Кумыкский мир

Культура, история, современность

  • Нурутдин Нурутдинов

Стреноженная проблема, или Как использовать земли «отгонного животноводства»

Такой запутанной системы землепользования, как в Дагестане, наверное, нет нигде в мире. И она создана искусственно, вопреки всем человеческим, общественным и государственным законам не только сегодняшнего времени, но и времени, когда всё это началось. В разные периоды в республике работали группы экспертов по изучению вопросов землепользования в Дагестане, но распутать этот «узелок» не под силу до сих пор никому, и никак не найдут нужного рецепта для продвижения в решении данной проблемы.

Ясно одно: пока не решится вопрос правового статуса земель «отгонного животноводства» в соответствии со временем, Конституцией и законодательством РФ, а также  внутриобщественным согласием жителей поселений, у которых эти земли были в своё время изъяты, – продвижения в решении проблемы не будет. Совершенно ясно и наглядно видим весь клубок противоречий в данном вопросе на примере Бабаюртовского района. Этот район, богатый землями, в том числе и пахотными, природными ресурсами, поливной водой и развитой сетью оросительных систем, всегда привлекал внимание и интерес руководства республики как большой плацдарм «для развития отгонного животноводства», на сегодня самого экстенсивного метода хозяйствования.

Расположен Бабаюртовский район между реками Сулак, Акташ и Терек, восточная часть примыкает к Каспийскому морю и занимает площадь 326 тыс. га.

 

  1. I.             Из новейшей истории района

Постановлением 4-й сессии 6-го созыва ЦНК ДАССР от 22.11.1928 года образован Бабаюртовский кантон на территории, выделенной у Махачкалинского и Хасавюртовского округов. Состоял из 12 сельских советов, включая в себя 80 больших и малых поселений.

            Постановлением ВЦНК от 3.06.1928 г. кантон был преобразован в Бабаюртовский район. В предвоенные годы, как и по всей республике, успешно была завершена коллективизация, и в составе района насчитывались 35 колхозов и первый в республике совхоз «15 лет Октября» в селении Татаюрт.

На этот период поселения района объединяли 23 сельских совета. Сегодня МО «Бабаюртовский район» с 23 поселениями имеет 15 сельских администраций и располагает земельными угодьями всего 47 тыс. га.

При этом в состав МО «Бабаюртовский район» входят 4 переселенческих селения бывших жителей горных районов (сел. Уцмиюрт, Хамаматюрт–2, Советское, Новокаре), которые прибыли на новое место жительства по спецпереселению в 50-е годы ХХ века.

Численность жителей МО «Бабаюртовский район» на сегодня 47 тыс. чел., т.е., по условному расчёту, 1 га на одного жителя, включая жителей-переселенцев.

При этом пахотных земель приходится на одного жителя менее 0,5 га.

Из 326 тыс. га земель административного Бабаюртовского района – 224 тыс. га отведены на цели отгонного животноводства.

Часть земель из общего баланса – водная поверхность: Северный и Южный Аграханские заливы и другие бассейны. Такое распределение земельных ресурсов района несоизмеримо никаким меркам и логике, а также  разумному подходу в решении сельскохозяйственных и экономических вопросов республики. Более того, оно побудило, давно, социальную напряженность и недовольство коренных жителей района, на долю которых в военные и послевоенные годы выпали большие лишения, о чем пойдёт речь ниже.

Один Лакский район на территории Бабаюртовского административного района имеет земельные угодья 73,7 тыс. га – при жителях на этой площади (работники отгонного животноводства, как  именовались ранее) чуть более 2000 человек.

То есть при условном распределении на одного жителя Лакского района в Бабаюртовской зоне приходится 36 га земли.

