Кумыкский мир

Культура, история, современность

Лучше быть под Шевкальским царем, чем под царем Московским

Лучше быть под Шевкальским царем, чем под царем Московским

К такому решению пришли казаки-раскольники с верхнего Дона во главе с атаманом Львом Манацким в 1689 году, «теснимые не сочувствовавшими расколу донцами», ушедшие на реку Куму, а позже и в Кумыкию, на берега Каспия под покровительство (под власть) шаухала Будай-хана Тарковского.


Здесь, за пределами государства, искали спасения старообрядцы (их тогда называли «раскольниками»). Старообрядцы не приняли изменений, которые ввел в обряды православной церкви патриарх Никон (1652-1658 гг.), оставаясь последователями «старой веры».

 

Первоначально казаки обосновались под старыми Маджарами, построили земляной городок, имевший свою артиллерию на случай прихода государевых «ратных людей». «Отстреливаясь деревянными пушками1 и мелким ружьем, – пишет И. Д. Попко, – они стойко выдерживали нападения отрядов, посылаемых с Дона для их рассеивания». Однако и там их не оставляли московские власти, не давая жить спокойно, угрожая и вынуждая вернуться на старую родину. И потому они решили уйти в безопасное место, подальше от глаз «государевых» воевод. В результате раскольники поселились на землях кумыкского шаухала Тарковского, на Аграхани, взявшего их под свое покровительство.

 

Шаухал Будай-хан Тарковский, естественно, давая казакам приют на своей земле, преследовал свои интересы, рассчитывал на то, что они окажут ему помощь в борьбе с терскими казаками и снабдил их конями и стругами (парусно-гребными суднами). Служа шаухалу, раскольники чуждались гребенских и терских казаков и не принимали царских послов с грамотами, призывавшими их возвратиться на родину. По сведениям В. А. Потто, раскольники, с согласия шаухала переселившиеся с весны 1689 года на Аграхань и перешедшие на его службу, участвовали в походах к Теркам, к Астрахани и даже к Дону.

 

Их отряды грабили на Каспии караваны русских и персидских купцов, разоряли рыбные промыслы и учуги. Не оставляли в покое и городки терских и гребенских казаков, подступали к Теркам, отчего терский воевода Языков жаловался в Москву на их разбои и разорения. Но в Москве не хотели обострять до крайности отношения с шаухалом. И потому ограничились отсылкой аграханским раскольникам государевых грамот. В них было обещано полное прощение всех, кто возвратится на Дон. Так, русский посол дворянин Лев Щукин дважды ездил к шаухалу в Тарки с государевыми грамотами. В них Москва просила кумыкского владетеля посодействовать возвращению раскольников в Россию. Но Будай-хан, чтя свои обязательства, данные аграханцам, неизменно отвечал, что своих казаков он не удерживает, так как они ему не нужны, выдать же он их не может, так как это означало бы нарушить закон бий-адата и обычай кумыкского гостеприимства.

 

В Москве не знали о судьбе посольства и отправили к шаухалу еще одного своего посла дворянина Басова, при посредничестве терской княгини Сунчалеевой. Войско Донское со своей стороны также отправило аграханским казакам войсковую грамоту с призывом вернуться на Дон. Но доставившие её казаки оттуда не вернулись. Тем временем на Дон прибыла ещё одна государева грамота из Посольского приказа к аграханцам с повелением Войску отправить её в Дагестан с лучшими казаками. Донские посланцы через Астрахань прибыли в Терки, где просили воеводу послать аграханским раскольникам государеву и войсковую грамоты с мирными черкесами, так как не желали разделить судьбу предыдущих посланцев, убитых раскольниками вместе с дворянином Львом Щукиным. Воевода исполнил их просьбу, и вскоре посланные с грамотами черкесы вернулись в Терки. Они рассказали, что аграханцы не поверили государевой грамоте, заявив, что она подложная, без красной печати, и возвращаться на Дон не будут, опасаясь мести и гнева старшин Фрола Минаева и Ивана Семёнова.

 


 

Такой ответ позволял надеяться на продолжение переговоров, и по указу из Москвы Войско отправило раскольникам ещё одну государеву грамоту с Афанасием Раскащиком, Леонтием Корякиным и ещё двумя казаками. Но по прибытии в казачий городок войсковые посланцы были схвачены. На следующий день Раскащик и Корякин были казнены в Кругу по приказу атамана Льва Манацкого и брошены в Аграхань. Два других казака были отпущены в Войско со словами, чтобы из него больше никого не присылали.

