Кумыкский мир

Культура, история, современность

Одна из финальных битв Первой Мировой войны в Дагестане.

Неизвестные и малоизвестные страницы освобождения Анжикалы (Порт-Петровска) в 1918 году

Исполнилось  столетие Первой Мировой войны в истории человечества,  финальные битвы  которой весьма симптоматично развернулись именно на Кавказе (в т. ч. и в Дагестане), в этом во все времена очень важном для великих держав геополитическом регионе. И в 1918–м здесь столкнулись интересы  как глобальных, так и локальных факторов.

Данный  период войны (май 1918 – ноябрь 1918) здесь  характеризуется вступлением тюрко-мусульманских народов региона  в активную фазу своей новейшей истории, развертыванием их борьбы за свое освобождение и  национальное самоопределение, образованием первых на мусульманском Востоке  тюрко-мусульманских  республик – Горской (Северокавказской)  Демократической Республики  (11 мая 1018 г.) и Азербайджанской Демократической Республики (28 мая 1918 г.), а также их соседей на Кавказе. 

            Процесс этот  в регионе  проходил в сложнейших условиях  развернувшейся внутренней гражданской  войны, ожесточенного противоборства  воюющих  блоков – Антанты и Четверного союза -  за Кавказ.          

Но не все события, не все ее  страницы, особенно регионального, локального значения, в отечественной историографии изучены  объективно и в достаточной мере. К таковым, как представляются,  относятся бои за освобождение городов Баку, Дербент и Анжикала (Порт-Петровск) от белоказаков и армяно-бичераховцев в сентябре-ноябре  1918 года турецкими  добровольцами  в боевом содружестве  с азербайджанскими и дагестанскими  национальными формированиями[1] .

.

 

*****

15 сентября 1918 г после почти двухдневных боев город Баку был освобожден турецким добровольческим корпусом, прибывшим на Кавказ для оказания братской военной помощи  провозглашенным в мае 1918 года молодым тюрко-мусульманским государствам Кавказа – АДР и  Горской  демократической республике, существованию которых  тут же стали угрожать как большевики, так  и белоказаки вкупе с армянскими дашнакскими соединениями. Вытесненная силами турок и самих азербайджанцев с Баку армия Бичерахова тут же оккупировала Дербент и Порт-Петровск[2] .

1 октября 1918 г. был освобожден Дербент, а через месяц и 7 дней и Анжикала (Порт-Петровск). И именно здесь, как представляется, и произошло главное  по масштабу задействованных сил и значению  для исторических судеб народов решающее сражение.

До этого периода Дагестан и весь Северный Кавказ стонали под пятой большевиков и казаков. А сам город и его округа  находилась под контролем «распоясавшихся вовсю бичераховцев»[3].  Здесь бичераховцы  и их пособники армяне-дашнаки, как свидетельствуют источники,  творили с местным мусульманским населением те же бесчинства, что и в Баку и Дербенте[4].  

27 октября Анжикала (в турецких источниках – Injikale) войсками Северокавказской армии была полностью окружена с юга и с запада. Но бичераховцы не собирались сдавать город, они всеми силами укрепились на горе Тарки-тау, которая  самим Бичераховым рассматривалась в качестве укрепленных ворот города. Поэтому фланговое наступление турок и вооруженных формирований Горской республики было направлено против Таркинских высот, господствовавших на подступах к Анжикале, занятых артиллерией Бичерахова. Штаб их полевых войск располагался на развалинах Тарковской крепости (Бурной), построенной еще в эпоху Ермолова.

Операция эта была назначена на 5 ноября 1918 года. Однако накануне ее произошло событие, впоследствии сыгравшее в судьбах Горской республики роковую роль. 30 октября 1918 года между Турцией и странами Антанты было подписано Мудросское перемирие, фактически выведшее из войны турецкую сторону. Помимо прочих условий, турецкие войска должны были покинуть немедленно Закавказье и Дагестан. 2 ноября командующему турецкими войсками Юсуфу Иззет-паше было предложено прекратить огонь и отодвинуть свои войска на 25 км.к югу. Он согласился на двухдневное перемирие и затем, перегруппировав силы, вновь начал наступление. Иззет-паша позиционировал себя не турецким поданным, а инструктором у Горского правительства и потому отказался подчиниться требованиям по отводу войску из Дагестана[5]. Согласно плану, таким образом, в описываемой военной  операции планировалось использовать 15  турецкую дивизию  1700 пехотинцев и 2000 дагестанских милиционеров «Горского правительства», которые находились под командованием генерала Юсуфа Иззет-паши[6]..  По данным же Коцева,  в составе турецко-горских войск, участвовавших в операции,   находилось   77   офицеров,   а   также   500  унтер-офицеров и солдат Оттоманской армии[7]. Однако основная тяжесть операции по освобождению города ложилась на регулярные силы, т.е. на задействованные  здесь  56-й  и 38-й турецкие полки 15-ой турецкой пехотной дивизии. По плану наступления 56-й полк под командованием бинбаши Мехмеда Бинбаши одним внезапным ударом должен был завладеть господствующей высотой (возвышенностью) под номером 2362, а затем бинбаши Нури своим подразделением должен был захватить  высоту под номером 1579. По свидетельству Б. Никитина, в этих боях, кроме того,  приняли участие, «команды пополнения закавказских татар (азербайджанцев.-К.А.), несколько дагестанских фор­мирований (Дагестанские 1 и 2 конные полки, Кумыкский конный дивизион, другие отряды, собранные Военным правителем Дагестана полковником кн. Н. Тарковским. –К.А.) и 2 тысячи чеченцев Али Митаева»[8].

