Кумыкский мир

Культура, история, современность

КНЯЗЬЯ ЭЛЬДАРОВЫ

Стертые имена







Княжеская фамилия Эльдаровых происходит из потомков шамхала Тарковского Чопана (в авторском тексте ошибочно в качестве прародителя указан Андий-шаухал. – К. А.)1. Согласно «Объявлению», отправленному кумыкскими князьями в Комитет для определения личных и поземельных прав туземцев в начале 60-х годов XIX века, «предок князей, живущих ныне в трех главных деревнях: Андрее, Аксае и Костеке, был Султан-Мут, сын шамхала Андия... У него было два сына – Казаналп и Айдемир. Из рода Казаналпа остался только один князь Алисултан; от рода же Айдемира произошли другие кумыкские князья, именно: в Андрее – Муртазали-Аджиевы, Айдемировы и Темировы, в Костеке – Гамзаевы, в Аксае от Али-Бека было два сына: Ахмад-Хан и Султан-Мут; от Ахмат-Хана ныне остались Каплановы, от Султан-Мута – Алибековы, Уцмиевы, Эльдаровы и Арсланбековы».

Как владетель одного из сел в равнинной Чечне князь Мундар впервые упоминается в донесении Суздальского пехотного полка майора Угоницелова смотрителю Наурского карантина есаулу Галяховскому от 25 ноября 1812 года. Согласно этому документу, «владелец Мулдар» уведомил майора Угоницелова, «что в Чуликовой ныне ему подвластной [деревне] открылась в некоторых семьях на людях заразительная болезнь». Вскоре в честь князя Мундара Эльдарова сел. Чулик-Юрт периодически переименовывалось в Мундар-Юрт или Эльдарово (Ельдарово).

Князь Мундар Эльдаров «верой и правдой» служил русскому государю и за это в 1822 году получил золотую медаль. В первый чин был произведен в 1824 году, а в капитаны - 31 августа 1826 года. За отличие в делах против непокорных горцев 29 июня 1826 года, генерал-майор Лаптев 2 июля 1826 года составил список представляемых к наградам. В этот список были включены «чеченские (кумыкские. – К. А.) князья, живущие по Тереку: Мундар Эльдаров, Кагерман Алиев, Батаргирей и Шахгирей Баматовы».

В «Родословном списке князей, узденей и старшин» от 1833 года нам удалось обнаружить запись, свидетельствующую о происхождении князей Эльдаровых: «Деревни Ельдаровой князь, капитан Мундар Эльдаров, 60 лет. Из фамилии Шамхальской, сын князя Алымкажа (Алыпкача? – К. А.), которой произошел от такового же Эльдара, фамилии той же. Его сын Албасхан – 10 лет». У князя Мундара Эльдарова, кроме Албасхана, упоминаемого в цитированном документе, от брака с княжной Ханбых-бике позже родились еще два сына: Умат-Гирей и Алыпкач. Дочь Мундара Эльдарова, 1843 года рождения, вышла замуж за кабардинского князя православного исповедания, Федора Ефимовича Бекович-Черкасского, владетеля малокабардинского аула Бекичево. После крещения ее нарекли именем Софья Евстафьевна.

Князь Мундар Эльдаров успешно продвигался по карьерной лестнице, получал хорошее жалование, жил в достатке, но восставшие в 1840 году надтеречные чеченцы лишили его всего имущества. Документ тех времен сообщает: «В июне месяце 1840 года надтеречные чеченцы деревень Старого Наура, Нового Наура, Эминсуловской2, Мурдарова, Боян-Юрта, Кагерман-Юрта, Ногай-Мирза-Юрта, Мижиюрта, Кожаки, Калаузова, Мамакай-Юрта и Гунешки бежали, забрав свое имущество и истребив частию огнем свои жилища».

