в турецких источниках 1581-1583гг. как Султанай-бег, в 1594г. Тюменское владение прекратило свое существование, что первоначально было вызвано строительством русскими в 1588г. в его пределах по просьбе кахетинского царя Александра, принявшего русское подданство, Терской (Тюменской) крепости и города Терки в устье р. Терек, в результате чего тюменцы потеряли значительную часть своей территории и лишились выхода к морю. Неучастие шамхала и тюменского князя в 1589г. в антитурецкой коалиции на стороне Московской Руси и Персии стало поводом для очередной русско-кумыкской войны 1594г., когда в числе прочих кумыкских населенных пунктов была разорена новая резиденция тюменского князя Салтанея, оказавшаяся вблизи русского Койсинского острога на р. Сулак. Не смирившаяся с этим часть тюменцев уходит в соседнее Эндирейское кумыкское княжество, а владетели становятся вассалами его правителя Султан-Махмуда. Но в 1626г. большинство их приняло присягу «служить царю Московскому» и «от кумыцкого от Салтан-Магмута-мурзы кабаками своими откочевати прочь и с ним битися». Исключение составили оставшиеся в Эндирее тюменский владелец Айтек-мурза Салтанеевский, упоминаемый в 1641г., и погибший в том же году в неудачном походе на Кабарду вместе с правившим с 1635г. кумыкским шамхалом Айдемиром, сыном Султан-Махмуда, «тюменского князя Шевкала Зурешея сын». В дальнейшем, этот «остаток древнего народа туманляр», согласно сведениям А.-К. Бакиханова, «по пресечении рода собственного их эмира, подчинился потомкам Казан-Алпа сына Султан-Мута (Султан-Махмуда) Эндиреевского» [см.: Алиев, 2011, с.16, 17, 20, 21, 22; Лавров, 2009, с.444-445].

В числе кумыкских шамхалов рассматриваемого времени известны погибшие сыновья ’Уммал Мухаммада: в конце 1552-начале 1553г. Бу’дай(Бугдай)-шамхал (пал «мучеником в сражении с кафирами») и его брат Мухаммад, «убитый в сражении с неверными чаркас», а также в 1566-1567гг. Сурхай. Он был убит, вероятно, в связи со строительством по просьбе кабардинского князя Темрюка в кумыкских пределах русского Сунженского городка-острога[4] в устье р. Сунжи, впадающей в Терек. Вслед за Бу’дай(Бугдай)-шамхалом мог править упоминаемый в двух приписках к старой рукописи и отождествляемый «с одним из 2-х Улхай (Оркай)-шамхалов (отцом и сыном), которые правили в (Кази)Кумухе в первой половине XVIв.», А-л-х-шамхал или Архи-шамхан, который летом 1553г. «неудачно предъявлял иск жителям с. Тпиг». При последнем или Сурхае, возможно, была поймана в 1554г. жена астраханского хана Ямгурчи «царица Крым-Шавкалова царева дочь Канъдаза» (Ханзада) и направлены в Астрахань и Москву в 1555-1557гг. посольства от шамхала и «тюменского князя» (1555г.), Шевкала и Тюмени (1556г.) «крым-шевкала и от всей земли Шевкальскые» (1557г.). Дочерью первого из них могла быть «царица Канъдаза» (Ханзада), и каждый мог быть наследным крым-шамхалом при своем отце или брате, но из числа первых лишь предположительно был известен крым-шамхал Х̣мāл Али, скончавшийся в 1607-1608гг. Кроме того, правящим шамхалом после 1567г., когда был известен тюменский князь Тюгень Атяков (см. выше), был Бий-Болат, затем – с 1572г. – Чопан [Эпиграф. памят., 1966, с.209, 147, 188, 150-151, 248, 298; Шихсаидов, 1984, с.295; Алиев, 2008, с.161-162].

Вполне вероятно, что отец Канъдазы (Ханзады) и другие тюменские князья, ошибочно именуемые в русских источниках шамхалами, действительно, были крым-шамхалами, контролировавшими границу Кумыкского государства с Астраханским ханством, которая проходила по Тереку или Каспию чуть далее реки Кумы. Те же функции в его западных пределах, в Карачае, выполнял другой наместник шамхала: здесь до сих пор известна владетельная фамилия Крымшавхаловых, первый носитель которой Крымшавхал, прибыл в Баксан между первой четвертью-второй половиной ХVIв. (см. подробнее в другой нашей статье, помещенной в данном сборнике)[5].