Основное ядро армии полковника  Бичерахова,  вытесненной Кавказской исламской армией из  (турки и азербайджанцы) составляло  9 батальонов, 8 батарей и 6 сотен казаков с техническими командами.  Значительную часть (более 8 тыс.) оккупационных сил Бичерахова  составляли армянские соединения дашнаков[9].

5 ноября ближе к утру начался наступательный бой за высоту  56 полка, однако  наступление было не очень успешным. Бичераховцы ответили заградительным огнем.  Высокие обрывистые южные отроги  Тарки тау  взять с ходу было не так-то легко. Бичераховцы занимали очень выгодную позицию и сверху сбрасывали на  карабкавшихся на гору солдат них глыбы камней, покрывали их шквальным огнем. Несмотря на эти естественные преграды и ожесточенное сопротивление бичераховцев третий батальон 38 полка и 56 полк в 11.00 завладели стратегически важной  высотой 2362, а затем в 12.30. и высотой 1579[10]

Но бичераховцы не собирались сдаваться, они попытались вновь занять высоту 1579. Им в этом интенсивную огневую поддержку начали оказывать две военных лодки с моря и дальнобойные пушки с города. Турки, неся огромные потери в живой силе  вынуждены были оставить высоту, но, перегруппировав свои силы, вновь самоотверженно пошли на штурм высоты и заняли к утру не только эту, но и стратегически важные другие высоты на Тарки-тау. Бои шли в беспрерывно в течение двух суток днем и ночью, солдаты почти не спали, не доедали, мёрзли  в окопах  в необычные для ноября морозы.  Раненные не получали своевременной медпомощи[11].

6 ноября в 9.00  турки  и дагестанцы перешли в  решительное наступление и сбросили бичераховцев с горы Тарки-тау[12].

По свидетельству того же русского офицера Б. Никитина, бои были чрезвычайно ожесточенными, с массой штыковых атак и канонадой, сливавшейся в непрерывный гул. В результате бомбежек в городе были разрушения Оборонявшихся поддерживали своими 120-милиметровыми орудиями канонерские лодки «Карс» и «Ардаган». Их огонь по радио через начштаба А. Е. Мартынова, находившегося в порту, Никитин координировал лично.

          Турецкая артиллерия, заняв высокую позицию в районе перевала,  сосредоточенным огнем подготовила штурм Таркинских высот, с переходом которых в руки турок, участь Петровска была решена[13].  

          Держать оборону против турецкой дивизии и нескольких тысяч дагестанцев войска Бичерахова долго не могли. Несмотря на формальную многочисленность отряда, боеспособных частей в его составе было немного. Армянские соединения стали слабым звеном обороны Петровска. Вновь среди армян, охваченных паническим страхом перед турками и дагестанцами, началось дезертирство[14]. Солдаты бежали прямо на корабли, ожидая отплытия куда угодно лишь бы не оставаться в городе и  не попасть в их руки. Офицерам пришлось, «имея  дубинку в одной руке, с револьвером в другой» возвращать на позиции[15].

В ожесточенном двухдневном бою 4-5 ноября приняли участие почти исключительно казаки и присоединившиеся к ним офицеры[16]. Бичерахов был удручен неожиданным крушением надежд[17]. Он предложил Иззет-паше перемирие  и начало переговоров, однако, чувствуя свое превосходство, тот не ответил.