Далее документ о восстании надтеречных чеченцев гласит: «При побеге надтеречных деревень, владевшие ими капитан князь Мундар Эльдаров, штабс-капитан Кагерман Алхазов, поручик князь Кучук и прапорщик князь Айдемир Турловы, оставаясь верными правительству и пренебрегая потерею всего своего имущества, бежали на левый берег Терека и укрылись в казачьих станицах».

В деревне Мундарово во время возмущения остались верными правительству девятнадцать семей. Это один из лучших результатов по сравнению с другими восставшими селами надтеречных чеченцев. За сохранение верности России во время возмущения надтеречных чеченцев Мундар Эльдаров в качестве вознаграждения, наряду с другими владельцами притеречных деревень, в 1842 году был представлен к пожизненной пенсии в размере 500 руб. в год, но, так как это могло создать прецедент среди множества остальных горских владельцев, князь был поощрен в 1844 году единовременным пособием, в размере 500 рублей серебром.

Аул Мундаров, или Эльдаров, насчитывающий 210 человек населения, был восстановлен в 1847 году, то есть через семь лет после восстания надтеречных чеченцев. Бежавший после возмущения чеченцев князь Мундар Эльдаров тоже вернулся в свое село.

Князь Эльдаров прожил долгую (80 лет) жизнь. Он скончался в 50-е годы XIX века и был похоронен в Мундар-Юрте. В момент размежевания земель в Надтеречном наибстве в 1864 году, князей Мундара Эльдарова и Кагермана Алхазова уже не было в живых. 26 апреля 1864 года землемерный помощник Межевой Комиссии Терского войска Петр Густафьев выехал «на межу для производства формального обмежевания участка князей Эльдаровых, лежащего в Надтеречном наибстве, с депутатом от наибства, прапорщиком князем Карасаем Алхазовым, владелицею участка княгинею Эльдаровою и избранными от нее двумя почетными стариками Шам-Булатом Биевым и Бамбатом Гиреевым и понятыми людьми...». В «Полевом журнале обмежевания участков аула Чулик-Юрт и князей Эльдаровых» расписались Петр Густафьев, князь Карасай Алхазов и другие участники, а «за небытностью ее сына Умат-Гирея, по безграмотству приложила именную свою печать» княгиня Ханбых-бика (в других местах – Ханмиздин (скорее, ее имя кумыкское – Ханым-Издек. – К. А.) Эльдарова. Князь Карасай Алхазов является сыном покойного в то время кумыкского князя Кагермана Алхазова, княгиня Ханбых-бике – вдовой князя Мундара Эльдарова, а Умат-Гирей – сыном последнего. Другой сын Мундара, Алыпкач Эльдаров, в 1864 году состоял на российской службе. В марте 1865 года он поступил юнкером 2-го взвода горцев лейб-гвардии Кавказского эскадрона Собственного Е. И. В. конвоя, а в чине корнета – в 8-й Гусарский Лубенский полк Е. И. В. эрц-герцога Австрийского Людовика. Уволен со службы в 1868 году. Позже поступил на службу в Сунженский казачий полк в чине хорунжего.

14 августа 1872 года хорунжий князь Алыпкач Эльдаров, жительствующий в селении Мундар-Юрт 1-го участка Грозненского округа, пишет докладную записку на имя начальника Грозненского округа: «На требование Вашего Высокоблагородия относительно доставления Вам сведения о роде происхождения моего, я имею честь ответствовать: род князей Эльдаровых, к которому и я принадлежу, происходит от дома Шамхала Тарковского; документов письменных о княжеском достоинстве моем, как я, так, вероятно и все князья, происхождения от князей восточного народа никогда не имели и теперь не имеют, а если Комиссия по разбору личных туземных прав желает убедиться в действительности происхождения моего от князей Эльдаровых, то такое дело она может дознать только чрез князей кумыкских и кабардинских и чрез народ кумыкский и чеченский, среди которых наш род князей Эльдаровых существует более двухсот лет. Родство же я имею с кабардинским князем Султаном Шахгирей-Ханом, в Чечне с князем Бековичем-Черкасским; в Кабарде – с князем Бековичем-Черкасским и в кумыках – с князьями Хамзаевыми, Каплановыми, Чулиевыми, Алибековыми, Эльдаровыми и даже всеми князьями кумыкскими, которые там существуют».

