Кумыкский мир

Культура, история, современность

Битвы за историю, битвы за нашу идентичность

Битвы за историю, битвы за нашу идентичность

   Не первый раз касаюсь этой темы. Ибо тема эта не новая, но чрезвычайно актуальная, и в последнее время приобретает характер острых исторических дискуссий, а часто и ожесточенных информационных войн.


Это и понятно. Ибо процесс адекватного осмысления и переосмысления национальных историй, в том числе и истории нашего народа, далеко еще не закончился, напротив, только начинается. И, видимо, он никогда и не закончится, пока будет продолжаться история. Сегодня мы как раз переживаем один из вполне закономерных этапов в постижении своей национальной истории, переоценки своего исторического опыта.

 

У русского историка М. Гефтера есть такое выражение: «Разговорить историю». Он имеет в виду, что история - это не то, что осталось в прошлом, потеряв связи с настоящим. Историей следует называть только то, что продолжается в настоящем, что можно «разговорить», продолжая познавать и узнавать себя.

 

Несомненно, что в результате такого «разговора» с нашей историей на «ты» исторические роли и исторические акценты будут расставлены и расставлены иначе, чем прежде. Этого избежать просто невозможно. Это наглядно показала и показывает все еще не утихающая на просторах Интернета кампания вокруг установки кумыкскими общинами памятника на турецком солдатском некрополе в пригороде Махачкалы воинам-добровольцам Кавказской исламской армии в боевом содружестве с дагестанскими и чеченскими ополченцами «Горской республики», освободившим осенью 1918 года город Анжикалу (Порт-Петровск) от банд английского наймита полковника Л. Бичерахова. Чего только СМИ не наплели и продолжают плести вокруг, казалось бы, такой безобидной и вполне законной инициативы местных правдолюбов увековечить память освободителей их малой Родины и ее древней столицы.

 

Я и ранее, предвидя такое, писал, что могут быть предприняты еще более изощренные попытки «демонтажа» кумыкской истории, запугивания ученых, являющихся представителями другой историографической школы, взгляды которых отражают, само собой разумеется, иную концептуальную тенденцию.

 

Это вполне объяснимо, если учесть, что некоторые московские историки шовинистического настроя страдают национальным высокомерием и комплексом исторического величия и готовы, защищая свои взгляды, «биться до последнего кумыка», как и в 30-е годы т.н. «большого террора», извлекая на потребу дня жупел т.н. пресловутого пантюркизма.

 

* * *

Историю можно сравнить с дорогой в два направления. Одно направление показывает нам прошлое. Другое направление ведёт к будущему.

 

Сможем ли мы выработать и осуществить свою «политику памяти» в отношении тех или иных знаменательных событий и выдающихся деятелей нашей истории, покажет уже совсем недалекое будущее. Будем ли мы, как и в истекший период, лелеять свой дагестанский «социализм», но строить и развивать «эрзац-капитализм» отечественного (российского) образца, зависит от нас. Какое место в этой истории получит наш народ и наша республика с ее столь противоречивым опытом XX века – с 1917-м и 1991-м годами, с незавершившейся, по сути, до сих пор гражданской войной? Останемся мы все той же Россией с ее «непредсказуемым прошлым и будущим»?

 

Это все не праздные вопросы. Ибо знаменитая формула Оруэлла «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим» не отменена. То, какими будут ответы на эти вопросы, во многом определит, куда двинутся в ближайшем будущем наша страна и республика.

 

* * *

Одно очевидно: нас хотят лишить не только своего прошлого, своей истории, но и будущего.

 

Если кто-то наивно полагает, что можно было бы отсидеться в предписанных нам «нацземлянках», предавшись спасительно-предательской философии присмыкающихся, то она никого не спасет. Кумыки говорят «къойгъанны къоя буса, къоянны къояр эди», то бишь, если бы не трогали тех зверей, которые всего и всех боятся в своем лесу, то самыми неприкосновенными были бы именно эти любители морковной жизни.

 

Пассивной позиции тут не должно быть. Выход же видится в том, чтобы, не забывая трагических страниц нашего прошлого, последовательно отстаивать все то лучшее, что было в нашей истории и, не озираясь, не колеблясь, проводить свою собственно национальную «политику памяти». Нам нужна адекватная трактовка событий нашей истории, но без реанимации и актуализации старых имперских парадигм, старых обид, споров и вражды.

 

* * *

Битвы за историю – это битвы за наше неотъемлемое право знать и понимать, постигать свою историческую судьбу, за наше национальное самосознание, за самосохранение и саморазвитие.

 

Лишите народ его собственной истории и связанной с ней его этнокультурной, цивилизационной идентичности и вы увидите, как всего лишь через несколько поколений он перестанет существовать как этносубъект, не помня ни имени, ни племени и родства своего.

 

Именно освоенная и усвоенная история формирует нашу идентичность – наше особое сознание принадлежности и сплоченности, наш отличный от образа всех других «мы – образ». Именно исторически сложившаяся идентичность не позволяет народу распасться на мельчайшие хаотичные частицы и представить, чтобы история народа была всего лишь беспорядочным, хаотичным нагромождением событий, конфликтов, взлетов и падений.

 

Память о героических предках для нас священна, за всю многовековую историю они погибали тысячу раз и тысячу раз возрождались («минг керен оьлюп, минг керен тирилип» йырларыбызда айтылагъандай), чтобы не сгинул, а жил и был вечным их кумыкский народ.

 

* * *

В нынешних битвах за нашу историю, за нашу геоэтнокультурную идентичность побеждают те, кто не отсиживаются в «окопах» тщедушия.

 

Нам брошен вызов, и мы должны дать на это свой ответ.

 

Мы не имеем права проиграть эту битву, это наше новое «Караманское сражение».

 

Это наше – «To be or not to be!»

 

А на устах кумыкских казаков-витязей в прошлом оно звучало: «Ya bolmaq, ya olmek!»

 

Великий поэт Бадрутдин перевел эту фразу Шекспира «Я оьр, я кёр болмакъ!»

 

* * *

В заключение не мешает напомнить, что народы-альтруисты, пренебрегающие собственными интересами, рано или поздно гибнут, превращаются «в назем, удобрение, на котором вырастают и крепнут другие, более сильные народы». И если мы хотим, чтобы наш народ, как, впрочем, и другие, был сытым и вечным, то пора взять на вооружение идею народосбережения и защиты всеми возможными мерами своей исторически укорененной идентичности.

 

В противном случае история не простит нам нашего бессмысленного тщедушия и национальной беспечности.

Автор: Камиль АЛИЕВ

Размещено: 01.03.2019 | Просмотров: 193 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.