По сведениям местных жителей очевидцев (Тарки, Кяхулай),   бичераховцы (армяне), не желая сдаваться, под натиском турок, бросались с обрывистой вершины Тарки-тау разбивались насмерть, что все деревья под ней после этого были нанизаны солдатскими телами[18]. Участник битвы за Таркитау Пахрутдин Залибеков из Тарков (передаем со слов его сына Магомеда Залибекова): «Когда наши (турки и кумыки из Тарков.-К.А.) забрались на Тарки-Тау с нескольких мест и на горе начались бои, получилось--или мы их перебьем, или они нас. Там их было очень много, началась стрельба из всего возможного, саблями схватились, кинжалами.....Арсланали ,брата которого убили, шел впереди и разрубал врагов пополам одним ударом. На раны тоже не обращал внимания - ему попали в грудь и ногу.... Там наш народ попал в такой газават, что словами описать невозможно. Их казаки и армяне начали убегать и от страха в множестве стали бросаться со скал вниз. Вся гора была усеяна трупами и залита кровью....».  Это подтверждается и сведениями русского офицера  Никитина.

В ходе этих ноябрьских боев турки понесли потери, смертью храбрых погибли 113 солдат, 318 получили ранения. Всего же в ходе дагестанской операции 15-я турецкая пехотная дивизия потеряла 192 солдата и 7 офицеров, 362 человека  получили ранения,  20 человек пропали без вести. Общий итог потерь – 574 человека[19]. В этих боях в ногу был ранен и сам командующий Сулейман Иззет Бей.        Турецкие добровольцы, погибшие при штурме Тарки-тау в боях  за освобождение Анжикалы, нашли вечный покой  у южных отрогов  горы на Агачаульском кладбище[20].

Уже 7 ноября после ожесточенных боев город был очищен от бичераховских войск. Оставшиеся в живых бичераховцы вынуждены были спешно покинуть город морским путем.  

9 ноября в Анжикала состоялись многолюдные торжества по случаю освобождения города, над зданием городской ратуши был поднять семизвездный флаг Северокавказской Республики, дан салют из всех пушек. Играл духовой оркестр турецкой дивизии, вокруг царила приподнятая праздничная атмосфера. Перед резиденцией парадным маршем прошли турецкие солдаты, напевая песню: Напевал ее и мой отец рассказывая мне об этом: «Илери, илери… Гьич гери дёнмез. Османлы асгери…»[21].

 Здесь же была оглашена поздравительная телеграмма Главнокомандующего Армией Республики Союза горских народов Кавказа генерала Юсуфа Иззет-Паши на имя Председателя Правительства Республики и военного губернатора по случаю освобождения города:

«С помощью Аллаха войсками Республики Союза горских народов Кавказа позавчера (6.11.1918 г.-К.А.) в три часа дня занят без боя город Анжи-кала (Петровск.-ред.) зпт который был спешно очищен от неприятеля зпт разбитого на высотах перед городом тчк Старый режим зпт угнетавший граждан России и особенно горцев Кавказа зптотошел в вечность тчк Агрессивные идеалы Петра Первого, переименовавшего Анжи-кала (тур. İncikale) в Петровск зпт ныне сброшены вместе с именем города Петровсктчк Неприятель оставил много вагонов со снарядами и оружием тчк на станции Петровск захвачен поезд с продовольствием тчк Поздравляю с ПОБЕДОЙ зпт которая укрепляет Республику…

Главнокомандующий Армией Республики…
Генерал Ферик Юсуф Иззет-Паша

 (подпись)»

 

Телеграмма главнокомандующего и содержащаяся в ней информация о возвращении городу его исторически исконного имени «Анжи-кала» собравшимися были встречены радостными, восторженными возгласами. Здесь же от имени всего дагестанского народа выступил председатель Милли Комитета Даниял Апашев. Он вручил Сулейману Иззет Бею в память великого дня богато инкрустированную саблю дагестанских мастеров и, обращаясь к нему, сказал следующее:

«Вы, Иззет Бей, много усилий вложили в то, чтобы была образована наша республика. Ваши непобедимые солдаты показали чудеса храбрости и героизма во многих уголках Дагестана. Вы лично вдохновляли своих солдат, шедших на штурм Тарки-тау, где укрепился наш враг. А сегодня (9 ноября) вы вручили нам ключи от освобожденной нашей Анжи-калы. Мы не забудем этого вовеки веков!»…

* * *

Таким образом, к 11 ноября 1918 года  - дню окончания Первой мировой войны турецко-горские отряды с боями взяли Анжикалу (Петровск), вы­бив оттуда отряд казаков и армян (дашнаков) под командованием полковника Лазаря Бичерахова, -  ставленника англичан, после чего вся терри­тория Дагестана,  Чечни и Ингушетии оказалась под контролем Горского правительства.