Надтеречной ветке княжеской фамилии Эльдаровых 13 июля 1868 года императором была отведена в потомственное владение земля площадью 1400 десятин. Кроме этого надела, князь Алыпкач Эльдаров имел в собственности двенадцатую часть владений княжеской фамилии Эльдаровых в Кумыкском округе, которой он добился 6 октября 1864 года, без права на продажу и дарения посторонним лицам. Обмежевание этой дачи было сделано межевым топографом Афанасьевым 10 - 17 июня 1869 года. А 31 августа 1895 года отмежеванная князю Алыпкачу Эльдарову земля в размере 580 десятин на родине предков – в Хасав-Юртовском округе Терской области – была, наконец, утверждена.

5 декабря 1895 года в г. Владикавказе житель сел. Мундар-Юрта отставной поручик князь Алыпкач Мундарович Эльдаров пишет прошение на имя атамана Сунженского отдела: «Прилагая при сем общественный приговор станицы Терской за № 78, прошу ходатайства Вашего Сиятельства о зачислении моего сына князя Магомета Алыпкачевича Эльдарова в казачье сословие, с припискою в станицу Терскую».


Приложенный к прошению общественный приговор жителей станицы Терской3 гласит: «1895 года ноября 26-го дня. Мы, нижеподписавшиеся жители станицы Терской Сунженского отдела Терской области из числа 36 выборных представителей общества и 14 станичных должностных лиц, имеющих право голоса на общественном сходе и быв сего числа на оном в числе 39 голосов, слушали заявление отставного поручика князя Алыпкача Мундаровича Эльдарова, жителя селения Мундар-Юрта Грозненского округа, которым он просил о принятии в среду нашего общества с зачислением в Терское казачье войско, с водворением в нашей станице, сына его Магомета Эльдарова 17 лет, который обещает по зачислении сына его в казаки следующую пользу, а именно: пожертвовать обществу в станицу плодового производителя скота как заводчик оного; поможет в снаряжении беднейших казаков на службу лошадьми из его конного табуна как коннозаводчик и сделает помощь при постройке поста».

Князь Магомет Алыпкачевич Эльдаров (1878 – 1904) участвовал в русско-японской войне в чине сотника Чеченской сотни Терско-Кубанского полка Кавказской конной бригады. 12 декабря 1904 года Кабардинская и Чеченская сотни произвели успешное нападение на выдвигавшийся вперед японский отряд у деревни Бодегоу, под Мукденом. Но вскоре им пришлось отступить под напором превосходящих сил противника. В этом бою был смертельно ранен сотник Чеченской сотни князь Магомет Эльдаров, житель Грозненского округа селения Мундар-Юрт. Он был вынесен из-под вражеского огня всадником Кабардинской сотни Оли Гетаовым из с. Атажукино, заслужившим за свою отвагу боевую награду. Тридцатидвухлетний Гетаов был награжден знаком отличия Военного ордена 2-й степени за № 3910 «за то, что 12 декабря 1904 года вынес из-под сильного огня тяжело раненного сотника князя Эльдарова». Однако князь Магомет Эльдаров в тот же день скончался от ран.

В начале XX века сын Умат-Гирея Мундаровича Эльдарова – князь Абдул-Гамид Умат-Гиреевич Эльдаров – был начальником Надтеречного участка Грозненского округа Терской области. Его ставка располагалась в Старом-Юрте4 (ныне Толстой-Юрт. – К. А.), поэтому Абдул-Гамид имел домовладения в этом селении, а также в г. Грозном. В 1911 – 1912 годы Абдул-Гамид Эльдаров активизировал борьбу с разбоями в Надтеречном участке и раскрыл ряд громких дел, таких как похищение Ивана Кошеля, разорение овцевода Мамонтова и т. д. Основной упор делался на борьбу с укрывательством абрека Зелимхана Гушмазукаева в Надтеречной Чечне. Подозреваемые в этом населенные пункты были лишены права выбора сельского старшины и к ним, по представлению князя Абдул-Гамида Эльдарова, назначались правительственные старшины. Такой прецедент довел до нелицеприятных жалоб на него известных жителей сел. Нижний Наур в адрес начальника Терской области, с просьбой снять Эльдарова с должности из-за пристрастных назначений правительственных старшин.


