Кумыкский мир

Культура, история, современность

Темирбулат Бейбулатов и Кумыкский театр

К 140-летию со дня рождения Т. Бейбулатова

Темирбулат Бейбулатов и Кумыкский театр

Являясь офицером дагестанского конного полка, получившим европейское образование, Т.Бейбулатов постоянно интересовался историей, культурой кумыков, других народов Дагестана и Кавказа. Хорошо его знавший, сотрудничавший с ним известный скульптор, заслуженный деятель искусств РСФСР Аскар Сарыджа в 60-е годы минувшего века говорил Абдуллатипову А.-К.Ю.: «Хотя и был офицером, он так ненавидел военную службу, военное дело, которое знал изнутри, считал его порождением дьявола, войну – бедствием…   Он был прежде всего эстетом, во всём искал изящество: в формах, линиях… Будучи офицером, он изучал историю, этнографию, архитектурные памятники, богословские споры, этику, эстетику».

Параллельно со службой Т.Бейбулатов занимался литературным творчеством, создал свои романтические поэмы «Хаджимурат» (1910), «Стенька Разин» (1911), «Хасбулат» (1915), в которых он сумел осуществить синтез европейских форм художественного мышления с художественным мышлением кумыков – одного из представителей народов Российского Востока.

Думая о судьбах национальной культуры, искусства и литературы, Т.Бейбулатов занимался не только фольклором и литературой.

В 1910-е годы минувшего века он стал явственно осознавать необходимость создания национальных форм искусства и просвещения, которые отсутствовали в Дагестане. Особое внимание Т.Бейбулатов уделяет театру и музыке. Великий русский драматург А.Н.Островский говорил, что «национальный театр есть признак совершенности нации, так же как и академии, университеты, музеи. Иметь свой театр и гордиться им желает всякий народ». Именно к такому пониманию национальных задач пришёл Т.Бейбулатов и в 1910 году создал первый театральный кружок кумыков в городе Темир-Хан-Шуре – центре тогдашней Дагестанской области,   состоящий из кумыков, азербайджанцев и дежиков (дежик – так называли детей от смешанных браков кумыков и азербайджанцев до революции).

Членами кружка были Т.Бейбулатов, учителя Гаджи Алхасов, Мухтар и Мурза Темирхановы, дежики Абдулжафар Гаджи Алискеров, Амирарслан Алискеров, Гусейн Абдуллаев, азербайджанцы Мешади Алискер Ширмамедов, Абас Гусейнов, Мешади Али Гусейнов, Ибрагим Самед-заде и табасаранец Муратхан Муратханов.

Репертуар кружка состоял преимущественно из азербайджанских пьес: «Пехлеван эпохи», «Пусть будет не та, а эта», «Эпоха султана Абдулгамида», а также переведённая с армянского языка на азербайджанский Султан Меджидом Гани-заде пьеса «Хор-Хор» и другие. Играли на азербайджанском и кумыкском языках. На вырученные средства были открыты небольшая мусульманская школа на тюркском языке и больница на четыре койки, вспоминал в 60-е годы минувшего века единственный из оставшихся тогда в живых членов драмкружка Гусейн Абдуллаев в беседе с А.-К. Абдуллатиповым .

Т.Бейбулатов в одном из своих выступлений на производственном совещании актёров Кумыкского театра 13 ноября 1930 года говорил: «… Я работаю с 1910 (А.А.-К., Ш.Л.) года, воспитал всех актёров национального театра…».

Не случайно, что именно в этот период Т.Бейбулатов создал свою драму в стихах «Стенька Разин». Эта драма, возможно, в то время была поставлена членами его кружка. Следует признать, что многое из работы кружка неизвестно…

Не суждено было Т.Бейбулатову и тысячам дагестанцев остаться дома. Началась Первая мировая война… В составе второго дагестанского полка он оказался в горниле войны.

После февральской революции 1917 года Т.Бейбулатов вместе с другими сослуживцами, не пожелавшими оказаться в составе Дикой дивизии, ценой невероятных усилий вернулся на родину.