Такое положение сохранено и по другим горным районам в этой зоне, которые имеют около 200 прикутанных хозяйств. При этом 78 из них уже солидные населенные пункты. Тут надо учесть, что площадь пашни и поливных земель у поселений МО «Бабаюртовский район» и прикутанных хозяйств горных районов примерно равна, а количество жителей на этой территории у всех хозяйств горных районов в два раза меньше жителей МО «Бабаюртовский район», хотя республиканские статистические данные называют другое, завышенное количество жителей горных районов в этой зоне. Это говорит о двойном учёте граждан, которые имеют официальную прописку в соответствующих горных районах. Вот что писал, в недавнем прошлом, директор Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра профессор, доктор исторических наук А. И. Османов: «Проблемы, связанные с землеиспользованием и использованием земель зимних пастбищ, остались, сохраняя почву для будущих возможностей политических, этнических, экономических конфликтов и столкновений» (Османов А. И. «Аграрные преобразования в Дагестане и переселение горцев на равнину (20–70 гг. ХХ в.). Махачкала, 2000 г., стр. 308).

Соглашаясь с его мнением, приведём примеры по Бабаюртовскому району.

 

  1. Внутрирайонная депортация жителей

      

Как и чем объяснить, для чего и с какой целью проводилась депортация жителей и определённых народов внутри одного, районного, масштаба?

            Поднимая этот вопрос, я не затрагиваю причину переселения отдельных народов сёл и районов в освободившиеся чеченские поселения, после их ссылки, на основании секретного Постановления ГКО СССР №5073 «О выселении чеченцев и ингушей в Казахскую и Киргизскую ССР», от 31 января 1944 г. Это и другое Постановление ГКО СССР №827 «О переселении немцев из Дагестанской и Чечено-Ингушской АССР», от 22 октября 1941 г., были «программой», отпущенной «сверху». Мы, жители Бабаюртовского района, хотим понять и знать: почему нас насильно переселяли из своих сёл, поселений в другие, более крупные населённые пункты, в том числе в селения репрессированного в начале войны немецкого населения района?

Следом за этими переселениями, в освободившиеся дома кумыков, ногайцев, отчасти и чеченцев переселили горцев из родных районов республики. Возникает резонный вопрос: почему же горцев не поселили в освободившиеся дома репрессированных немцев? Почему надо было «вырвать» местный народ «с корня», заставляя оставить обжитые поселения, школы, магазины, объекты сельхозназначения, а также места захоронения предков?

Вопросов много, а ответов нет и не будет. Все осталось в истории, в новейшей, недавней истории.

Но есть народ, его земли и поселения, которые переданы на пользование жителям переселившихся на равнину горных районов.

Да, переданы в пользование, а не в собственность им. Потому что ни по каким законам тех времён и сегодняшнего дня никто не имеет права на изъятие чужой собственности и передачу её другим лицам. Делать этого, самое главное, не позволяет наша вера – ислам.

«Не разрешено вам имущество мусульманина без его согласия. Кто взял пядь земли несправедливо, того она обовьет семью землями», – сказал Пророк (а. с. в. с.).

«Тот, кто незаконно захватил чужое имущество, должен покаяться перед Всемогущим Аллахом, вернуть захваченное законному владельцу и попросить у него прощения сегодня, перед тем как исчезнут динары и дирхем (т.е. перед тем как наступит день Воскрешения).

Также, вместе с захваченным имуществом, он должен вернуть любую прибыль, связанную с этим имуществом, так как она принадлежит владельцу. Кроме того, он должен заплатить арендную плату с момента захвата земли до момента её возвращения». Да, конечно, сегодня не VII век, чтобы просто решить такие вопросы, но при наличии доброй воли, соблюдении законов страны и шариата – можно урегулировать многие острые вопросы и «успокоить» общество. Приведу несколько наглядных примеров: селение Казиюрт, которое было заложено в 17 веке, передано жителям Ахвахского района «для ведения отгонного животноводства».