 

Опубликовано: Труды Института истории НАН Азербайджана. Материалы II международной научной конференции «Геноцид Тюрко-мусульманского населения Азербайджана и Восточной Анатолии (1914-1920)». Специальный выпуск. № 52,53,54, 55 / 2015. C. 512-517.



[1] Dünya Savaşı'nda Osmanlı Devleti'nin Azerbaycan ve Dağıstan'a Askeri ve Siyasi Yardımı / Dr. Nâsır Yüceer; Birinci Dünya Savaşında Osmanlı Ordusunun Azerbaycan ve Dağıstan Harekâtı (Azerbaycan ve Dağıstan'ın Bağımsızlığını Kazanması 1918) Ankara 1996, s. 13-14.  Abdullah İlgazi. I Dünya Savaşında Azerbaycan ve Dağıstan Harekatı nın stratejik önemi // Birinci Dünya Muharabesi vt Azerbaycan. Elmi Eserler.Husısi Buraxılış.48,49,50. Bakı.2014. 67-70).

 

[2] İsmail Berkok; Büyük Harpte Şimali Kafkasya'daki Faaliyetlerimiz ve 15. Fırkanın Herakâtı ve Muharebeleri (94 Sayılı Askerî Mecmuanın 44 Sayılı Tarih Kısmı), Askeri Matbaası, İstanbul 1934,s. 5. 6, 7, 18.

[3] Безугольный А. Генерал Бичерахов и его Кавказская армия. 1917-1919. М. 2011. С.593.

[4] Только лишь за одну лояльность к туркам, жители (старики, женщины, стар и млад) пригородных Анжикале Кяхулая с кумыкским (тюркским) населением чуть ли не поголовно  бичераховцами были арестованы и содержались   в Ларийских военных казармах, а их имущество ограблено мародерствующими солдатами. Неизвестно, как сложилась бы их участь, если бы не подоспели с  их освобождением турки[4]. Те же «бичераховцы»  (местные их называли «эрмели», т.е армяне, но скорее, армяне–дашнаки, в обилии находившиеся на службе у Бичерхова) арестовали летом 1918 года жителей Тирменаула (Тарки), после полуденной молитвы, под конвоем отвели в поле у Анжи-арки (звание местности). По ходу ковоирования прошел в толпе прошел слух, что «эрмели» (т.е. армяне) их  ведут на расстрел, началась паника, один из таркинцев по имени Сиражитдин выхватил ружье у конвоира, и тут же убил двух солдат конвоя, в ответ конвоиры  без разбору начали стрелять в толпу, под их пулями пали 16 мирных  безвинных жителей, включая и двух братьев Сиражутдина.  По рассказам старожилых, все 16  таркинцев были преданы земле на кладбище Тирмен-аула. (впоследствии, в 1924 году,  через это кладбище был проложен Канал Октябрской революции, где ныне новая мечеть на ул. Венгерских бойцов, но остававшиеся здесь надмогильные памятники исчезли в 80-е годы в ходе строительства нового района города) (Сообщение Ганипаева Ганипы Шабиевича, 1933 г.р. Н. Тарки. Ул. Природная. 10)

 

[5] Джафаров.Указ.соч. С.173.

[6] W. Zurrer, Deutschland und die Entwicklung Nordkaukasiens in Jahre 1918, S. 51. (Цит.по: Г. Мамулиа. Кавказ и державы Четверн6ого союза в 1918 г.// 100-летию начала Первой мировой войны: «Малоизвестные страницы истории, уроки прошлого и призыв к будущему». Материалы Международной конференции. Баку, 23-24 мая 2014 года. Баку. 2014. С.248-249,250

[7] P. Kosok, Revolution and Sovietization in the Northern Caucasus, Caucasia Review, Munich, 1956, № 3, p. 51.

 

[8] Никитин Б. В. Роковые годы. Париж. 1937. С.37.

[9] Hikmet Bayur, Türk İnkılâp Tarihi, c. 3, Ks. 4, Ankara 1967, s. 254.

[10] Süleyman İzzet; Büyük Harpte 15. Piyade Tümeninin Azerbaycan ve Şimali Kafkasya'daki Harekât ve Muharebeleri, 103 Sayılı Askeri Mecmuanın 44 Sayılı Tarih Kısmı, Askeri Matbaa, İstanbul 1936,  s.192, 198.