Свержение царизма позволило многим представителям демократической интеллигенции национальных окраин России начать бурную деятельность по интенсивному просвещению своих народов, перейти от абстрактных призывов к конкретным мероприятиям. Такое положение сложилось и в Дагестане. В тот период к консолидации стремились не только политические деятели, но и деятели культуры.

Осознавая важность момента, Т.Бейбулатов приступает к давно задуманному проекту по сплочению творческой интеллигенции в целях решения актуальных задач культурного возрождения дагестанцев. Так в начале июля 1917 года было создано «Театральное и литературное общество дагестанских мусульман» («Дагъыстан мусульманларыны театр ва адабият жамияты»).

Будучи первым главным редактором и издателем (наширом) большинства номеров официального органа «Общества» – «Танг-Чолпана» – Т.Бейбулатов во второй половине 1917 года и в первой половине 1918 года, публикуя в нем свои труды, параллельно занялся осуществлением театральных постановок и концертов.

Участники кружка при «Обществе», впоследствии видные революционеры и общественные деятели Б.Астемиров и Т.Булач, в своих воспоминаниях отмечали, что его члены под руководством Т.Бейбулатова сами выполняли все виды работ по подготовке спектаклей: подбор и перевод пьес, подготовку декораций, шитьё костюмов и т.д.

Постановки пьес осуществлялись в здании городского театра, в городском училище и в клубе офицеров.

Художественное руководство драмколлективом «Общества» осуществлялось Т. Бейбулатовым и его помощником по режиссуре Гаджи Алискеровым. Поскольку не было готового национального репертуара, за исключением отдельных пьес, приходилось прибегать к драматургическим произведениям других народов. Репертуар пьес состоял преимущественно из пьес азербайджанских и татарских авторов. Однако в нём имелись и пьесы русских, турецких, армянских драматургов. Группа переводчиков состояла из Т.Бейбулатова, З.Батырмурзаева, Б.Астемирова, А.Тамаева, З.Каитбековой (Булач) и других.

Были осуществлены постановки азербайджанских пьес «Шамдамбек» Н. Нариманова в переводе А. Тамаева, «Марал» Джавида Гусейна в переводе Б. Астемирова, «Голодные бедняки» в переводе 3. Батырмурзаева, а также известных музыкальных комедий У. Гаджибекова «Аршин мал алан», «Мешади ибад».

Значительное число пьес было поставлено в переводе 3. Батырмурзаева: одноактные («Тайны нашего города», «Первый театр»), многоактные («Последние дни Гренады», «Абуль ула») пьесы. Из названных пьес нам известен автор лишь одной – «Тайны нашего города» – Камал Асхар. Возможно, что некоторые из названных пьес были переведены на татарский с арабского и турецкого языков.

Из русских пьес, поставленных драмколлективом «Общества» во главе с Т. Бейбулатовым и Г. Алискеровым, можно отметить пьесу А. П. Чехова «Медведь», переведенную на кумыкский язык Зумруд Каитбековой (Булач). Все эти спектакли «давали битковые сборы», как выразился один из участников драмколлектива. Вырученные средства расходовались в благотворительных целях: в пользу сирот, неимущих, на нужды издаваемого журнала «Танг-Чолпан», расходы на издание которого неимоверно росли от номера к номеру.

В одном из номеров журнала сообщалось, что вырученные в декабре 1917 г. 15 тысяч рублей – большие деньги по тем временам – были направлены на нужды всадников второго дагестанского полка.

После спектаклей обычно играл духовой оркестр, устраивались танцы, организовывался буфет. На эти театральные вечера стекалось все городское население, представляющее не только коренных дагестанцев, но и азербайджанцев, русских, горских евреев, армян.

Участники драматического коллектива не ограничивались постановкой переводных пьес, они и сами создавали пьесы или инсценировки для своих постановок. Так, Т. Бейбулатовым была создана небольшая пьеса «Шамиль», которая в советское время была углублена, расширена и развернута в драматургическую дилогию.

Тогда же он осуществил постановку созданной им ранее небольшой пьесы «Стенька Разин».