12 апреля 1912 года князь Абдул-Гамид Умат-Гиреевич Эльдаров женился на княгине Ханнат Темирбулатовне Бекович-Черкасской из Старого Юрта (род. 14.05.1875 г.). Свадьба состоялась в Грозном. В семейном архиве жителя Грозного А. У. Ганжуева сохранилась старая фотография княжны Ханнат (скорее всего, Хапсат), снятая за два дня до этой свадьбы, 10 апреля 1912 года фотографом Б. Г. Поляпиным. Информация о свадьбе написана на обороте этого фото. Еще по нижним углам снимка приводятся даты рождения сыновей князя Абдул-Гамида и княжны Хапсат: князь Изет-Паша Эльдаров родился 1 августа 1914 года в сел. Старый Юрт, князь Рашид-Хан Эльдаров – 25 сентября 1915 года.

Брат Абдул-Гамида – князь Ахмат-Хан Умат-Гиреевич Эльдаров – родился 15 мая 1893 года (по надгробному памятнику – в 1889 г.). Согласно послужному списку, 28 декабря 1914 года зачислен во 2-ю сотню Кабардинского конного полка, в чине младшего урядника. В Первую мировую войну участвовал в боях за обладание Карпатскими проходами. Представляется к производству в прапорщики милиции за отличие в этих боях. «В строевом отношении вполне подготовлен и исполняет обязанности младшего офицера. Приказом по армиям Юго-Западного фронта № 736 от 10 июня 1915 г. произведен в числе прочих в прапорщики милиции».

Согласно О. Л. Опрышко, прапорщик Ахмат-Хан Эльдаров был прикомандирован к Кабардинскому полку из 1-го Дагестанского конного полка, сражавшегося на Юго-Западном фронте в составе 3-й Кавказской казачьей дивизии. «За храбрость в боях награжден Георгиевским крестом 4-й степени. Позже прапорщик князь Ахмат-Хан Эльдаров перейдет на службу в Чеченский конный полк. В приказе по Кавказской конной дивизии от 11 марта 1917 года сказано: «Приказом Русским войскам Румынского фронта от 23 февраля сего года помощником Августейшего Главнокомандующего фронтом, по высочайше предоставленной власти, Чеченского конного полка прапорщик Ахмат-Хан Эльдаров за отличия в делах против неприятеля награжден орденом Св. Равноапостольного князя Владимира 4-й ст. с мечами и бантом». Позже Ахмат-Хан Эльдаров был награжден орденом св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом. В марте 1917 г. произведен в подпоручики. В чине подпоручика князь Ахмат-Хан Эльдаров приводится в списках офицеров Чеченского полка Кавказской туземной конной дивизии.

В 1914 году князь Ахмат-Хан Эльдаров женился на Ольге Инчик (Intchik), которая родилась 15 февраля 1893 года в Баку, в семье Феликса Инчик и Елизаветы Лопухиной. Ольга Эльдарова приняла мусульманство и была наречена именем Ольмез-Ханым. В 1917 году у них родился сын Ляля.

В 1918 - 1919 годы ротмистр Ахмат-Хан Эльдаров командовал Кумыкским конным полком в составе Сводно-Горской дивизии Вооруженных Сил Юга России (ВСЮР). О нем упоминает командующий дивизией, генерал-майор Николай Белогорский, в эмиграции написавший роман «Тридцать щепок крушения» (Берлин, 1924).