 

[11] İsmail Berkok; Büyük Harpte Şimali Kafkasya'daki Faaliyetlerimiz ve 15. Fırkanın Herakâtı ve Muharebeleri (94 Sayılı Askerî Mecmuanın 44 Sayılı Tarih Kısmı), Askeri Matbaası, İstanbul 1934,s. 23. 87;    Süleyman İzzet; Büyük Harpte 15. Piyade Tümeninin Azerbaycan ve Şimali Kafkasya'daki Harekât ve Muharebeleri, 103 Sayılı Askeri Mecmuanın 44 Sayılı Tarih Kısmı, Askeri Matbaa, İstanbul 1936,  s. 203-205.

 

[12] Dünya Savaşı'nda Osmanlı Devleti'nin Azerbaycan ve Dağıstan'a Askeri ve Siyasi Yardımı / Dr. Nâsır Yüceer; Birinci Dünya Savaşında Osmanlı Ordusunun Azerbaycan ve Dağıstan Harekâtı (Azerbaycan ve Dağıstan'ın Bağımsızlığını Kazanması 1918) Ankara 1996, s. 13-14.  http://www.tarihtarih.com/?Syf=26&Syz=290860).

[13] РГАСПИ. Ф.71.Оп.35.Д.929.Л.136.

 

[14] Байков Б. Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1918 гг.) //Архив Русской революции. Т.9. Берлин: Слово. 1923.С. 180.

[15] Никитин Б. В. Указ.соч. С.294.

[16] Никитин Б.В. Там же.

[17] РГАСПИ. Ф.35. Оп.316. Л.73.

[18] Материалы по истории революции и гражданской войны в Притарковье, собранные краеведом  М.-С. Алиевым в 1960-70 гг.(Архив автора);     Никитин Б. В. Указ.соч. С.294; Kamil Aliyev. Dagistani Kurtaran Kahraman Turk Askeri // Yesevi Dergisi. Istanbul. Nu.33. 1994. S. 14-16; Алиев К. Как турки в 1918 г. освобождали Порт-Петровск (по турецким источникам и воспоминаниям очевидцев) // «Времена» - газета в газете «Ёлдаш», 09.11.2012 г.

 

[19] Dr. Nâsır Yüceer; Birinci Dünya Savaşında Osmanlı Ordusunun Azerbaycan ve Dağıstan Harekâtı (Azerbaycan ve Dağıstan'ın Bağımsızlığını Kazanması 1918) Ankara 1996, s. 13-14. Dr. Nâsır Yüceer.  I. Dünya Savaşı'nda Osmanlı Devleti'nin Azerbaycan ve Dağıstan'a Askeri ve Siyasi Yardımı (http://www.tarihtarih.com/?Syf=26&Syz=290860.

[20] См.: Kamil Aliyev. Dagistani Kurtaran Kahraman Turk Askeri // Yesevi Dergisi. Istanbul. Nu.33. 1994. S. 14-16. Отметим, что в середине 90-х годов прошлого века в бытность свою в Турции я в одном из периодических изданий опубликовал небольшую статью о турецких солдатах, освобождавших наш славный город, сославшись на имеющиеся у меня источники и рассказы старожилов в Тарках и Кяхулае. Я рассказал в ней и о бережно охраняемых моими соплеменниками 70 могилах турецких солдат, погребенных на Агачаульском кладбище, почитаемой и поныне могиле турецкого офицера-героя на Тарки-тау. Дал несколько фотографий. Вспоминаю, какие благодарственные отклики посыпались в адрес издания. Как мне рассказывал один мой приятель, дело дошло до того, что группа граждан обратилась в адрес Министра обороны страны с тем, чтобы были предприняты необходимые меры по увековечению памяти турецких солдат, павших в Дагестане.

 

[21] Материалы по истории революции и гражданской войны в Притарковье, собранные краеведом  М.-С. Алиевым в 1960-70 гг.

 

Размещено: 22.04.2015 | Просмотров: 2372 | Комментарии: 2

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Dagestanli1955 оставил комментарий 27.04.2015, 21:15
Comment
Зато теперь Эрмели, плачут рассказывая через 100 лет про мифический геноцид армян в Турции,забыв про зверства дашнаков в Дагестане и Азербайджане,почему то не говорят про недавний весь вырезанный Ходжалы в Карабахе,а в Турции в 1915 году эрмели выступали,как 5-я колонна.
Bammathanoff оставил комментарий 13.07.2015, 13:20
Comment
"...Агрессивные идеалы Петра Первого, переименовавшего Анжи-кала (тур. İncikale) в Петровск зпт ныне сброшены вместе с именем города Петровск" Сейчас этому типу там красуется памятник( К сожалению, не соблюдается историческая преемственность. В этих боях участвовал и погиб безвестно при преследовании белоказаков ("къазакъоруслар") на караногайских степях брат моей бабушки по матери Сайпулла.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.