С большим успехом шли постановки по пьесам З. Батырмурзаева «Даниялбек», «Наперекор муллам», «В медресе пришел мулла».     

Большинство указанных пьес было направлено против обывательщины и мещанских нравов, бытовавших в мелкобуржуазной среде: «Тайны нашего города», «Хор-хор», «Два пирога», «Кто виноват?» (перевод А. Тамаева), «В медресе пришел мулла» и другие. Среди поставленных пьес было немало посвященных историческим событиям и личностям различных эпох и народов: «Последние дни Гренады», «Абуль Ула», «Старая Турция», «Эпоха султана Абдулгамида», «Шамиль», «Стенька Разин» и другие.

На страницах некоторых номеров «Танг-Чолпана» были опубликованы отзывы Т.Бейбулатова и других о ряде постановок и об игре артистов. Во время спектаклей особенно проявился талант Зумруд Каитбековой (Булач) – первой дагестанки, вышедшей на сцену. Чтобы подчеркнуть значение этого шага, следует иметь в виду, что в те времена женские роли исполнялись мужчинами. Известными исполнителями женских ролей были Басир Тагиров из селения Параул и Рагим Аббас оглы. Вслед за Каитбековой (Булач) на сцену вышли в те годы и несколько позже Т. Булач, Сакинат Моллачиханова, Зарият Дагирова, Рашив Бейбулатова и другие.

Музыкальное оформление спектаклей и концертов шло под непосредственным руководством и при участии Т. Бейбулатова.

Деятельность драмколлектива при «Обществе» продолжалась до лета 1918 г. Вот что писал об этом один из его участников, впоследствии ставший директором Кумыкского театра, Р. Рагимов в одном из своих отчетов «Пути развития национального театра»: «Так держался национальный театр до мая (1918 г. – А. А.-К., Ш.Л.), до прихода в город большевиков, после чего вследствие частых боев с бандами Гоцинского в окрестностях города и тревожного настроения в нем драмкружок прекратил свою работу».

Театральная деятельность Т. Бейбулатова при советской власти чрезвычайно многогранна и охватывает все ее виды: от организации театральных коллективов, обучения их участников театральному искусству, создания репертуара для этих коллективов, постановок пьес, участия в постановках в качестве актера, осуществления руководства по литературной, музыкальной части, работы по созданию декораций, костюмов и т.д. Не было ни одного звена в театральном деле, где бы Т. Бейбулатов не принимал самого непосредственного участия.

Все виды работ проводились им комплексно, и осуществление постановки каждого спектакля требовало от Т. Бейбулатова огромного напряжения.

Театральную деятельность Т. Бейбулатова советского времени можно разделить на три периода:

1) 1920-1925 – годы организации театральных кружков и работы в Доме красного горца в г. Буйнакске;

2) 1925-1930 – годы организации первой театральной студии и театрального техникума вплоть до создания Кумыкского профессионального национального театра;

3) 1930-1937 – годы становления и подъема профессионального мастерства коллектива Кумыкского драматического театра.

Но деятельность Т.Бейбулатова была прервана его арестом и отправкой по этапу в Нижний Новгород в конце 1920 года. Он был освобожден в 1923 году благодаря ходатайству руководства республики перед вышестоящими органами. По возвращении Т.Бейбулатова назначили директором Дома красного горца, в котором он мог бы воспитывать артистов театра и организовывать концерты для обеспечения культурных запросов населения и власти.

Первому периоду творчества Т. Бейбулатова характерен огромный энтузиазм в деле организации и воспитания сил, способных нести в народ синтетическое театральное искусство при наличии самых неблагоприятных условий для работы, когда не было профессиональных кадров, актеров, режиссеров, композиторов, костюмеров, художников-декораторов.

Молодые люди тех лет буквально горели желанием освоить театральное искусство.

После установления советской власти весной 1920 года вокруг Т.Бейбулатова собрались члены «Театрального и литературного общества» и учителя школ.