В военные годы, в 1943 г., казиюртовцев переселили, их колхоз им. Осавиахима слили с колхозом им. Тельмана, базировавшимся в сел. Львовское–1. Основанием для переселения явилась угроза затопления села рекой Малый Сулак. К тому времени такой угрозы вообще не существовало, и с тех пор сел. Казиюрт ни разу не затопило. В октябре 1945 г. СНК ДАССР принял Постановление №586 «Об упорядочении землепользования колхозов Бабаюртовского района», где содержались, в частности, такие пункты:

«4. В связи с проведённым переселением из Львовского куста всех колхозов, из-за реальной угрозы затопления со стороны реки Сулак, зачислить в состав Госземфонда следующие чересполосные поля колхозов общей площадью 16 432 га, с использованием их как пастбища для отгонного содержания скота горных районов республики.

5. Обязать исполком Бабаюртовского райсовета депутатов обеспечить сохранность плодовых деревьев, оставшихся на участках Львовских номеров».

В связи с указанной причиной переселения – затопление территории – этот пункт постановления является издевательством, а после 1924 г. и затоплений больше не было. А до этого, в августе 1941 г., был ликвидирован Асса-аульский сельсовет и жители Асса-аула переселены в Казиюрт, а жители Главного Кута в Оразгулаул (ЦТ. А. РД. Ф. 352, оп. 2, №32, л. 114).

Также были переселены жители и других ногайских поселений: Хум-аул, Губеч-аул, Борна-аул, Кутан-аул, Кара-тюбе и т.д.

Эти поселения и их земли были переданы жителям горных районов, как и других значимых поселений района: Качалай, Караузек, Хамзаюрт, Шава и др.

Из 82 довоенных поселений на территории административного Бабаюртовского района 49 населенных пунктов – это уже бывшие поселения Бабаюртовского района, переданные горным районам и не имеющие законного статуса как поселения на землях сельхозначения. А в прошлом, до изъятия этих поселений у местных жителей, многие из них имели свой статус и сельские советы, и указаны на картографических изданиях СССР.

Я задаюсь такими вопросами:

Казиюрт – это родина моего отца, передан жителям Ахвахского района для ведения отгонного животноводства. Единственный брат моего отца Мугутдин Акавович Нурутдинов из Казиюрта призвался на фронт и погиб в Сталинградской битве.

Качалай – это родина моей матери, передан жителям Цунтинского района (сегодня – Бежтинский участок) для ведения отгонного животноводства. Брат моей матери Мурад Айболатович Шаибов, кадровый военный, участник Финской и Отечественной войны, погиб в концлагере в Германии.

Так вот мой вопрос: где мне, сегодня, установить им памятники павшим в Великой Отечественной войне воинам?

В Казиюрте – кутане Ахвахского района?

В Качалае – кутане Божтинского участка?

Кто может мне ответить на эти вопросы? Другой пример из истории моих земляков: казиюртовец Сатыбал Магомедов воевал и в Финской войне, и в войне с Германией. В середине военных лет призвался на фронт и его сын Магомед.

И этих солдат, отца и сына, можно поставить прототипами известного фильма «Отец солдата», они, весной 1945 года, встретились на поле боя, под Будапештом, и, добыв победу, вернувшись на родину, в родное село Казиюрт, никого из своих там не нашли. Все жители села в военные годы были переселены, а в их домах, в домах этих солдат, жили чужие люди.

Вот так не стало Казиюрта – старинного кумыкского селения с многовековой историей, которое до войны считалось вторым по величию селом района после Бабаюрта. До революции в селе было несколько мечетей, своя общинная дружина – милиция, которая не раз приходила на помощь соседям – жителям немецких поселений в Львовских номерах. Вот такие лишения претерпели жители района и этих сёл, а последствия этих лишений отражаются и в судьбе нынешних поколений не только как боль в душе, но и в социально-экономическом плане, так как МО «Бабаюртовский район» на своей административной территории оказался малоземельным районом. Обратный поток жителей района из других областей России и Тюменской области усугубляет положение жителей района.

Учитывая значимость этих селений для жителей района, приведу ещё несколько примеров из истории и о жителях прошлых лет и сегодняшнего дня.