В июне 1920 г. Ахмат-Хан Эльдаров вступил в «Комитет содействия горцам и терским казакам по их освобождению от большевиков», созданный сторонниками генерала Врангеля. «Эльдаров имел тесную связь с Врангелем еще до создания комитета, – пишет в своем труде Жупикова. – У него была своя организация, которая, пользуясь большим доверием Врангеля и грузинского правительства, вербовала белогвардейских офицеров, бежавших в Грузию с Северного Кавказа, и грузинских офицеров». На ротмистра князя Эльдарова Комитет возлагал надежду по организации восстания на Кумыкской плоскости и в Надтеречной части Чечни. Супруга князя Ахмат-Хана Ольга (Ольмез-Ханум), тоже служила в армии Врангеля.

С поражением белогвардейского движения, князь Ахмат-Хан Умат-Гиреевич Эльдаров вместе с семьей эмигрировал из России. Для этого 25 июня 1920 года он получил паспорт № 221 при меньшевистском правительстве Грузии. Однако в журнале регистрации выданных паспортов его фотокарточка перепутана с фотографией князя Рашитхана Капланова. Семья Эльдаровых в 1920 году из Крыма морским путем уплыла в Турцию. А в 1923 году из Стамбула они на пароходе переправились в Марсель. Вскоре Эльдаровы обосновались в Париже. Супружеская чета Эльдаровых тяжело переживала годы эмиграции во Франции. Сначала потеря родины, со всем движимым и недвижимым имуществом, а в 1925 году скончался их малолетний сын Ляля. Эльдаровы похоронили сына на кладбище Банье (юго-восток Парижа). 14 мая 1927 года в Париже у Ахмат-Хана Эльдарова родилась дочь, которой тоже дали имя Ольмез-Ханым.


В эмиграции Ахмат-Хан Эльдаров стал одним из первых членов движения «Прометей», созданного кавказскими эмигрантами на платформе идеи Кавказской конфедерации. В этом деле эмигранты заручились поддержкой известных польских политиков и военных: маршала Юзефа Пилсудского, генерал-лейтенанта Хеннинга Михелиса (Евгений Михайлович де Гениг Михелис), полковника Тадеуша Шетцеля и др. Не найдя себе достойного занятия во Франции, Ахмат-Хан Эльдаров в 1928 году решил переселиться в Польшу. Покровители в Варшаве обещали горским эмигрантам предоставить шесть мест в Польской армии, одно из которых предназначалось князю Эльдарову. И Ахмат-Хан, переехавший 1 мая 1928 года из Парижа в Варшаву, подал документы для поступления на военную службу.

Однако этому помешал советский посол в Варшаве, направивший ноту протеста в Министерство иностранных дел Польши. Спустя два месяца безрезультатного нахождения в Варшаве, Ахмат-Хан Эльдаров решил обратиться с письмом в адрес начальника Второго отдела Генерального Штаба Войска Польского полковника Тадеуша Шетцеля5.

Князь Эльдаров писал: «Господину полковнику Шетцель. Представляя при сем краткую записку о прохождении службы, считаю своим долгом повторить и в письменной форме мое личное Вам заявление. Я приехал в Варшаву 1-го мая с. г. из Парижа как один из кандидатов для поступления в Польскую армию из обещанных 6 мест для горцев. Как Вам известно, местным большевистским представителем была предъявлена нота Польскому Министерству иностранных дел относительно меня, что якобы я командирован в Варшаву от монархических организаций для совершения террористических актов против советских представителей. Это заявление, ни на чем не основанное, сделано только потому, чтобы подорвать авторитет представителей партии Вольных горцев, и в случае, если Польское правительство, поверив этому заявлению, примет соответствующие меры, удовлетворяющие вполне требования и желания большевиков, то местное советское Посольство не замедлит еще с большими требованиями обратиться и против других членов партии горцев. Считаю своим долгом доложить, что я, как представитель горцев Северного Кавказа, воспитанный на горских адатах и традициях, ни в коем случае не могу дойти до такого позора, чтобы позволить себе на территории гостеприимно принявшей меня Польши совершить террористический акт даже против моих кровников, врагов-большевиков, расстрелявших всех моих родственников. Такого предательски позорного явления история Кавказа не помнит. Если с Вашей стороны, господин полковник, не встречается препятствий на мое поступление в Польскую армию, то наши представители всецело поддержат мою кандидатуру. Сверх того, как я Вам уже докладывал, я пользуюсь поручительством генерала Хеннинга Михелиса6. Я не теряю надежды, что не далек тот день, когда мне придется вести борьбу с оружием в руках против большевиков, только, конечно, не на территории Польши.