Вопреки всему, Т.Бейбулатову удалось возродить театральное движение и осуществить постановки многих пьес: «Голодные бедняки» («Ач хариплер»), «Утром одно, вечером другое» («Эртен бир, ахшам бир»), «Андалузия», «Тахир и Зухра» по пьесе татарского драматурга Ф.З.Бурнаша, «Восстание горцев» неизвестного автора.

В то время Т.Бейбулатов особое внимание уделял эстетическому и этическому воспитанию детей. Для них он создал небольшие пьесы «Цветы» («Чечеклер»), «Зима» («Къыш»), «Весна» («Яз»), «Рябой бык» («Белякъ оьгюз»), «Шапочник» («Бёркчю»).

Большая работа Т.Бейбулатова была проведена в театральной студии-техникуме, открытой в 1926 году по инициативе наркома просвещения Алибека Тахо-Годи. Руководство этим заведением было поручено Т.Бейбулатову. Для воспитания актёров будущего национального театра были приглашены русские артисты из Ленинграда и Баку Н.Т. Шатров и Б.П. Байков, которые преподавали театральные дисциплины.

В техникуме иногда вели занятия и актёры Русского театра Н.И. Синельников, Корсакевич. Для преподавания русские актёры дважды в неделю приезжали в Буйнакск из Махачкалы, а Т.Бейбулатов постоянно находился со студентами. Т.Бейбулатов вёл занятия по кумыкской, частично по азербайджанской, татарской литературам, по истории Европы, России, Кавказа и Средней Азии. Он вёл занятия также по творчеству крупнейших русских и европейских драматургов, в частности изучалось творчество Шекспира, Мольера, Островского. Наряду с этим, Т.Бейбулатов вёл занятия по актёрскому мастерству и по режиссуре. О взаимоотношениях русских артистов и Т.Бейбулатова в 60-е годы минувшего века одна из старейших актрис Кумыкского театра Е. Легомениди вспоминала: «Он учился у русских товарищей режиссерству, а русские узнавали у него о местных национальных обычаях – они взаимно дополняли друг друга».

Об особой роли Т.Бейбулатова в техникуме вспоминали его ученики, ставшие впоследствии выдающимися деятелями театра. Исключительность ситуации состояла в том, что студенты не знали русского языка, а русские преподаватели – кумыкского. В этой ситуации хорошо знавший оба языка Т. Бейбулатов был связующим звеном между студийцами и преподавателями.   

Один из воспитанников техникума, ставший впоследствии крупнейшим дагестанским драматургом, Амир Курбанов в своих воспоминаниях подчёркивал, что «обучение без Т. Бейбулатова было совершенно невозможно, т. к. мы не знали языка, а Т. Бейбулатов все это преподносил в доступной форме».

. О трудностях процесса обучения и об исключительно тонкой и умелой работе Т. Бейбулатова бывший студиец, впоследствии десятки лет проработавший главным режиссером Кумыкского театра, народный артист России Г. Рустамов в своей книге «О моем театре» писал следующее: «Ох как трудно давалась нам азбука актерского мастерства!

Ничего похожего на беззаботную, полную увлекательных приключений жизнь героев американских фильмов в ней не было. Не забывайте, что мы все-таки были детьми, и бесконечное повторение этюдов на внимание вряд ли могло сильно увлечь меня. И умница Темирбулат нашел, по-моему, единственно правильный выход, позволивший действительно заинтересовать нас будущей профессией. Он стал связывать занятия с тем искусством, которое нам было понятно – с кумыкским национальным искусством. Темирбулат читал нам свои стихи, пел и играл на агач-кумузе.

Он заставил нас импровизировать – вспоминать обрядовые игры и танцы, сцены из народных сказок, и мы тут же их разыгрывали. Эти этюды были нам действительно понятны, и на них мы учились больше, чем на традиционных (впрочем, тогда еще не очень традиционных), «без национальной окраски». Этот урок до сих пор не потерял значения.

Темирбулат возился с нами как отец с детьми. Он беспрерывно выдумывал всякие театрализованные игры, часто беседовал с нами, рассказывал о значении будущего национального театра. Он все время держал нас в поле своего зрения».