Селение Качалай также является родиной предков генерал-полковника авиации Эльдара Калсынбековича Качалаева-Цоколаева. Вот что пишет о них в своей книге «Кумыки» доктор исторических наук, профессор Сакинат Гаджиева: «Эльдар Калсынбекович Цоколаев из рода Качалаевых с. Аксай Хасавюртовского округа. Отдельные члены его рода жили в отселке Аксай-Качалай кутан. Среди них были и военные, и гражданские.

Так, например, Казакбий Качалаев (1893 г.) служил подпоручиком, а Сарухан Качалаев имел чин корнета (1852 г.). В отдельном месте, недалеко от нынешнего Качалая, имеются захоронения представителей этого рода. Качалай – это родина доктора философских наук Мустафы Исаевича Билалова; доктора биологических наук Анвара Казбековича Устарбекова; кандидата исторических наук Вайдуллы Махмудовича Шаибова. Также славна своими выходцами-учеными и Шава, основанная эндиреевским узденем Шихмурзой Аджаматовым, предком народного поэта Дагестана Аткая Аджаматова. Шихмурза Аджаматов, благодаря своей предприимчивости, стал одним из богатейших людей Кавказа. Их близкий родственник – Мурад Аджаматов (Дагестанлы) – известный иракский фотограф.

Уроженцами селения Шава являются доктор исторических наук, академик Ахмед Ибрагимович Османов и доктор технических наук, профессор, академик РАЕН, председатель совета директоров ОАО «ВНИПИВЗРЫВГЕОФИЗИКА» Иван Николаевич Гайворонский, друг моего покойного отца, неоднократно приезжал к нам в гости, в Бабаюрт, а лет шесть назад поехал и в нынешнюю Шаву (Цумадинский район) и снял на камеру места своего детства.

 

III. «Сельские администрации» горных районов на территории Бабаюртовского района

           

Существует закономерность: осознанно-сознательное нарушение любых законов порождает новое нарушение. Современники и авторы тех нарушений законов оставляют это «наследство» будущим поколениям. Этот клубок растёт как снежный ком и становится государственной проблемой регионального масштаба.

Именно так обстоит дело с проблемой статуса земель отгонного животноводства в нашей республике и поселений горных районов на этих землях. В этом вопросе все поставлено с ног на голову – «сначала создадим, а потом узаконим».

Во всем цивилизованном мире такие вопросы решаются перестановкой этого понятия: «сначала узаконим, потом – создадим».

На землях отгонного животноводства в Бабаюртовском районе созданы 9 сельских администраций от горных районов: Тляратинского, Чародинского, Хивского, Курахского, Рутульского, Хунзахского.

Вся эта самодеятельность является юридическим нонсенсом и нарушением статей 72 и 76 Конституции РФ, а также 83, 84 и 85 Федерального закона №131, от 06.10.2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ».

Согласно названному закону границы территорий муниципальных образований устанавливаются и изменяются законами субъектов РФ в соответствии с требованиями, предусмотренными статьями 11 и 13 названного федерального закона №131.

Муниципальные образования поселений в составе одного муниципального района должны иметь общие границы, примыкать, а не быть «анклавами». На землях отгонного животноводства этот принцип-требование федерального закона не соблюдается. Таким образом, закон РД №60, от 30.11.2006 г. об образовании «Сельсовета «Гиндибский» Тляратинского района в составе с. Ибрагимотар и Калининаул, с административным центром в с. Ибрагимотар», «Сельсовета «Шавинский» Цумадинского района в составе сс. Шава, Аркаскент, Талитель, Ургуля и Шугури, с административным центром в с. Шава», «Сельсовета «Качалаевский» Бежтинского участка в составе с. Качалай, Караузек и Каратюбе, с административным центром в с. Качалай» и образование ряда других «сельсоветов» горных районов на административной территории Бабаюртовского района, таких как Чародинского, Курахского, Рутульского, Цунтинского, Хивского, Хунзахского районов, являются незаконными, как и поселения на землях сельхозназначения.