 

В 1691 году по указу из Москвы в столицу шаухалов Тарки для переговоров с раскольниками был отправлен дворянин Иван Басов. Молодой царь Пётр I велел Войску выделить казаков для сопровождения его в далёком и опасном пути в Страну шаухалов – Дагестан. По поручению Круга для охраны и сбережения российского посольства был отряжен старший сын Фрола Минаева Максим Фролов. Он благополучно справился со сложной задачей. В мае посольство прибыло в Тарки, где дворянин Басов встретился с представителями раскольников в резиденции шаухалов в Тарках. Выслушав государеву грамоту, они ответили посланнику:

 

«Нам жить здесь не тесно. Шавкал не отнимает у нас веры; живём и веру держим, как хотим, а идти нам на Дон – за каким добром?!». Однако Басов хотел попасть в селение раскольников, всё же надеясь найти желающих возвратиться на Дон. Но шаухал Будай-хан не советовал ему так поступать, опасаясь очередной расправы над посланниками русского царя. На Аграхань для переговоров с раскольниками о разрешении Басову приехать в их селения был послан один из узденей шаухала. Но те ответили, что если русские посланники приедут к ним с государевой грамотой, то домой им возвратиться не придётся.

 

Получив такой ответ, Басов обратился с настоятельной просьбой к шаухалу отправить к аграханцам его брата Алибека и лучших узденей с государевой грамотой и войсковой отпиской. Тот согласился исполнить эту просьбу и отправил брата к раскольникам. Прибыв назад, Алибек передал Басову их слова:

 

«Скажите дворянину Басову и казакам, что мы их допустить не согласны, что царской грамоты нам не надобно, а слушать в ней нечего, и чтобы впредь из Москвы с грамотами, а с Дону с письмами отнюдь к ним никого не присылали; а если кто впредь к ним с такими делами придёт, тому неизбежная смерть, пусть не теряют напрасно людей».

 

После получения такого отказа русский посланник просил шаухала отпустить его в Москву. Но тот велел передать Басову, чтобы он отложил свой отъезд, так как к нему вскоре прибывают представители раскольников, с которыми тот сможет увидеться. Аграханцы действительно приехали на следующий день, но наотрез отказались встречаться с московскими посланцами, и тех не пригласили во дворец шаухала. Басову удалось встретиться с ними после того, как они покинули Тарки, на дороге. Он вновь уговаривал раскольников возвратиться на Дон и обещал им государевы милости и прощение. Однако те были непреклонны и ответили отказом, так и не приняв государеву грамоту, заявив: «Ваши цари обманули нашего шавкала в жалованье, а нас и подавно обманут, если за нами пришлют из России в­ойско, мы предупредим оное и побежим в Большую Кабарду; там нас трудно будет достать». Это подтвердил и изменник Пётр Мурзенко, принявший ислам. Во время встречи с царским послом Басовым он заявил, что «если бы русские государи прислали шаукалу несметное количество денег, то и тогда бы он их не выдал. Так как раскольники верно служили дагестанскому владыке».

 

… Не правда ли весьма поучительная история, адресованная из нашего прошлого в наше настоящее и будущее? Она наглядно свидетельствует о том, что религиозная терпимость, толерантные отношения между представителями различных религиозных конфессий (о необходимости которых так много говорится сегодня) характерны были для нашего края со стародавних времен - владычества хазар, а затем и кумыкских шаухалов на берегах Каспия (Хазара), в первопрестольных городах которых Семендере и Таргу рядом с мечетью стояли и синагога иудеев, и церковь христиан.

 

Литература: Попко И. Д. Терские казаки со стародавних времен: ист. очерк. СПб.: Тип. Деп. уделов, 1880; Потто В.А. Два века Терского казачества: в 2-х томах (Владикавказ, 1912); Ржевусский Л. А. Терцы: сб. ист., быт. и геогр. стат. сведений о Терском казачьем войске: в 4-х т. / сост. А. Ржевусский. Владикавказ, 1888; Коваленко Г. Донской хронограф. 1689–1700 г.https://www.proza.ru/2013/12/06/1432.

 

 Автор: Камиль АЛИЕВ

Размещено: 28.09.2019 | Просмотров: 159 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.