Другой воспитанник Т. Бейбулатова, около тридцати лет проработавший актером Кумыкского театра, известный писатель, народный артист Дагестана Ш. Г. Абдуллаев в своей книге «Спутники» («Ёлавчулар»), посвящённой истории театра, следующим образом охарактеризовал роль своего учителя в создании Кумыкского театра: «Среди тех, кто закладывал основы Кумыкского театра, Т. Бейбулатову принадлежит самое почетное место. В работе студии, затем в организации репертуара театра, в переводе пьес с русского и азербайджанского языков, в воспитании артистов он много потрудился».

О роли Т. Бейбулатова в частной жизни студийцев Г. А. Рустамов писал следующие волнительные слова, наполненные чувством неподдельной искренней признательности своему учителю: «Когда он появился на нашем горизонте, ему было 50-55 лет. Нам, мальчикам, он казался глубоким стариком. Вскоре для всех нас, росших без отцов, Темирбулат стал подлинным отцом. Что бы ни случилось в студии, он не мог оставаться в стороне и всегда приходил на помощь, если у кого-нибудь случалась неприятность – все равно, большая или малая... Такие случаи бывали в жизни каждого студийца – и Ушкият Сафаралиевой, и Хайбат Магомедовой, и Елены Легомениди, и Амира Курбанова, и других... они во многом определили судьбу моего театра».

Замечательной стороной работы студии было то, что они уже летом 1927 года начали нести театральное искусство в массы, выезжая в различные районы республики, и это стало впоследствии традицией. На тяжёлые и рискованные гастроли выезжали во главе с Т.Бейбулатовым. Например, во время первых гастролей они объехали аулы Н. Казанище, Н. Дженгутай, Гели, Карабудахкент, Губден, Какашура, а затем после отдыха посетили аулы Аксай, Костек, Хасавюрт, аул Шали в ЧИАССР.

Впоследствии гастроли распространены были по горным районам, рыбным промыслам и ногайским степям.

Спектакли обычно ставились на кумыкском языке, а отдельные пьесы – на аварском.

В одном из воспоминаний А.Курбанов пишет: «Ехали без воды, под палящими лучами солнца в бескрайних ногайских степях».

Старейшая актриса Кумыкского театра У. Сафаралиева, вспоминая трудности этих гастролей, говорила: «Иногда в разгар спектакля доносились крики: «Рыба пришла!..»     И мы, прерывая игру, не снимая сценического одеяния и не убирая грима, шли вместе с рыбаками тянуть сети. Т. Бейбулатов был вместе с нами. Хотя уже был стариком, всегда шел впереди молодых, он первым из нас шел тянуть сети. А когда работа кончалась, Т. Бейбулатов говорил нам: «Ребята, пойдемте доиграем». И мы шли».

В 1928-1929 годы были поставлены пьесы «Хаджи Умар», «Гамзат» неизвестных авторов, «Алибек Зандакский», «Кровная месть» Дударова, «Дети муллы» М.Булгакова и Пензуллаева из Аксая, работавшего в те времена юристом во Владикавказе, а также историко-революционная пьеса студийца Амира Курбанова «Горные соколы», посвящённая борьбе за советскую власть в Дагестане.

Народный комиссариат просвещения Дагестана за выполнение его задания по политико-просветительской работе наградил труппу молодых новоиспечённых артистов поездкой в Москву и Лениград в целях знакомства с передовой культурой крупнейших городов. Особенно теплый прием артистам-дагестанцам был оказан со стороны Ленинградского (бывшего Александрийского) театра.

После создания государственного театра в 1930 году Т.Бейбулатов играл такую же разностороннюю роль, как и в театральной студии и техникуме. Его деятельность распространялась как в области режиссуры, актёрской игры, так и в сфере литературы и музыки. Нет нужды подробно описывать все трудности становления театра, ибо это в определённой степени было сделано С.Говоровым, А.Сегеди, А.Курбановым, Г.Рустамовым, Ш.Г.Абдуллаевым и другими в их статьях, монографиях, посвящённых Кумыкскому театру.