Последний «плевок» в сторону российского законодательства по части использования земельных ресурсов – Постановление Правительства РД №288, от 25 июня 2014 г., «О порядке предоставления земельных участков из земель отгонного животноводства, рассмотрения ходатайств о строительстве жилья для работников организаций, осуществляющих деятельность в сфере «отгонного животноводства» производственных построек капительного характера и закладки многолетних насаждений на землях отгонного животноводства».

То есть опять делается попытка узаконивать беззакония: ведь в российском законодательстве чётко указан запрет на капитальное строительство, строительство поселений на землях сельхозназначений, каковыми являются земли отгонного животноводства.

Подтверждением наших доводов о незаконности и недопустимости строительства поселений и объектов капитального характера на землях отгонного животноводства является свежий пример – выступление жителей с. Краснопартизанск на территории Каякентского района 22 марта 2014 г. Они требуют придать их селу статус сельского поселения и создания сельской администрации.

Эти жители численностью 890 человек прописаны в сс. Урахи и Аймаумахи Сергокалинского района как работники и жители «отгонного животноводства», это – по закону?

А вот нарушение закона в том, что изначально этот населенный пункт был кутаном из двух десятков жителей – животноводов и доярок, а потом перерос в такое большое село из-за попустительства республиканских и районных властей Сергокалинского и Каякентского районов.

Несомненно, все жители поселений, стихийно возникших на землях отгонного животноводства, хотят, чтобы их поселению, селу, кутану дали статус. Часть жителей этих населённых пунктов согласны даже войти в состав местных муниципальных районов, на административной территории которых они расположены.

Но такое решение вопроса никак не устраивает коренное местное население этих районов, населённые пункты которых и районы давно стали многонациональными, «винегретными».

Объясняется это известными причинами. Также оно не устраивает и всех руководителей горных районов из-за потери власти, людских и финансовых ресурсов, а возможно, в кое-каких районах их упразднения.

А вот что говорит по поводу выступления жителей с. Краснопартизанск официальное лицо Марат Кулиев, зам. начальника отдела АПК Правительства РД: «Смысл отгонного животноводства состоит в том, чтобы зимой перегонять стада на равнину. Там могут быть временные дома, где живут чабаны, животноводы, доярки. Но населенных пунктов там быть не должно. Если посёлок без статуса, значит, они там незаконно построили дома. Там, где должны были пастись овцы, они организовали  целые посёлки и теперь требуют их узаконить, чтобы получить «зелёнку». Но «зелёнку» же на поле не дают...» (http: //dagestan.Kavkaz-uzel.ru /articles/239963/).

Это говорит официальное лицо от имени Правительства РД. Данное определение в равной мере относится ко всем поселениям «отгонников», независимо от того, существуют в них выше упомянутые «сельсоветы» или нет.

«После посещения Дагестана у меня сложилось впечатление, что эта проблема в масштабах республики на данный момент не решаемая. Но откладывать её решение нельзя. Нужно начинать переговорный  процесс, но для этого нужна добрая воля не только горных и равнинных муниципалитетов, но и добрая  воля республиканских властей», – считает Ольга Глезер, ведущий научный сотрудник Института географии РАН, кандидат географических наук, член экспертной группы по вопросам землепользования в Дагестане.

Требования жителей села Краснопартизанск актуальны ещё для сотен поселений, созданных переселенцами из горных районов на землях отгонного животноводства, на равнине.

Однако решить их невозможно, считают специалисты-эксперты и многие компетентные представители власти, потому что такие требования незаконны.

Но иногда «решают», как было сказано выше, делают пробные ходы, принимают постановления и законы, создают «сельсоветы». В первую очередь такие решения принимаются по населённым пунктам, которые имели, ещё до войны, свои сельсоветы и колхозы, как, например, сс. Казиюрт, Качалай, Шава и другие, откуда были выселены местные жители.

Оказалось так, что история этих сёл и довоенная топонимика Бабаюртовского района сыграли сегодня на руку другим для незаконного законотворчества.

