Кумыкский мир

Культура, история, современность

Летопись Земли кумыкской

О новой книге Камиля Алиева «Тайны кумыкской топонимики»

Летопись Земли кумыкскойЛюди обычно не обращают особого внимания на происхождение названий населенных пунктов, рек, озёр, равнин, гор, холмов и т.д., т.е. на этимологию топонимов, являющихся своеобразным «этническим паспортом» (Ж.Дюмезиль). А ведь в них сокрыты многие стороны истории и культуры народа, региона, страны... Зачастую они молчат, а нередко, можно сказать, кричат, взывая к людям постичь пути их обычно нелёгкого развития и даже выживания, беречь их как историческую память, как наследие предков... На нас, современников, еще не очерствевших душой, не «ослепших» сердцем, не ослепленных эфемерными успехами в карьере и в набивании мошны, как бы с молчаливым укором смотрят почти опустевшие горные аулы и тамошние «отеческие гробы» (А.Пушкин), остатки стен древних сел и крепостей, разобранных на строительство новых домов, оплывшие от времени и от нового безвременья таинственные курганы, высушенные или загрязненные озёра, реки..., взывают к разуму и бездумные, безответственные переименования всего и вся, лженаучные «этимологии» географических названий. Но об этом грустном и, надеюсь, недолговечном нынешнем околонаучном поветрии мы порассуждаем чуть ниже, вначале вкратце рассмотрим топонимику как область историко-культурного человеческого знания, методы и принципы научного изучения которой в целом успешно использованы автором данной книги К.М. Алиевым.

 

В работе дан историко-этимологический анализ огромного количества топонимов, в т.ч. таких как Анжи, Таргу, Башлыкент, Варачан, Джингутай, Избир, Джулат, Капкей и др. Причем, некоторые из них этимологизируются, например, для меня совершенно неожиданно: Гумбет, Чирюрт, Избербаш, Пятигорск и др. А географический охват материала для некоторых читателей может показаться неоправданно широким, т.к. выходит за пределы современной Кумыкии, в связи с чем хочу обратить внимание на следующее: во-первых, истоки целого ряда топонимов восходят к глубокой древности, когда кумыкские племена входили в политические государственные образования, простирающиеся далеко за пределы современного Дагестана (периоды владычества в крае гуннов, хазар, кыпчаков, огузов, половцев и др.1, т.е. топонимы, связанные с ними, имеют определенное отношение и к кумыкам, в связи с этим и дан названию книги подзаголовок «В контексте идеи многовекового тюркско-кавказского культурно-исторического единства»), во-вторых, по разным историческим обстоятельствам в средние века имел место исход части кумыкского населения из северных пределов Кумыкии в его центральные и южные районы, о чем говорит приводимое в данной книге большое количество свидетельств историков, путешественников, устного народного творчества, языка и др., и не менее важное – многочисленных топонимов (отмечу, что в основном к северокавказскому типу относятся и кумыкские традиции многоголосного хорового песнопения, танцы, особенно женские партии, музыка, музыкальные инструменты, памятники нартского эпоса, женский костюм и т.д.)

 

Здесь, разумеется, речь не идет о каких-то нынешних правах на земли, в прошлом принадлежавшие кумыкам, что, как мы увидим ниже, пытаются делать некоторые новоявленные «специалисты», причем, основываясь, как правило, на выдумках, искажениях фактов. Право иметь собственное мнение и право на фальсификацию – категории несовместимые.

 

Замечу при этом, что К.М. Алиев свои выводы не преподносит как истины в последней инстанции, однако его заключения, основанные на огромном материале, включая работы на иностранных языках, в целом мне представляются достаточно убедительными.

 

К достоинствам работы К.М. Алиева следует отнести также то, что он обращается и к исчезнувшим, а большей частью к переименованным в связи с переселением на равнину жителей гор историческим топонимам. На первый взгляд, может показаться мелочью нынешнее не совсем правильное написание топонимов, хотя ни в смысле фонетики, ни в отношении графики нет на то оснований – это вполне обоснованно коренным населением воспринимается как невнимание и даже как пренебрежение к его истории, культуре, как своего рода отрицание даже элементарных его прав на своей исконной территории. Мысленно представляю, как трудно пришлось бы этимологизировать, скажем, через сто лет специалистам, например, Тарнаир, а не Терен-айыр, Темиргое, а не Темиркую, Алмало, а не Алмалы, Казанище, а не Казаныш и т.д. Заслуживает одобрения, что К.Алиев, вынужденный следовать принятому написанию топонимов, дает на латинице и правильное их написание.