Первая премьера спектакля по пьесе прогрессивного турецкого писателя Абдул-Хак Амита «Дочь Индии» состоялась 24 октября 1930 года.

Каждое новое достижение открывает перед коллективом и новые задачи, требующие неотложного выполнения. Так, подготовка к первому сезону со всей остротой поставила репертуарный вопрос. Репертуар национального театра послужил поводом для дискуссии относительно путей его развития.

Дискуссия развернулась на страницах газеты «Красный Дагестан» в январе-феврале 1931 года. В дискуссии приняли участие Р. Фатуев, Гонг, Т. Бейбулатов и И. Аурбиев. Р. Фатуев и Гонг ставили под сомнение само существование Кумыкского национального театра из-за отсутствия собственного репертуара. Они считали репертуар важнейшим элементом национального театра. Открывший дискуссию Р. Фатуев писал: «Иметь театр, исполняющий пьесы на кумыкском языке, это еще не значит иметь кумыкский национальный театр. Прежде всего, что должно отличать театр от других, – его репертуар». Другой сторонник этой «теории» Гонг, вознося роль репертуара, писал, что «репертуар дает молодому театру подлинное лицо».

Против этих явно незрелых, глубоко ошибочных идей выступили Т. Бейбулатов и И. Аурбиев, а спустя два года А. Сегеди в своем труде «О театрально-художественном искусстве народов Дагестана»: «Недоумение вызывает разграничение, которое делает Р.Фатуев между театральным искусством вообще и национальным театральным искусством».

И. Аурбиев в своей статье «Есть ли национальный театр?» на поставленный им вопрос отвечал утвердительно: «Несмотря на то, что он (театр – А. А.-К., Ш.Л.) еще не имеет своих драматургов».

Ответственный работник органов народного образования И.Аурбиев, справедливо критикуя Р.Фатуева и Гонга, утверждал, что для решения репертуарного вопроса следует прибегнуть к переводам иноязычных пьес.

В дискуссии Т. Бейболатов выступил со статьей «О перспективах национального театра». О статье Т. Бейболатова в свое время А. Сегеди писал: «Т. Бейбулатов поднимает ряд очень важных принципиальных вопросов...». Десятки лет спустя М. Зульфукарова в своей книге «Дагестанская советская драматургия» писала о значении выступлений Т. Бейбулатова следующее:

«Программным было выступление активного деятеля дагестанского театра... Он выступает на страницах газет с проблемными статьями, пишет о необходимости создания своего национального репертуара, способного отразить действительность Дагестана, его историю, сегодняшний день, о связи театра с жизнью народа, о важности для писателя «внимательно вглядываться в нового человека», «показать на сцене национального героя, подмечать характерные для него черты».

Проявляя заботу о сохранении национального облика театра, Т. Бейбулатов поднял и другой важный для национального театра вопрос о режиссёре, о необходимости для национального театра режиссёра, знающего язык, обычаи и историю того народа, на языке которого работает театр. Всего этого не знали работавшие в то время режиссерами М. Сан Ани и Н. Т. Шатров. Об этом Т. Бейбулатов писал в своей статье: «Оба режиссёра нацгруппы (национальной группы – А. А.-К., Ш.Л.) не дагестанцы и кумыкским языком не владеют, с дагестанским бытом и типами незнакомы – отсюда все качества».

В результате такой работы режиссёров театр мог утратить свой национальный облик. Поэтому Т. Бейбулатов ребром поставил вопрос о необходимости максимально приблизить переводимую вещь «к сельскому, кумыкскому говору и лишь при крайней необходимости вводить ограниченно литературные термины, принятые как интернациональные и политические среди других тюркских республик».

И он был прав, ибо литературный кумыкский язык тех лет был крайне засорен арабизмами и тюркизмами. Лишь народный сельский говор сохранял первозданную чистоту и имел неисчерпаемые возможности для развития.

Таким образом, Т.Бейбулатов стал теоретиком национального театра.