 

IV. Новый «град» в Бабаюртовском районе, или Дагестанские Васюки

 

«Кто ищет – тот находит», – гласит пословица. Для окончательного узаконивания и изъятия земель «отгонного животноводства» ищут и находят новые методы и способы. Почему я применил термин «изъятие», да потому что эти земли, до принятия Закона РД «О разграничении собственности в РД», находились в ведении Бабаюртовского административного района и передавались на цели отгонного животноводства решением исполнительной власти района. Принятием вышеупомянутого закона земли отгонного животноводства перешли в ведение, распоряжение и собственность Правительства РД.

В Бабаюртовском районе, на землях «отгонного животноводства», на территории бывшего ногайского селения Губеч-аул строится самая большая в России птицефабрика. Это итальянский проект, и первый такой объект построен в Ломбардии, в Северной Италии, ещё один вроде бы в Саудовской Аравии, и вот третий такой объект мирового масштаба в Губеч-ауле. Может, кто-то склонен верить сказкам, но я – нет.

Почему – объясняю: показатели данного проекта внушительны, действительно, для нас, жителей Дагестана, из разряда сказки. Это первое.

Второе. «Проект птицефабрики является инновационным не только по российским, но и международным меркам. В рамках реализации проекта, впервые в практике мирового производства, будет применена система технологий с высоким уровнем компьютеризации (92%) и роботизации производственных процессов (82%). На сегодня на российских птицекомплексах уровень роботизации составляет 16%, а в мире – 28%.

При этом впервые в мировом птицеводстве осваивается системная технология глубокой переработки всех видов отходов в промышленную продукцию: биогаз, синтетическое дизельное топливо, технический углерод. Данная переработка позволит полностью обеспечить предприятие всеми необходимыми ресурсами, электроэнергией и кормами.

(«Дагестанские новости». Пресс-служба Президента РД. Октябрь, 2012 г.)

            И ещё: «Первый этап проекта должен завершиться к лету 2013 г., весь же комплекс предполагает создание мегакомплекса, включающего разведение КРС и МРС, непосредственно птицефабрики, а также производство, на базе отходов жизнедеятельности, удобрений и газа. На проектную мощность ожидается ввести в 2014 г.

Объём инвестиций – 227 млн евро».

(«Даг. правда», №16, от 16.01.2013 г.).

            Тут ещё можно добавить: сегодня уже конец 2014 г. На данном объекте ведутся ещё подготовительные работы, но и они были приостановлены по причине «исчезновения» средств, отпущенных на эти работы, и споров между заказчиком и подрядчиками.

            У любого здравомыслящего человека возникает вопрос: не афера ли все это?

            Как утверждает главный инженер компании «Агроинвест» (заказчик-застройщик) Андрей Григорьев: «В первый год деятельности чистая прибыль должна составить около 2 млрд руб., через 5-6 лет – 6-7 млрд руб. (Для сравнения: бюджет Махачкалы на 2012 год составлял 6,5 млрд руб.). На презентации, на месте закладки первого камня под инвестиционную площадку проекта, 19 октября 2012 г., генеральный директор ООО «АгроДагИталия» Гаджимурад Гаджиев говорит: «Благодаря этому проекту агропромышленный сектор Дагестана обретёт второе дыхание, для жителей республики появятся новые рабочие места. В ближайшие 4 года будут созданы более 5,5 тыс. новых рабочих мест, а к 2022 году ещё 16,5 тыс. мест. Будет построен элеватор на 150 тыс. тонн зерна. Проект охватит 309 объектов, и для этого арендовано, с последующим выкупом земли, 2640 га. В проект будет вложено более 14 млрд руб». Далее: «Мощность мегаптицекомплекса составит 50 тыс. тонн мяса, а также 650 млн штук  яиц в год». Это высказывания официального лица – главного строителя объекта.

            Тут мы подошли к месту, где собака зарыта. Спрашивается – при таком уровне (92%) компьютеризации системы технологий и роботизации производственных процессов (82%) что будут делать 20 тыс. рабочих? Опять организованное переселение в Бабаюртовский район?