Ротмистр кн. Ахматхан Уматгиреевич Эльдаров. Варшава, 1 июля 1928 г.»7

После тщетных попыток поступить на службу в Польскую армию князь Ахмат-Хан Эльдаров в том же 1928 году вернулся в Париж. Здесь он устроился на работу таксистом, а его супруга Ольга, арендовав два квадратных метра, открыла швейную мастерскую. Дела бывших кавказских владетельных князей в Париже продвигались не совсем успешно. В начале ноября 1931 года швейная мастерская Ольги Эльдаровой была объявлена банкротом8. Работа Ахмат-Хана Эльдарова тоже приносила семье не большой заработок. В конце концов финансовые и семейные проблемы довели супругов Эльдаровых до развода.

После расторжения брака с Ахмат-Ханом, в Париже распространился слух, что за Ольгой Эльдаровой стал ухаживать один из русских эмигрантов, тоже таксист, тридцатитрехлетний Георгий Авилов. Узнав об этом, на почве ревности, Ахмат-Хан Эльдаров ночью 24 мая 1932 года выстрелил из револьвера в Авилова. Подумав, что его соперник убит, Эльдаров покончил жизнь самоубийством, дважды выстрелив себе в голову 9. Однако Авилов выжил от нанесенной огнестрельной раны.

В ходе расследования этого дела Георгий Авилов и Ольга Эльдарова были допрошены. Однако они оба свидетельствовали, что между ними ничего не было. Ахмат-Хан Эльдаров был похоронен в одной могиле с сыном Лялей на кладбище Банье. По завещанию, в той же могиле в 1968 году была похоронена и Ольга Эльдарова.


Старший брат Ахмат-Хана Эльдарова князь Абдул-Гамид ушел из жизни 4 апреля 1931 года. Его сына, князя Рашид-Хана Эльдарова, не стало 13 октября 1933 года. Он прожил всего 18 лет. Старший сын Абдул-Гамида князь Изет-Паша Эльдаров долгие годы скрывался от преследований, которым в 20 - 40-е годы XX века в Советском Союзе подверглись бывшие представители привилегированных классов. Он был женат на княгине Мулхат Зубайраевне Алхазовой из Али-Юрта. У них было двое детей. Сын Ваха скончался в годы ссылки в Казахстане, а дочь Нина – в 1995 году в г. Грозном. После смерти Вахи Эльдарова оборвалась последняя цепочка продолжателей чеченской ветки династии Эльдаровых по мужской линии. В настоящее время в Париже проживает единственная представительница их семейства – 89-летняя княгиня Ольмез-Ханым Ахматхановна Эльдарова.

Такая нелегкая судьба выпала на долю этого некогда могущественного и знатного кумыкского княжеского рода.


А. ДУХАЕВ.

Сокращенный газетный вариант статьи, напечатанной в журнале «Архивный вестник», выпуск 4, 2016 г. С. 45-52

Подготовил к публикации

Камиль АЛИЕВ.

_____________________________________________________________________

1 См.: Алиев К. М. Шаухалы Тарковские. Страницы кумыкской родословной. М-ла. 2008. С. 81; Он же. Кумыки в военной истории России (вторая пол. XVI – начало ХХ вв.). М-ла. 2010. С. 176-182; Доного Хаджи-Мурад. По следам Георгиевского кавалера, князя Ахмед-хана Эльдарова // газ. «Ёлдаш»/ «Времена». 05.03.2010; см. также: прим. от редактора.