Т. Бейбулатова по-прежнему увлекает тюркско-азербайджанская и турецкая драматургия. С турецкого перевёл «Дочь Индии» Абдул-Хак Амита, «Соколиное гнездо» С. Сани Ахундова (в переводе она была озаглавлена «Красное знамя»), а также «Севиль» и «Яшар» Джафара Джабарлы, «Намус» армянского драматурга А.Ширванзаде.

Переведенные Т. Бейбулатовым пьесы раскрыли перед театром новые творческие горизонты, дали возможность актерам шире использовать свои творческие дарования, помогли им овладеть новыми высотами драматического искусства. С. Говоров в монографии «Кумыкский театр» отмечал огромный успех, выпавший на долю пьесы «Отелло», великолепно переведенной Т. Бейбулатовым: «Работа над таким выдающимся и монументальным произведением западноевропейской драматургии, каким является «Отелло» Шекспира, была большим и серьезным событием в жизни театра».

Переводы пьес, осуществленные Т. Бейбулатовым, ставились на сцене Кумыкского театра и тогда, когда он был репрессирован. Так в канун Великой Отечественной войны на сцене Кумыкского театра была поставлена знаменитая трагедия В. Шекспира «Ромео и Джульетта».

Когда пишешь о деятельности Т. Бейбулатова по созданию репертуара Кумыкского театра, невольно возникает вопрос: почему же он не осуществил постановку собственных пьес на сцене этого театра? А ведь еще в 20-е годы он создал многоактные драмы «Шамиль в Ахульго», «Имам Азам», «Сувпери» («Русалка»), «Совет обороны Дагестана», а в тридцатые годы – пьесу «В багровом рассвете». Где они? Отвечая на этот вопрос, следует иметь в виду сами названия пьес, которые говорят о многом. В тридцатые годы, как, впрочем, и в двадцатые годы, на Т. Бейбулатова смотрели как на «человека из бывших» и брали под сомнение все, что создавалось им. Возможно, в этом и кроется основная причина того, что Т. Бейбулатов больше занимался переводом произведений классиков и современных «политически выдержанных» пьес, чем своим оригинальным творчеством.

Как видим, в условиях тоталитарного режима классика играла весьма существенную спасительную роль в сохранении и спасении затравленных представителей интеллигенции.

Молодой профессиональный театр не имел своего постоянного режиссера, за первые пять лет существования он сменил десять режиссеров. Первыми режиссерами Кумыкского театра были Т. Бейбулатов, Н. Т. Шатров, Сан Ани, Г. Алиев, Панов, Петров и др. Ш. Г. Абдуллаев пишет, что в 1931-1933 годах Т. Бейбулатов принимал на себя не раз и обязанности режиссера, оставаясь при этом заведующим музыкально-литературной частью.

Т. Бейбулатов осуществил постановки пьес «Дочь Индии» турецкого драматурга Абдул-Хак Амита, «Красные партизаны» А.-П. Салаватова, «Святая Мукминат» (1930-1932) А. Сарыджа и Р. Фатуева, «Колхоз» Г. Гаджибекова.

Он также оформлял каждый спектакль своей музыкой и песнями на собственные слова, когда это требовалось. В этом отношении первая постановка «Красных партизан», как вспоминали ветераны, была богато оформлена музыкой и песнями.

Старейшие актёры Кумыкского театра высоко ценили режиссёрский талант Т.Бейбулатова.

Парадокс заключается в том, что человек, столько сделавший для зарождения и становления сценического искусства Дагестана, в 1937 году был уволен, несмотря на то, что профсоюз был против.

На вопрос «Кем же был он для театра?» остаётся один ответ – создателем.

В своём заявлении на имя первого секретаря обкома ВКП(б) Н.Самурского Т.Бейбулатов неслучайно назвал себя отцом театра.

Ещё один парадокс заключается в том, что Т.Бейбулатова, которого недолюбливали до революции за демократические взгляды, преследовали и угробили в советское время, и сегодня иные местнически настроенные деятели третируют, вместо того, чтобы   воздать ему должное по заслугам.

Печально, но факт.

 

Автор: А.-К. Абдуллатипов, Л. Шабаева

Размещено: 10.04.2019 | Просмотров: 1813 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.