            Выше было сказано о строительстве элеватора на 150 тыс. тонн зерна. Так вот, сегодня говорят ещё о передаче для нужд данного проекта ещё 60 тыс. гектаров земли. Новый объект на уровне мирового бренда, жильё и посёлки на 21 тыс. трудоспособного населения со всей инфраструктурой, более 60 тыс. га земель и т.д.

            Словом, новый район на территории Бабаюртовского района? Надо бы говорить ещё и о подземных богатствах данной территории.

            А сейчас опустимся с неба на землю и представим, что может получиться на самом деле от этого проекта и что мы увидим.

            Тут ещё надо учитывать очень важный фактор, который повлияет и даже приостановит данный проект, – это экономический бойкот России странами Евросоюза, что означает: данное строительство не получит тех итальянских модулей и оборудования, а также специалистов, обучающих их обслуживать.

            В лучшем случае мы увидим большую птицеферму, где птичий помёт будут выгребать лопатами. А планируемое строительство жилых посёлков и десятки тысяч гектаров земли, предусмотренных для передачи будущим субъектам по данному проекту?

            Все это перейдёт в другую «программу переселения горцев на равнину». Тут уже условия будет диктовать основной инвестор данного проекта – объединение «Сумма-капитал» в лице наших земляков, братьев Магомедовых, которые финансируют данное строительство. Зачем власти Дагестана наступают ещё и ещё раз на одни и те же грабли?

            Для поэтапного разрешения хотя бы какой-то части всех спорных и конфликтных вопросов, связанных с землями отгонного животноводства не только в Бабаюртовском районе, но и во всех районах республики, где существует эта «отрасль», надо передать эти земли муниципальным районам, на административной территории которых они расположены.

            Именно так поступили недавно в Нефтекумском районе Ставропольского края, и никакой трагедии от такого волевого решения не получилось, а напротив, налаживаются производственные отношения и рациональное, с отдачей, использование земли.

 

            V. Некоторые пути (вариант) решения проблемы земель отгонного животноводства. Идеи концепции

 

            Если подойти к этой проблеме умно и прагматично, в зависимости от реалий сегодняшнего дня и сложившейся ситуации в этом вопросе, то ещё можно решить её с таким расчетом, что более-менее устроит и успокоит коренное население этих земель и поселений, а также  сохранит «статус-кво» использования этих земель и поселений прикутанными хозяйствами отгонного животноводства. При этом совершенно очевидно, что само понятие «отгонное животноводство», в первоначальном смысле, в современных реалиях неприемлемо. Большую актуальность в решении вопросов зимних пастбищ приобретает договорённость между владельцами земли и субъектами хозяйствования, занимающимися овцеводством и содержанием КРС.

            Республиканский закон «О статусе земель отгонного животноводства» должен быть пересмотрен, и новый закон, регулирующий этот вопрос, в идентичной форме должен решить эту проблему для всех районов РД, где имеются земли отгонного животноводства.

            По опыту советского периода помним, что эти земли передавались хозяйствам отгонного животноводства на пользование решениями местной, базовой, районной исполнительной власти на определённый срок – 5-10 лет и более. По истечении этого срока документ обновлялся. Вся административная территория находилась в ведении базового района.

            Примерно по такой же схеме, но с учётом земельного законодательства, существующего сегодня, а также учитывая инфраструктуру и возможности субъектов хозяйствования и предпринимательства в поселениях отгонного животноводства, без ущемления их интересов, можно и надо решить проблему.

            Только такое решение, как «передача на пользование», должно заменяться на «передачу в аренду». Принимая этот опыт прошлых времён в изменённом варианте, отвечая требованиям российского законодательства в вопросах землепользования и местного самоуправления, для снятия социальной напряжённости вокруг данной проблемы и вопроса – предлагаю следующие конкретные решения:

  1. Передать все земли, находящиеся в пользовании озяйств «отгонного животноводства», на баланс и в распоряжение администраций базовых районов, на чьих территориях эти земли, с последующим объединением этих земель с территорией муниципальных образований поселений данного района.