2 Селение Эмасуле, по преданиям, было основано кумыком Эмой Хажгириевым. Селение это, состоявшее из кумыков и чеченцев, расселено в 1888 году по близлежащим надтеречным сёлам. Ныне потомки Эмы - Умалатовы, Тембулатовы, Салаватовы, Дакиевы, проживают в Али-Юрте (Гвардейское). В настоящее время в местечке Эмасуле осталось всего несколько домовладений чеченцев, административно относящихся к Верхнему Науру.

3 Станица Терская нынешнего Моздокского района Республики Северная Осетия-Алания основана на месте опустевшего кумыкско-чеченского селения Кожаки, жители которого во время восстания надтеречных «чеченцев» в июне 1840 года будто бы «бежали к Шамилю». На самом же деле кумыкская часть кожаковцев нашла себе приют в кумыкском же Бекиш-юрте (Бекичево), основав там отдельный квартал – Кожак-аул, существующий и поныне.

4 Данный аул был основан Давлет-Гиреем (Бекович-)Черкасским, сыном князя генерал-майора Эльмурзы-Бека Черкасского, после изгнания чеченцами из управлявшихся им с 1747 г. селений Герменчук, Шали и Алды, не позднее 50-х годов XVIII века на правом берегу Терека селение, ставшее известным в дальнейшем под названием Девлетгиреевского, а в XIX веке - как Старый Юрт (ныне Толстов-юрт). При этом, по сведениям очевидца П. Сахно-Устимовича, приводимым в исследовании Н. Г. Волковой (См.: Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII - начале XX века» М. 1974. С. 187), бывшего в Чечне в 1826 г., село Старый Юрт еще в это время населяли мирные кумыки и чеченцы. У нее же (с. 183) содержится упоминание и о том, что жители этого на сегодняшний день исключительно чеченского населенного пункта, до сих пор именуемого по-чеченски Девлетгийр-эвла (досл. «Девлетгирея аул»), говорят об основателе села Девлетгирее как о кумыкском князе (См. также: «Истории народов Северного Кавказа конца XVIII - 1917 г.». С. 95; Гусейнов Г.-Р. А.-К.К истории кумыкского этноса на Северо-Восточном Кавказе: Северная Осетия и Ингушетия // Журнал «Возрождение», №5, 1999.

5 Тадеуш Шетцель в 1924 - 1926 гг. работал польским военным атташе в Турции и налаживал контакты с политической эмиграцией кавказских народов. С ноября 1926-го по январь 1929 г. возглавлял Второй отдел Генерального Штаба Войска Польского. В 1929 - 1930 гг. - советник Посольства Республики Польша, чрезвычайный посланник и полномочный министр в Париже.

6 Евгений Михайлович де Гениг Михелис (Хеннинг Михелис). Родился 16 (28) декабря 1863 г. Выходец из польских дворян Люблинской губернии. До революции 1917 г. служил в российской армии. В 1922 г. - дивизионный генерал Войска Польского. Вышел в отставку 1 февраля 1923 г. в звании генерал-лейтенанта. Убит немцами 14 сентября 1939 г.

7 Archiwum Aktow Nowych w Warszawie. Attaches wojskowi 1918-1939, sygn. A II/33. K. 278-279. (Архив новых актов в Варшаве. Военный атташе 1918-1939 гг., ссылка: A II/33, л. 278-279. Копии документа предоставил чеченский историк Майрбек Вачагаев).

8 Газета «Le Temps» от 6 ноября 1931 г. (Копию газеты и перевод с французского языка на русский предоставил Майрбек Вачагаев).

9 Газета «Le Figaro», № 146 от 25 мая 1932 г. (копию газеты и перевод с французского языка на русский предоставил М. Вачагаев).


Размещено: 12.04.2017 | Просмотров: 747 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.