Кумыкский мир

Культура, история, современность

Гуены в родословной Токаевых

фотоГуенское происхождение нашего тухума подтверждается многочисленными архивными документами, в том числе ответом на жалобу ярыксув-ауховца Эльдара Нуцалханова по земельному вопросу, где Даут Токаев назван гуенцем и сказано о принадлежности земель под названием Ордеги-кыр гуенскому обществу, то есть Дауту Токаеву, подтверждена она заключением царской администрации от 25 июля 1864 года.

А принадлежность множества других земель гуенскому обществу, приводимая в документах Андреевского городского суда, рассмотренных по искам княгинь Бютюлю и Аджатий, дочерей гуенского князя Алибека Токаева, князьям Айдемировым по вопросам принадлежности земель Кёксув, а также по жалобам членов общества гуенов по аналогичным вопросам по другим земельным участкам, подтверждаются решениями шариатских судов и Андреевского народного суда. (Ф. 105, оп. 2, д. 4).

Заявления гуенского общества и дочерей гуенского князя Алибека Токаева Бютюлю и Аджатии удостоверяют, что закреплённые за гуенцами и гуенским обществом земли принадлежали им более чем за 400 лет до появления на засулакской Кумыкии Солтан-Мута и его государственного образования Кумыкский бийлик. Известный по архивным материалам неполный перечень этих земель следующий: «Солтан-Мут, завладев пространством от р. Сулак до р. Терек, оставил нас (гуенцев. - Т. С.) в неизменном положении на следующих землях (из Ф. 105, оп. 2, д. 4, л. 251,256):

  • земли близ Темираула под названием Коксу - 875 дес. 93 саж.;
  • земли за рекою Акташ близ Карлан-юрта - Гуен-сизак - 700 дес. 94 саж.;
  • Чумлу - 63 дес. 1925 саж.;
  • к западу от Бай- рам-аула - Четен-голтук - 302 дес. 1320 саж.;
  • земли на 4 версты южнее местности Хасавюрта - Тубенги гвер - 272 дес. 950 саж...».

 Далее гуены писали: «Сказанный дар (т. е. оставление без изменения статуса принадлежащих гуенам земель. - С. Т.) князя Солтан-Мута подтверждён сыном его Айдемиром». (Ф. 105, оп. 2, д. 4, л. 24-25).

Следовательно, гуены владели землями, заселёнными гуенскими племенами, в предгорьях Северного Кавказа и Кумыкской плоскости задолго до образования Золотой Орды и походов Чингисхана. «В период нашествия татаро-монголов и Тимура гуены занимали предгорную полосу, составляли многочисленное племя и имели своих князей. Они не отличались от кумыков ни своей наружностью, ни своим языком, ни верою, ни обычаями», - писал кавказский этнограф В. Вейденбаум. В течение многих столетий многочисленное, сильное, воинственное племя гуе- нов отстаивало свою независимость, свои земельные владения и было полновластным хозяином на своей территории и обрабатывало свои земли. В период Золотой Орды гуены, наравне с другими (тюменами, бораганами, хазарами и др.), были одним из основных государствообразующих племён этого государственного образования. Во времена завоевательного похода Тимура, выступая за свободу и независимость своей Родины в составе войск Тохтамыша, гуены оказали отчаянное сопротивление.

Просчёты Тохтамыша и последовавшее за этим его поражение от полчищ Тимура нанесли Дагестану, в основном кумыкам - гуенскому племени, неисчислимые бедствия. Истребление, пленение, ограбление побеждённых народов победителями тогда было обычным явлением. Этой участи не миновали и гуены.

После поражения Тохтамыш с остатками своих войск, в том числе гуенскими составляющими, отступая на север, убегая от преследований Тимура, растворился в бескрайних просторах России, а некоторые его сателлиты с остатками своих воинов добрались до Венгрии, Латвии и Польши. По отголоскам древних устных преданий, дошедших до нас от наших предков, многие гуены, в том числе некоторые представители нашего тухума, тогда покинули свою родину, спасаясь от преследований полчищ Тимура, и нашли убежище в далёких странах, в том числе и в Венгрии. Возможно, основателями провинции Токай в Венгрии были вынужденно покинувшие свою Родину древние представители нашего тухума Токаевых.

Немногочисленные остатки гуенского племени после тимуровских погромов, в том числе наши предки - Токъай тухум, залечивали свои раны и восстанавливали свою жизнь в течение долгих десятилетий. Многие переехали с насиженных мест, многие не смогли восстановиться после нанесённого урона, а некоторые переселились на плоскость. По истечении 200 лет после тимуровского нашествия, во времена прихода Солтан-Мута в Засулакскую Кумыкию, мы наблюдаем возрождённую способность гуенского племени, возглавляемого князем, участвовать в общественно-политической жизни региона. Это племя безоговорочно стало на сторону Солтан-Мута, поддержав его преобразования в Засулакской Кумыкии, представив в его распоряжение значительные военные силы для обеспечения преобразований и защиты интересов гуенов и Засулакской Кумыкии.

Генетически унаследованный дух предков-воинов гуенов и в последующих поколениях Токаевых повлиял на их жизненное поприще. Более 10-ти представителей нашего тухума служили в офицерском корпусе царской армии с конца 18-го до начала 20-го века.

Гуенские князья (беки) и в целом гуенское племя во время правления Солтан-Мута и его потомков, в течение двух веков, полностью сохранили свой прежний, до Султан-Мута, статус и привилегии. Только с начала 19 века, после смерти гуенского князя Алибека Биякаевича Токаева, начинаются поползновения со стороны князей Айдемировых на наследственные гуенские права, привилегии, земли и недвижимое имущество, возведённое на этих землях. Об этом более подробно - чуть ниже.