 

Некоторых читателей, не осведомленных в фальсификациях этногенеза и этнической истории кумыков, особенно усилившихся в последнее время, возможно, удивят следующие слова К.М.Алиева: «Как свидетельствует топонимический материал, кумыки (тюрки) и их предки обитали на своих нынешних исторических землях (нынешней этноареальной территории) не только в раннем Средневековье, но еще и до нашей эры. Поэтому с учетом этих данных считать кумыков и их предков на основании внедренных некоторыми фальсификаторами в этногенетические исследования ложных (искусственных) концепций «тюркизированными» народами – равносильно интеллектуальной (идеологической) диверсии против истории нашего народа. К изучению происхождения народа надо идти не от тех или иных конъюнктурных на данный момент политических идей, а от всей суммы исторических фактов, ибо искажение фактов – это искажение истории», и далее: «... в последние годы в республике появилось много научных и публистических работ, авторы которых пытаются переписать топонимическую историю Северного Кавказа, точнее сказать, присвоить богатое тюркское наследие...».

 

В своей работе (впрочем, как и в других) К. Алиев ссылается на обширную историческую литературу отечественных и зарубежных авторов (последние нередко оставались неизвестными дагестанским исследователям). Ученый приводит данные о роли в средневековой истории региона тюркоязычных племен: аваров, савиров, кайи, булгар, оногуров и в особенности гуннов, хазар, огузов, куманов (кыпчаков, половцев), золотоордынцев, которые в свои государственные образования включали многие этносы Евразии, но безраздельно властвовали, в частности, в Дагестане и на Северном Кавказе. Во многом аналогична была здесь роль в более поздний период истории Тарковского шамхальства.

 

Отдавая должное мужеству, храбрости малочисленных этносов гор региона, трудно представить их сколько-нибудь заметное противостояние государствам отмеченных выше тюрков, перед которыми нередко трепетали могущественные Иран, Византия (Рум), Халифат, Турция, Русь…

 

Всё это закономерно нашло отражение и в топонимике региона.

 

В книге К. Алиева значительное внимание уделено языковому фактору. Так, с опорой на работы лингвистов и на собственные наблюдения автор даёт достаточно аргументированное объяснение происхождению и значению того или иного топонима. В языковом аспекте особенно важно подчеркнуть и следующий фактор: как отмечают крупные ученые (Л. Гумилев, М. Артамонов, С. Плетнева, Дж. Хангишиев, И. Мизиев, К. Кадыраджиев, С. Байчоров, Г.-Р. Гусейнов и др.), еще в средние века языками межэтнического общения в регионе были тюркские языки (гуннский, булгаро-хазарский, огузский, куманский), а в относительно поздний период – карачаево-балкарский, ногайский, в отношении же кумыкского и азербайджанского языков многие авторитетные авторы пишут как о языках межнационального общения в евразийских масштабах – Lingua franca (М. Лермонтов, М. Бутовт, А. Вамбери, Г. Рамстедт, Я. Дашкевич, А. Кононов, Н.Баскаков, С. Липкин Н. Джидалаев, Н. Гаджиева и др).

 

Таким образом, и здесь мы имеем абсолютно предпочтительную возможность образования в нашем регионе тюркских, в частности кумыкских, топонимов, что опять-таки наблюдаем в реальности.

 

К. М. Алиев также широко опирается на свидетельства и выводы средневековых авторов и прежде всего на историческое и в определенной мере литературное произведение «отца кумыкской исторической науки» Мухаммеда Аваби Акташи «Дербенд-наме», в варианте написанное на кумыкском языке (Г. Оразаев), переведённое на многие языки. Особое место занимает также «Книга путешествия» знаменитого турецкого путешественника Эвлии Челеби, который описывает Северный Кавказ, Дагестан, Кумыкистан (Кумук Эли), причем фиксируя период, когда северные границы Кумыкии простирались далеко за пределы современного Дагестана. Трудно переоценить также содержательную работу Д.-М. Шихалиева «Рассказ кумыка о кумыках». В этих широко известных работах, а также в источниках русско-дагестанских (кумыкских) отношений (XVI-XIX вв.) отражена и топонимика региона, являющаяся в основном тюркоязычной. Особо следует также отметить топонимический материал турецких источников, который в большинстве своём впервые вводится в научный оборот К. Алиевым.

 

В заключение я хотел бы еще раз подчеркнуть, что история, в частности, отраженная в топонимике, нуждается в действительно научном исследовании, а значит, и в защите от разного рода мистификаторов. Помимо основной сугубо научной значимости, данная книга К.М. Алиева имеет, пожалуй, не менее важное в наше время значение: она призвана, как отмечено в подзаголовке к её названию, показать «многовековое тюркско-кавказское культурно-историческое единство» в нашем регионе.

 

Работа К. Алиева в целом носит новаторский характер, имеет эвристическую ценность. Чтение ее доставит огромный интерес и неподдельное удовольствие.

 

 Автор: Абдулхаким АДЖИЕВ,

доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ и РД, лауреат Госпремии РД в области науки

 

1. Как отмечал известный историк-кавказовед В.И. Лавров, «Кавказ в течение полутора тысяч лет испытывал на себе влияние тюрок, и не случайно тюркские топонимы обильно представлены и не только в степях и предгорьях, но и в горах».

 

Размещено: 16.11.2018 | Просмотров: 347 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.