И в дальнейшем, о более северных затеречных, включавших и Тюменское княжество, ареальных пределах Кумыкского государства – шамхальства свидетельствуют сведения А.Олеария (1635-1639 гг.). Он приводит утверждение «дагестанского мурзы, брата того, кто княжил в Тарку», о том, что «Терки и вся эта область раньше принадлежала татарам», а также его собственные данные о «дагестанской границе, лежащей в 6 милях за Терками». Данное сообщение относится ко времени правления (1635-1641 гг.) Айдемира, сына Султан-Махмуда, и речь, возможно, идет и об его уже упоминавшемся брате Казаналпе Эндиреевском [cм. Гусейнов, 2011б, с.225, 226].

Учитывая же вероятное смешение в русских источниках в передаче титулатуры таких различий, как шамхал и крым-шамхал, отмеченное И.В.Зайцевым (см. выше), последним, по всей видимости, формальным крым-шамхалом Тюмени был «тюменского князя Шевкала Зурешея сын», который погиб в 1641г. в неудачном походе на Кабарду вместе с кумыкским шамхалом Айдемиром.

Его отец, вероятно, упоминается в знаменитом кумыкском йыре (героической песне) «Об Ибаке и Зоруше». В нем [Къум. йыр., 2002,с.114-117; Къум. халкъ, 2002, с.71-73], в котором говорится о необходимости:

1) навести мост к чегемцам («Чегемлеге энни кёпюр ким салар?»), т.е. балкарцам – жителям Чегемского ущелья;

2) установить, как говорит мать Ибака – главы пограничной стражи и сборщика дани, погибшего в Кабарде, где много разбоя: «Кто будет в Кабарде кабак (пограничным)-узденем (дворянином)» («Къабартыда къабакъ оьзден ким болур?») и возьмет с ее жителей после смерти Ибака[6] по счету дань-ясак («Къабартыда, къбакъ оьзден, кёп тонав – Мени бир Ибакъ балам оьлген сонг, Олардан санап ясакъ ким алар?»).

Данный отрывок свидетельствует, по всей видимости, о том, что Центральный Кавказ (Балкария и Кабарда) продолжали входить в сферу деятельности тюменских крым-шамхалов и после захвата кумыкской Тюмени царскими войсками, что, в принципе, акцентируется «говорящей» семантикой – «пограничная река» – гидронима Чегем (ср. тюрк. чек «предел, граница») и самим содержанием песни, непосредственно связанным с Зорушем – братом Ибака. Он готов к мести, и его ответ матери («Денгиз ягъа кайыр хум, Гьайдамайлы тай туягъы батармы. Зоруш деген бир уланынг сав буса, Ибагъынгны къаны ерде ятармы?» – «Моря берег-песок-пыль, не проехав, жеребенка копыто разве завязнет? Зорушем именуемый один твой сын цел пока, Ибака кровь на земле разве будет?» [Къум. йыр., 2002, с.117; Къум. халкъ, 2002, с.72-73]) говорит о том, что еще не все потеряно. Зоруш берет на себя обязательство проложить мост к чегемцам, стать в Кабарде пограничным узденем и взять с нее по счету ясак, ср.: «Чегемлеге, анам, кёпюр саларман, Къабартыда къабакъ оьзден боларман! …Олардан санап ясак аларман!» [Къум. йыр., 2002, с. 117][7].

Именно этим обстоятельством – вышеупомянутым взыманием ясака – и было обусловлено, по всей видимости, утверждение некоторых авторов о том, что «тюменские владетели, несмотря на небольшие размеры своего владения и незначительность их вооруженных сил, проводили довольно активную внешнюю политику…Тем не менее, тюменские владетели конфликтовали даже с кабардинскими князьями…». Именно по их настоянию был проведен, например, в 1560 г. поход И.С.Черемисина, о котором говорилось в предшествующем изложении [Алиев, Умаханов, 2004, с.13].

Список источников и литературы

1. Алиев К.М. Шамхалы Тарковские. Страницы кумыкской родословной. Махачкала, 2008.– 203с.

2. Алиев К.М. К генеалогии аристократии «Кавказской Тюмени»//Генеалогия народов Кавказа. Традиции и современность.– Владикавказ, 2011.– С.13-22.

3. Алиев Б.Г., Умаханов М.-С. К. Дагестан в ХV-XVIIвв. (Вопросы исторической географии). – Махачкала, 2004.– 494с.

4. Гусейнов Г.-Р. А.-К. История древних и средневековых взаимоотношений языков Северо-Восточного Кавказ и Дагестана с русским языком.– Махачкала, 2010.– 214с.

5. Гусейнов Г.-Р. А.-К. Равнинный Гумик и Туман в этноареальном и историко-этимологическом контексте // Дагестанский востоковедческий сборник. Махачкала, 2011. -С.147-152.(а)

6. Гусейнов Г.-Р. А.-К. О северных территориальных пределах Кумыкского государства эпохи Султан-Мута (середина XVI-XVII вв.)//Материалы Международной научной конференции «Султан-Махмуд и его наследники в дагестанском историческом процессе (XVII-XVIII вв.)». – Махачкала, 2011.– С. 224-228. (б)

7. Зайцев И.В. Астраханское ханство.– М.: Восточная литература, 2006.– 302с.

8. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца ХУШ в. – М.: Наука, 1988. – 544 с.

9. Кабардинско-русские отношения в ХVI–XVII вв. Документы и материалы. – М.: Изд-во АН СССР, 1957. – XVI+ 488 с.

10. Лавров Л.И. Кавказская Тюмень // Лавров Л.И. Избранные работы по культуре абазин, адыгов, карарчаевцев, балкарцев. – Нальчик: Полиграфкомбинат им. Революции 1905г., 2009.– 555с.

11. Къумукъланы йырлары. Магьачкъала: Дагестанское книжное издательство, 2002.– 462с.

12. Къумукъ халкъ авуз яратывчулугъу. Хрестоматия. – Магьачкъала, 2002.– 345 с.

13. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков: Фонетика. – М.: Наука, 2001. – 484 с.

14. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков: Лексика. 2-е изд., до – М.: Наука, 2001. – 822 с.

15. Шихсаидов А.Р. Эпиграфические памятники Дагестана. М.,1985.– 462с.

16. Эпиграфические памятники Северного Кавказа. – М.: Наука, 1966. Ч.I.– 300с.

Примечания

[1] Аналогичный подход имеет место и в последние годы (см. Алиев К.М. Тайны кумыкской этнонимики (этнонимические этюды) // Вести Кумыкского научно-культурного общества. -Махачкала, 2002/2003. Вып.8–10. – С.83). Впоследствии тот же ученый указал вслед за турецкими исследователями на то, что упоминаемый в османском реестре 1574-1576гг. мусульманским владетелям Северного Кавказа хороним «Тома»/«Това», возможно, связан с аварским названием лакцев – Тум (Алиев К.М. Шаухалы Тарковские. Страницы кумыкской родословной.– Махачкала, 2008.– С.144 прим.2).

[2] Как отмечает К.М. Алиев (Тайны кумыкской этнонимики.– С.86), «этническая группа с таким названием известна не только у кумыков, но и в Средней и Центральной Азии (например, среди узбеков, уйгуров), а также на Волге среди татар-мишарей», чем, в принципе, подтверждается значительная древность соответствующего этнонима. Данный этноним, очевидно, связан и с этнонимом мюйтен, встречающимся как у каракалпаков (потомков черных клобуков русских летописей), так и у башкир». Однако последняя связь представляется неубедительной с собственно языковой точки зрения, так как исходной для этнонима мюйтен является форма с начальным б-, возможно, туркменского (огузского) происхождения (см. Дыбо А.В. Лингвистические контакты ранних тюрков.– М.: Восточная литература, 2007.– С.40).

[3] Его сыновья Мамай (в крещении Василий) и Роман (в крещении, кумыкское имя неизвестно) переходят в 1570-х гг. на службу к русским царям и становятся родоначальниками одной из ветвей русского дворянства – князей Тюменских (см. Алиев К.М. К генеалогии аристократии «Кавказской Тюмени» // Генеалогия Кавказа. Традиции и современность.– Владикавказ, 2011.– С.21 прим.2).

[4] Он возник в 1567г. и был снесен в 1571г., возобновлен в 1590г. и разрушен в 1605г. турецко-кумыкскими войсками (Русско-дагестанские отношения XVII-первой четверти XVIII вв. Документы и материалы. – Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 1958. – С.305 прим.16).

[5] Возможно, это наследие крыльевой системы Золотой Орды. Тогда центр мог находиться в Маджарах как столице Дагестана (см. другую статью). Комментарий автора, добавленный 25.07.13.

[6] Его прототипом мог быть кумыкский владететль Илдар-мурза Ибаков, погибший в 1641г. вместе с Айдемир-шамхалом в вышеупомянутом походе на Кабарду (см. Русско-дагестанские отношения XVII – первой четверти XVIII вв. – С.156, 158).

[7] О всекумыкском масштабе личности Зоруша свидетельствует еще один, посвященный ему, но поминальный «Зорушгъа яс-йыр», записанный за пределами его исторической деятельности – в пределах внутренней предгорной Кумыкии – с. Нижние Казанищи. В нем говорится о том, что он «Гору Арак-тав (отделявшую кумыкские селения от соседних горцев) на всем ее протяжении обходил, Со встречных шкуру снимал, как с лисицы» [Къум. йыр., 2002, с.117].


Опубликовано: Средневековые тюрко-татарские государства. – Казань, 2012.-С.223-226.

Размещено: 26.07.2013 | Просмотров: 3443 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.