Жители поселений и кутанов на землях «отгонного животноводства» остаются в составе соответствующих, своих, горных районов, что, при современных видах передачи информации и связи, не может являться препятствием и причиной для решения их социальных, бытовых и других вопросов на расстоянии.

2. Объявить мораторий на любое капитальное строительство на этих землях, в том числе на жилье, которое запрещается строить на землях сельхозназначения.

3. Часть земель, переданных в состав МО поселений базового района, передать в аренду горным районам, в первую очередь имеющим поселения на этих землях, которые распределят их между своими хозяйствующими субъектами через торги, учитывая их возможности для использования этих земель. Другая часть этих земель, если имеются, – остаются в распоряжении муниципального образования местного поселения как резервный фонд и инвестиционный капитал, по уменьшению дотационности бюджета поселения и района в целом и полного введения в действие Ф3 №131 на территории данного базового района.

4. Размер арендной платы устанавливается дифференцированно, в зависимости от разработанного моратория ценности и продуктивности, а также от коммерческой привлекательности этих земель.

5. Ежегодный бюджет местного базового района, при условии пополнения его госсубсидиями, корректируется на сумму ежегодно получаемой арендной платы за земли, переданные в аренду горным районам, а бюджет горных районов, в свою очередь, субсидируется дополнительно на такую же сумму. Таким образом, сумма арендных платежей за использование этих земель отпускается сначала горным районам-«арендаторам», как дополнительные субсидии, и через них, как арендная плата за земли, поступает в бюджет района – владельца земли – «арендодателю», которому прямые субсидии, в бюджет, уменьшаются на такую же сумму. Затем эти средства за аренду земли распределяются между соответствующими МО поселений района.

Такой механизм оплаты арендной платы за эти земли действует временно, на период пополнения бюджетов районов госдотациями и до перехода «субарендаторов» – разных субъектов землепользователей – на полное самофинансирование, т.е. арендуемые площади должны использоваться эффективно, с получением прибылей, достаточных и для возмещения арендной платы за землю.

Тогда, со временем, бремя арендной платы за эти земли перейдёт на субъекты – землепользователи – субарендаторы (тех, кто берет земли в субаренду у своих горных районов).

При таком принципе земельных взаимоотношений горных и равнинных районов, а также в системе оплаты за аренду земель, – уменьшится «подпитка» бюджетов районов госдотациями, и все стороны взаимоотношений будут функционировать в позициях, близких и в соответствии с требованиями Ф3 №131.

Всё это будет способствовать улучшению финансового климата в Дагестане, уменьшению дотационности республики и районов. Такой принцип и подход к решению данной проблемы, на мой взгляд, улучшит возможности и способы развития экономики и социальной инфраструктуры горной части республики.

6. В каждом базовом административном районе, в муниципальные образования поселений которых передаются земли «отгонного животноводства», создаются соответствующие службы учёта и отчётности, филиалы республиканских служб Госреестра и Госсельхознадзора.

 

Такой подход к решению данной проблемы и вопроса должен устраивать все стороны земельных отношений и привести сложившуюся систему землепользования в РД в соответствие с законодательством РФ по земельным вопросам и отношениям.

При этом сохраняется статус-кво всех сторон и субъектов землепользования, которое сложилось на сегодня, принцип стимулирования и использования ресурсов.

Средства по программам развития горной части республики – пойдут в горы, где численность населения, по результатам последней переписи, сократилась на 30%.

Также надо учесть добрую волю жителей равнины, в частности Бабаюртовского района, которые пустили в состав района и в свои сёла на постоянное место жительства многих горцев, а жителям прикутанных хозяйств «отгонного животноводства» оставили десятки своих сёл и поселений. А как все это произошло и случилось – вопрос властям и истории. Значит, в никуда!

 

Нурутдин Нурутдинов,

Бабаюрт.

 

 

Размещено: 01.12.2014 | Просмотров: 2790 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.