В 1805 году умер последний из гуенских князей Алибек Биякаевич Токаев. Этому событию предшествовали некоторые внутриплеменные распри. В 1775 году отец Алибека Биякай вступил в драку со своими соплеменниками из-за женщины. За сына заступился отец Биякая Бамад-Али (в некоторых архивных документах Баммат-Мурза). В результате этих кровавых разборок погиб отец Биякая Бамад-Али, тяжёлое увечье получил сам Биякай. Как сказано в архивных документах, «он лишился рук своих».

В последующем, в процессе трудного примирения, обычного в таких случаях среди кумыков, было достигнуто соглашение сторон. Переговоры шли при посредничестве князя Муртазали-хаджи, который настоял и принудил гуенское общество принять приемлемое для пострадавшей стороны решение.

Вот это решение: «Общество гуенцев уплатило Биякаю 270 руб. серебром за убийство отца его и, кроме того, обязалось день пахать, день жать по неспособности руки его (Биякая. - С. Т.) работать, и это сделано без спорно со стороны их (гуенов. - С. Т.).

Если же кто против этого объявит претензию, то тяжба его ничтожна и слова его не принимаются ни в каком виде, а в особенности не разбираются Шариатом. Условия между гуенцами и Биякаем состоялись в 1192/1775 году по русскому летоисчислению.

Свидетели при составлении этого булкъа: князь Муртазали, Темирбек, Умалатбий, Хангиши, Абуш, Абакар, Бек-Темир, Мулла Ахмад, Акмурза, Карлан и Муса». (Ф. 105, оп. 2, д. 4, л. 26,26 об.).

Последствия этих событий оказались негативными для благополучия потомков Алибека и в целом для гуенского общества. При жизни Алибека и его предшественников-предводителей общество гуенов просуществовало без особых конфликтов с не совсем дружественным окружением. Своим авторитетом они могли в зародыше погасить многие назревающие негативные веяния, что во многом способствовало стабильности в гуенском обществе. После смерти отца Биякая Алибек, при поддержке князей-эмчеков, потомков Солтан-Мута, добился, чтобы булкъа, в своё время вменённый в обременение гуенскому обществу в пользу Биякая, продолжился в пользу Алибека.

Если при живом Алибеке это обременение гуены признавали и исполняли, то после его смерти общество стало отказываться от него. Это положение усложнилось после того, как одна из дочерей Алибека, Аджатий, вышла замуж за князя Арсланбека Айдемирова.

Князья Айдемировы после смерти Алибека стали претендовать на наследственные земли Алибека, ссылаясь на завещание, якобы оставленное Алибеком в пользу Айдемировых, а также на земли гуенского общества, якобы принадлежащие князьям - потомкам Солтан-Мута.

Вот одно из заявлений гуенов на домогательства князей Айдемировых:

«Докладывается начальству и кадиям, на каком основании и по какой причине гуены делали булкъа Алибеку и князьям Айдемировым.

Уже не было никакого булкъа с давних времен до отца Алибека, Биякая. Этот Биякай, бывший при дворе князя Муртузали-хаджи казаком (прислужником), по поводу обесчещения одной женщины поссорился с гуенами и в драке с ними лишился руки, а отец его Магомед-Али (он же Бамад-Али. - С. Т.) вступился за Биякая и был убит.

По настоянию и принуждению князя Муртузали-хаджи они заплатили Магомед-Али 270 р., а Биякаю за увечья обязались пожизненно по смерть его делать булкъа - день пахать и день жать. Эта сделка была 83 года назад, (земля) осталась по-прежнему во владении гуенов.

После смерти Биякая сын его Алибек, сделавшись эмчеком князей Айдемировых, с помощью них и принуждения добился продления булкъа для себя.

После смерти Алибека один из князей Айдемировых взял в жены дочь его (Алибека. - С. Т.) Аджатий, и Айдемировы домогательствами и принуждениями вышеупомянутый булкъа Алибека присвоили себе. Когда же притеснение усилилось, то гуены сделали с ними письменное условие относительно булкъа, которое обозначилось и делалось всегда прежде и при Айдемировых исключительно на участке Коксу, на земле Коксу, и прочие земли принадлежали нам, и мы прежде всякого булкъа и до сих пор все доходы с земель и ясак брали в свою пользу. А что земли наши с давних времен еще гораздо древнее Алибека принадлежали нам и мы пользовались всеми с них доходами и ясаком, на то имеем доказательства.

18 июня 1859 г.»

Многочисленные судебные тяжбы между князьями Айдемировыми, с одной стороны, и дочерьми Алибека и гуенским обществом, с другой, продолжались после смерти Алибека, до 60-х годов 19-го века, вплоть до земельной реформы.

Гуенское общество видело причину попирания своих прав и притеснений князей в отсутствии явно выраженного, признанного своего лидера после Алибека. Гуены писали: «...потомки князей Айдемировых время от времени делали попытки присвоить наши земли. Однако пока в фамилии нашей были люди с голосом и весом, не посягали так явно на наши земли; но с тех пор, как таких людей меж нами не стало, притязания их начали усиливаться». В этом они были правы.

Но по истечении времени, с приходом к власти последующих поколений князей и сосредоточением в их руках все большего количества функций управления, а также с экспансией царских властей, гуены не смогли сколько-нибудь противостоять этому процессу крушения племени. Эти и другие не менее значимые причины привели к полному разложению гуенского общества, к которому принадлежал тухум Токаевых.


«Ёлдаш/Времена», 16-08-2013

Размещено: 16.08.2013 | Просмотров: 2192 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.