Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыкские женщины не стыдились своей красоты

Кумыкские женщины не стыдились своей красоты


Признаюсь, к этой теме меня вынудила обратиться появившаяся в последние годы в Дагестане мода скрывать свое лицо и носить т.н. хиджаб. Для начала поясню, что хиджаб (с араб. букв. преграда, завеса) в исламе – любая одежда (с головы до ног), однако в западном мире под хиджабом понимают традиционный арабский женский головной платок.



Как же одевались наши соплеменницы в далёком прошлом? В источниках немало информации об этом.

 

Голштинский посол и путешественник Адам Олеарий, посетивший кумыков и в том числе гостивший в шаухальской столице Тарки в первой половине XVII века, писал: «Женщины, как и девицы, без стеснения, с открытыми лицами ходили среди людей. Девицы заплетали свои волосы в 40 косичек, которые свисали вокруг головы; они были очень довольны, когда мы трогали и считали их косички».

 

Об этом же свидетельствует и русский тюрколог И. Березин, побывавший в Тарках через 100 с лишним лет после А. Олеария: «Женщины облекаются в рубашки более или менее длинные, утопают в шароварах, а голову повязывают платком; к крайнему удовлетворению всех поклонников прекрасного пола, женщины здесь не сле­дуют общему обычаю Востока, не прячут лицо под покрывалом, не поворачива­ются к неверному задом. Я сказал к удовлетворению потому, что между обитательницами Тарху встречается немало красавиц».

 

И этому факту вряд ли стоит удивляться. Такой открытый стиль одежды и ее ношения был характерен почти для всех представительниц прекрасного пола у тюрков, красота облика и поведения которых воспета многими поэтами и прежде всего поэтом Низами, жена которого, как известно, была из кумыков («дербентских кипчаков»).

 

А вот что писал, например, арабский путешественник Ибн Батута (XIV век) в своих воспоминаниях, посвященных путешествию в Страну кипчаков (Золотую Орду): «На одном из торжеств рядом с султаном Мехметом Озбеком уселась и его супруга – Тайтуглу Хатун. С другой стороны расположилась другая супруга Гебег Хатун, а слева – все остальные жёны. По левую и правую стороны трона находились сыновья повелителя, а перед троном дочь. Султан вставал с трона, когда входили его жёны и усаживал их на место. Самую же любимую супругу Тайтуглу Хатун он встретил у дверей дворца. Лица всех жён были открыты».

 

Ибн Батута писал, что вообще всетюркские женщины не закрывали лиц, не избегали мужчин, сами ходили за покупками в сопровождении прислуги.

 

Кастильский посол Клавио писал, что Мелик Ханым устраивала в своём доме торжества, в которых принимали участие принцы, послы, знатные женщины. По окончании торжеств Мелик Ханым выставляла на обозрение послов свои драгоценности. Длинные платья правительницы поддерживали служанки. Мелик Ханым распускала волосы до плеч и красила лицо пудрой. Клавио пишет, что знатные женщины ещё и красили свои волосы.

 

Историки отмечают, что тюркские аристократки были весьма образованными и воспитанными и уделяли много времени воспитанию и образованию детей. Так, известно, что дочь кумыкского шаухала, жена иранского шаха Тахмаспа I и мать «черкесских» принцев и принцесс Ага-Ханым слыла одной из красивейших и мудрейших женщин Востока, в конце XVI века была в переписке с женой Султана Великолепного Хюррем-Хатун.

 


 

Не отставала от нее и дочь брата шаухала Рабира-Михридиль.

 


 

В 1578 году была выдана замуж за турецкого наместника на Кавказе Осман Пашу Оздемир оглы, переехала вместе с ним в Стамбул. Слыла первой красавицей двора. Турки ее называли «Дагистан гюзели»(Дагестанская красавица), поэты воспевали ее красоту, композиторы посвящали ей свои произведения. Есть сведения, что на красавицах-кумычках женился не только сам садразам, но и многие его приближенные сановники.

 


 

В историю вписано и имя дочери валия Дагестана Мехти-хана шаухала Тарковского Нух-Бике, в замужестве ханша Мехтулинская, несравненную красоту которой в своих стихах воспел поэт Мирза Шафи Вазех, посвятивший ей цикл своих стихотворений под названием «Зухра».

 

Замечательной женщиной по своей красоте и уму была дочь шаухала Абу-Муслима Райганат-бике, в замужестве ханша Мехтулинская, воспетая поэтом Йырчи Казаком.

 


 

А владетельная княгиня Уму Кусум, супруга Шамсутдин-Хана шаухала, генерал-адъютанта Тарковского из рода мехтулинских ханов, затмевала своей красотой многих особ петербургского двора.

 

Несравненной красоты женщиной была и дочь Ахмед-хана Мехтулинского – Баба-бике, эмигрировавшая во второй половине XIX века вместе с мужем Даниял-беком Елусуйским в Стамбул. Одна из их дочерей, Каримат, была замужем за сыном имама Шамиля Гази-Магомедом.

 

Пленительный образ Баба-бике, юной кумыкской княжны, сохранился в передаче русского художника, князя Г.Г. Гагарина (1845 г.)

 


 

История красоты не завершилась на этом. Она имеет свое продолжение в наши дни, в современной истории.

 

Одной из красивейших женщин Кавказа была наша современница, единственная на Северном Кавказе народная артистка СССР Барият Мурадова, актриса Кумыкского театра из Дженгутая, которой кумыкскими поэтами-корифеями посвящены целые поэмы.

 

Таким образом, история красоты у кумыков, которые, как известно, одними из первых приняли на Кавказе исламскую религию, свидетельствует, что при этом они не отвергали собственное понимание красоты (прекрасного), напротив, сохраняли и развивали по сей день.

Автор: Камиль АЛИЕВ.

 

Размещено: 06.09.2018 | Просмотров: 145 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.